3.0. Грамматические классы в чеченском языке

ГРАММАТИЧЕСКИЕ КЛАССЫ В ЧЕЧЕНСКОМ ЯЗЫКЕ19

3.1. По сложившейся традиции количество грамматических классов в нахских языках определяют по сочетанию показателей грамматического класса имени в единственном и множественном числах  столько грамматических классов, сколько устанавливаемых сочетаний показателей. Количество таких «классов» в бацбийском восемь (vb, jd, jj, bb, dd, bd, bj, dj), в чеченском и ингушском литературных языках шесть (vb, jb, jj, bb, dd, bd) в диалектах их число достигает пока девяти. При этом показатель грамматического класса имен категории человека во множественном числе определяется по форме III лица множественного числа соотнесенного с именем глагола. 

Во множественном числе при именах категории человека в чеченском и ингушском в I-II лицах в глаголе представлен показатель d, а в III  b. При определении количества «грамматических классов» по сочетанию показателей в единственном и множественном числа, показатель в форме I-II лица глагола не учитывается и, следовательно, сочетания vd и jd остаются неучтенными.

3.2. Попытка сгруппировать существительные по сочетанию формального показателя имени в единственном и множественном числах в соотнесенном с ним глаголе (учитывался показатель в формах I-II и III лица множественного числа), как попытка установления лексико-семантических разрядов существительных, отнесенных к той или иной группе, впервые была предпринята П.К. Усларом.

«В чеченском языке заметно несколько таковых категорий, но нельзя объяснить, на чем они основаны...

suo (я) vu (есмь) suo ju suo ju suo bu suo du suo bu
txuo (мы) du (есмы) txuo du txuo ju  txuo du txuo du txuo bu
izu (они) bu (суть) izu bu izu ju izu du izu du izu bu»20

П. Услар отмечает, что «1-я и 1-я категории не представляют почти никаких затруднений; к ним исключительно относятся существа разумные: мужского рода к I-й, а женского ко II-й; различие родов ничем не выражается во множественном числе»21
«... в остальных четырех категориях заключаются слова, означающие существа одушевленные и понятия отвлеченные. Несмотря на все старания, я не мог раскрыть законов, которые распределяют таковые слова по различным категориям. Эти законы остаются совершенно непонятными даже для тех немногих чеченцев, которые усвоили, себе способность грамматически всматриваться в родной язык свой»22.

3.3. Распределение существительных по грамматическим классам в бацбийском языке А. Шифнер представил в виде таблицы:

Singular: wa, ja, ba, da
            
Plural: ba, da, ja da, ba, ja da23

П. Услар в этой таблице усмотрел применительно к чеченскому языку определенную закономерность24 и группы существительных, объединяемых общностью сочетания показателя грамматического класса в единственном и множественном числах, назвал категориями. 
Это были поиски закономерностей в распределении существительных по грамматическим классам. Возможность выделения в две группы названия категории человека (v названия категории мужчины, (j названия категории женщины) создавала иллюзию закономерности, хотя применительно к названиям категории вещи (предмета) этот прием и оказывался безрезультатным. 

Несмотря на очевидную искусственность такой классификации, последующие исследователи повторяют ее, лишь исключив из сочетания показатель в форме I-II лица множественного числа (и переименовав «категорию» П. Услара в «грамматический класс»), и поиски закономерностей сводят к определению лексико-семантических разрядов существительных, объединяемых в группу. В итоге повторяется в той или иной редакции вывод П. Услара25.

3.4. Морфологическая категория грамматического класса имени маркирована определенными показателями, представленными большей частью в соотнесенных с именем словах (глагол, прилагательное...), и естественно, что грамматический класс имени устанавливается по его показателю, а не по совокупности показателей, один из которых выступает в единственном числе, а второй во множественном числе. 

Во-первых, принципы распределения существительных то грамматическим классам в единственном и множественном числах не одинаковы и различия весьма существенны. 
Во-вторых, принципы распределения существительных по грамматическим классам могли меняться и менялись на протяжении истории развития языка и рассматриваемой категории. 
В-третьих, прием установления «грамматического класса» по сочетанию показателей в единственном и множественном числах не применим к существительным singularia tantum и pluraria tantum. 

В-четвертых, определение грамматического класса имени  задача не столь простая, каковой может представляться на первый взгляд. Для общеупотребительных существительных и существительных с достаточной частотностью это особого труда не составит. А как быть с  малоупотребительными или редко употребительными словами (например, историзмы, отраслевая лексика...), которые могут оказаться неизвестными большинству из носителей языка? Разнобой и субъективизм здесь могут оказаться неизбежными и, как следствие, число сочетаний грамматических классов возрастет. Рост количества сочетаний показателей грамматических классов в единственном и множественном числах оказывается неизбежным и в условиях затухания категории грамматических классов (сбои в отнесении имени к тому или  иному грамматическому классу, использование классных показателей для выражения иной категории) и усиления общего процесса нивелировки. Дальнейшее увеличение числа сочетаний не ожидается. Четыре показателя в единственном числе, из которых во множественном числе использованы только три, теоретически могут составить двенадцать сочетаний. Десять из них зарегистрированы в специальной литературе, сочетание vj (одиннадцатое) невозможно, т. к. названия категории человека во множественном числе отнесены к грамматическому классу b, либо d, единственное незарегистрированное сочетание d-b, вероятность появления которого сомнительна.

3.5. Общепризнано мнение о том, что категория грамматических классов в нахских языках сохранилась лучше, чем в каких-либо других языках иберийско-кавказской семьи (Чикобава А.С.), тем не менее признаки ее затухания и здесь выражены отчетливо: 1) невозможность установления критериев распределения по грамматическим классам названий категории вещи (предмета), 2) увеличение числа групп, выделяемых по сочетанию показателя грамматического класса в единственном и множественном числах, 3) окаменение и выпадение классных экспонентов, 4) сбои в отнесении имени к тому или иному грамматическому классу, 5) использование классных показателей для дифференциации значений,
6) использование классных экспо­нентов для выражения иной грамматической категории, 7) тенденция к унификации. 
Процесс затухания коснулся и, казалось бы, незыблемого первого грамматического класса (категория мужчины). Отмечены случаи употребления в классе v названия неодушевленных предметов и использования v как общего показателя для имен категории человека.

3.6. Для формального выражения грамматического класса имени использованы специальные показатели  классные экспоненты: v, j, b, d (во множественном числе v  не использован), выступающие в качестве префиксов. В современных нахских языках классные экспонен­ты представлены в качестве префиксов, инфиксов и даже суффиксов. Вторичность инфиксального и суффиксального выражения грамматического класса легко прослеживается. 
Грамматический класс существительного формально выражен в соотнесенных с ним словах [глагол, прилагательное, наречие, деепричастие, числительное (di «4» и производные от него)], но так как классных глаголов, прилагательных... 

в количественном отношении меньше неклассных, грамматический класс имени остается в большин­стве случаев неоформленным. 

Показатель грамматического класса может быть представлен и в самом существительном и таких существительных набирается достаточное количество. В отдельных единичных случаях это пережиточно сохраненный классный экспонент, а во всех остальных, являющихся производными от классных глаголов, прилагательных... это застыв­шие классные экспоненты, которые составляют единое целое с осно­вой слова и как показатель грамматического класса существитель­ного квалифицируется только в историческом плане.

3.7. Схематически распределение существительных по граммати­ческим классам в чеченском и ингушском может быть выражено в следующем виде:

В ед. ч.   Во мн. ч. Грамматические группы
v   b I v—b
j b II j—b
j III j—j
b b IV b—b
d V b—d
d   d VI d—d

В литературных языках и диалектах, в которых классные экспоненты использованы для выражения лица субъекта или объекта в глаголе, эта схема примет следующий вид:

В ед. ч.   Во мн. ч. Грамматические группы
v d I v—d—b            
b

j     d II j—d—b            
b
j III j—j
b b IV b—b
d V b—d
d   d VI d—d

В единственном числе существительные в чеченском языке ( = нахских языках) распределены по четырем грамматическим классам: I  v, II  j, III  b, IV  d; во множественном числе по трем: I  j, II  b, III  d
Во множественном числе использованы те же классные экспоненты, что и в единственном числе, за исключением показателя первого грамматического класса v

Более 77 процентов существительных отнесены в единственном и множественном числах к одному и тому же грамматическому классу. К разным грамматическим классам в единственном и множественном числах отнесены:
1) названия категории мужчины, 2) названия категории женщины, 3) часть существительных, отнесенных в единственном числе к грамматическому классу b

Попытки установить критерии отнесения имен категории вещи (предмета) в современном чеченском языке к тому или иному грамматическому классу оказываются бесплодными. Возможность объединения существительных, отнесенных к одному из трех грамматических классов (j, b, d), в лексико-семантические разряды не облегчает и не проясняет задачи, так как, с незначительными отклонениями, разряды эти оказываются общими для всех грамматических классов.

Распределение существительных по грамматическим классам
в единственном числе

3.8. К грамматическому классу v отнесены: а) названия человека мужского пола: b «свояк», v «брат», d «отец», 
ant «сын, мальчик», nc «зять»; б) названия мифических существ, приравненных к мужчине: <dl «бог», daаl «антихрист»,   «божество» (у язычников); в) названия, реалии обозначаемые  которыми исторически мог представлять только человек мужского 
по
ла: p
a
a
 
«царь», pirun «фараон», sardl «наместник», pajxmar «пророк», iel «посланник божий», imām «имам», muoll «мулла», 
d «кадий», nib «наиб», baxuo «воин»; г) названия следующих неразумных и неодушевленных предметов: 
l (noqarmozn l) «матка (пчелиная)», muoll «центральная бусина в четках», mutlm «бусина в четках, разделяющая каждые тридцать бусин». 

Отнесение  указанных слов к грамматическому классу v обусловлено их первоначальным значением (l «князь», muollă «мулла», mutălăm «муталим»), при использовании их в переносном значении, следовало ожидать и изменения в их классной отнесенности, но этого не произошло. 
Рассматриваемый факт может быть квалифицирован как одно из проявлений затухания категории грамматического класса, затронувшее и незыблемую категорию мужчины. 

В чеченском, как известно, для эргатива в единственном числе использованы разные форманты для имен категории человека (-а, -s) и имен категории вещи (предмета) (-uo). Эта закономерность распространяется и на рассматриваемые имена l, muoll, mutlm. Использование формантов -а, -s или -uo у них зависит от семантики: если речь идет о названии человека, в эргативе используются -а, -s, если же о неразумных живых существах и неодушевленных предметах  -uо. Например, эl «князь»  эрг. п. ls, но noqarmozэlnuo hu tessa «пчелиная матка произвела засев».

3.9. В количественном отношении существительные, относящиеся к грамматическому классу v, немногочисленны. Многочисленны существительные, у которых отнесение к грамматическому классу v или j зависит от контекста, если речь идет о мужчине  они относятся к грамматическому классу v, если о женщине  к j: а) названия людей по национальной, родоплеменной, территориальной, религиозной… принадлежности: rs «русский», r «перс», gr «грузин», dugruo «дигорец», banxuo «кубанец», lmruo «горец», barluo «чеберлоец», lxuo «житель города», busalb «мусульманин», kerst «христианин», munpaq «вероотступник»; б) названия людей по роду их деятельности: xarxuo «пахарь», arxuo «мельник», jalxuo «батрак», хxuo «сторож», ilmana «ученый», votana «барабанщик»; а) названия людей по физическому или к-л. другому изъяну: ln «хромой», gajk «обжора», owdl «глупец», dundl «оболтус»; термины родства: šič «двоюродный брат (сестра)», tuncxuo «родственник жены», mārxuo «родственник мужа», dēxuo «родственник по отцовской линий»; названия людей по их общественным отношениям: duottăγ «друг, приятель», nquost «товарищь», most «враг», vērs «поверенный в делах»,  «гость»; д) слово stag; «человек; мужчина» (мн. ч. nx «люди») отнесено к грамматическому классу v, но в сочетаниях слов или сложных словах, второй частью которых выступает stag, их отнесение к грамматическому классу v или j зависит от семантики: stag «человек, мужчина» (v), zimn stag «молодой человек, парень, юноша» (v), voqqn stag «старик, мужчина пожилого возраста» (v), joqqn stag «старуха, женщина пожилого возраста» (j)antstag «юноша; ковалер» (v), juostag «девушка; барышня» (j), siesk «жена» 
(< stien stag «человек женского пола») (j), buorn stag «мужчина (человек мужского пола)» (v)

3.10. К этому разряду слов примыкает небольшая группа названий неразумных живых существ и неодушевленных предметов, у которых различие в семантике выражается отнесением к разным грамматическим класссам: nωänă «петух» (jj)  nn «червь, червяк» (bd), deig «древесина, кусок дерева» (jj) deig  «дрова (d), bur «перец» (стручковый) (bb)  bur «перец» (молотый) (jj), qap «женщина недостойного поведения» (dd)  qap «подсолнух» (jj), aj «горе, печаль» (jj) — aj «забота, опека» (bb), k «железо» (d эčk «железка» (jj).

3.11. Для выражения презрительного или пренебрежительного отношения говорящий может употребить показатель j и при именах категории мужчины (грамматический класс v), что не следует квалифицировать как отнесение их к категории женщины. 
Пренебрежительное, презрительное отношение говорящим выражается употреблением при именах категории человека показателей грамматических классов категории вещей. В этом случае при названиях категории мужчины могут быть употреблены показатели j, b, d, а при именах категории женщины  b, d.

3.12. К грамматическому классу j отнесены: а) названия человека женского пола: zud «жена, женщина», ji «сестра», juo «дочь, девочка», nus «сноха», ieruo «вдова», dc «тетя (сестра отца)», arb «рабыня»; б) около половины всех названий неразумных живых существ и неодушевленных предметов (90+738)26, которые можно подразделить на: производные на -iе [(исторически форма направительного падежа) (46)], -uo (37); -luo (11), -lla (практически все), -a (12), -ig [(-ng, -nig, -lg, -lig, -rg,-rig) (95)], -r (9), -l (11); существительные, исторически являющиеся формой множественного числа [(форма единственного числа не сохранилась) (20)]; названия животных (46), названия птиц (28), названия насекомых (16); названия растений (58), названия анатомические (67), названия предметов трудовой и хозяйственной деятельности (115), домашней утвари (15), строений и их частей (34), болезней (16), одежды обуви, тканей (23), пищевых продуктов (20), атмосферных явлений (8), отвлеченных понятий (130).

3.13. К грамматическому классу b отнесены около четверти названий неразумных живых существ и неодушевленных предметов - производные на -ig (-lig, -rg) (16), отглагольные существительные на -m (60); названия животных (23), птиц (1), насекомых (16); названия растений (30), анатомические названия (41), названия предметов трудовой и хозяйственной деятельности (67), домашней утвари (26), строений и их частей (7), одежды, тканей (4), пищевых продуктов. (11), естественных объектов (34), отвлеченных понятий (21).

3.14. К грамматическому классу d отнесено немногим более четверти названий неразумных живых существ и неодушевленных предметов  производные на -luo (3), -la (3), -lla (4), -a (4), -ig (-rg, -ng, -lg (26)), -r (лексикализованные масдарные формы глагола) (26), названия животных (25), птиц (25), насекомых (5); названия растений (43), анатомические названия (39), названия предметов трудовой и хозяйственной деятельности (49), домашней утвари (44), строений и их частей (17), названий болезней (11), одежды, обуви, тканей (21), пищевых продуктов (24), атмосферных явлений (8), названия: металлов, сплавов, солей, кислот (25), отвлеченных понятий (34).

К грамматическому классу d отнесены также: 
1) br «ребенок, дитя» (dd), nuskl «невеста» (dd); 
2) buobr «мальчик» (dd), zudbr «девочка» (dd), buobr//buo «сирота» (d-d); 
3) adm «люди» (dd), d-nn «родители» (досл.: отец-мать) (d), ji-va «родстненники (близкие)» (досл.: сестра-брат) (d), i-mx «родственники (дальние)»/досл.: двоюродный брат (сестра)троюродный брат (сестра) / (d), juo-ant; «дети» (досл.: девочка-мальчик) (d). (Ср. kuog-kuort «голова и ноги забитого животного» (досл.: нога-голова) (d), ka-buog (в фольклоре: забитые для угощения животные) (досл.: баран-коза) (d) .../; 
4) bi «незаконнорожденный» (dd),  «незаконнорожденный ребенок» (dd), ie «плакса, нытик» (dd), qap «женщина недостойного поведения» (d-d);
5) m «ведьма, колдунья» (dd), jiep «ведьма» (dd), in «джин, злой, дух» (dd), jilbz//lilbz «иблис, дьявол» (d-d), almz «дух скал» (dd), mulkalmuot, «ангел, допрашивающий покойного» (d), aj «черт, шайтан» (dd); 
6) malik «ангел» (dd).

В перечисленных существительных обращает внимание, что 5-ая группа включает названия злых мифических существ (разумные живые существа в представлении чеченцев), с которыми они ведут постоянную борьбу. Отношение к ним резко отрицательное. 
Как выражение резко отрицательного отношения следует рассматривать отнесение к грамматическому классу d таких названий человека как bi «незаконнорожденный»,  «незаконнорожденный ребенок», qapă  «женщина недостойного поведения», ie «плакса». 

Наряду с последними, к грамматическому классу d отнесены такие слова как br «дитя», nuskl «невеста», в самых нежных чувствах к которым сомневаться не приходится. Вероятнее всего, причину следует искать в стремлении отвлечь от них «нечистую силу», создав отнесением их к грамматическому классу d видимость недоброжелательного к ним отношения27

В словах же buobr «мальчик» (d-d), zudbr «девочка» (d-d), buobr «сирота» (d-d) грамматический класс определяется по стержневому слову br «дитя, ребенок». 
Слова d-nn «родители», ji-va «родственники (близкие)»..., отнесены к грамматическому классу d наряду с другими, выражающими понятие собирательного множества.

3.15. Существительные, заимствованные из других языков распределены практически по всем четырем грамматическим классам: названия категории мужчины отнесены к грамматическому классу v, названия категории женщины  к грамматическому классу j, названия неразумных живых существ и неодушевленных .предметов, проникшие в чеченский язык еще в дореволюционный период, распределены по грамматическим классам j, d, bb отнесено незначительное количество). В количественном отношении эти существительные распределяются по грамматическим классам следующим образом: d  200, j  150, b  20. 
Отнесение некоторых из них к тому или иному грамматическому классу осуществлялось по ассоциации28. Если предмет, название которого заимствовалось, ассоциировался с каким-либо уже известным предметом или по форме, или по назначению, или по функции, то заимствуемое слово относится к тому же грамматическому классу, к которому отнесено название предмета, с которым оно ассоциируется. Сразу же следует оговорить, что количество таких слов незначительно. Заимствования из русского языка советской эпохи, составляющие в современном чеченском значительный пласт лексики практически всех лексико-семантических разрядов, как правило, относятся к грамматическому классу j.

3.16. В названиях человека по занимаемой должности, профессии или роду деятельности, которые были до революции сугубо мужской привилегией и в силу этого обстоятельства отнесены к грамматическому классу v, обращает внимание, что они и в современном чеченском относятся к грамматическому классу v, независимо от того, идет ли речь о мужчине или женщине: luor v-ln «пригласили врача», luor vjean «врач пришел», inžener v-atin «прислали инженера». В случае же необходимости конкретизации мужчина или женщина представляет то или иное лицо, они относятся к грамматическому классу v или j соответственно.  

3.17. Количественное соотношение названий неразумных живых существ и неодушевленных предметов по грамматическим классам иллюстрирует приводимая ниже таблица.

Таблица 1

Грамматические классы
j b d
Общее количество названий неразумных живых существ
и неодушевленных предметов

828

356

428
Названия неразумных живых существ:
   животные
   птицы
   насекомые
90
46
28
16
40
23
1
16
47
25
17
5
Названия неодушевленных предметов:
   производные
   непроизводные
738
232
506
316
76
240
381
66
315
Заимствованные слова 150 20 200

Распределение существительных по грамматическим классам
во множественном числе

3.18. Существительные грамматического класса v, как и названия человека женского пола  грамматический класс j, в горных диалектах отнесены во множественном числе к грамматическому классу b; в чеченском и ингушском литературных языках и плоскостном (нохчийском) диалекте, если представляют I-II лицо субъекта или объекта, они отнесены к грамматическому классу d, если же III лицо  к b:

Единственное число Множественное число
1 л. suo v-xan
«я пошел»
suo j-axan
«я пошла»
txuo d-axan
vaj d-axan 
«мы пошли»
2 л. uo v-axan   uo j-axan   u d-axan  
3 л. iz v-axan   iz j-axan    b-axan  

Из существительных грамматического класса j отнесены к грамматическому классу b (или I-II л.  d, III л.  b) во множественном числе только названия человека женского пола, все остальные, как и в единственном числе, к грамматическому классу j.  

Существительные грамматического класса b во множественном числе отнесены либо к грамматическому классу b, либо d, но критерии отнесения имени во множественном числе к грамматическому классу b или d здесь неясны. Из 356 существительных грамматического класса b отнесены во множественном числе к грамматическому классу b  128 (37,5%), d  203 (57%), b//d  22 (6,18%): производные на -ig (-lig, -rg) /16: b 16/, отглагольные существительные на -m/60: b 52, bd//b  8/, названия животных /23: b 23/ названия птиц /1: b 1/, насекомых /16: b 13, не имеют множественного числа 3/, названия растений /30: b 16, bd//b  14/, анатомические названия /41: b 5, b 36/, предметы трудовой и хозяйственной деятельности /67: b 67/, домашней утвари /26: b 13, b 13/, строений и их частей /6: b 6/, одежды и тканей /4: b 4/, пищевых продуктов /11: b 11/, названия естественных объектов /34: b 14, b 20/ отвлеченные понятия /21: b 17, b 4/. 

Ряд существительных грамматического класса bможет быть отнесен во множественном числе к грамматическим классам d//b, что не воспринимается ни говорящими, ни слушающими как нарушение норм языка или вообще не замечается. 

Говоря о распределении по грамматическим классам названий плодов и деревьев, на которых они произрастают, следует иметь в виду, что в чеченском одна лексема обозначает и плод и дерево. Надо полагать, что первоначально она обозначала только плод, а название дерева обозначалось сочетанием название плода + «дерево» (последнее относится к классу d). В разговорной речи, например, quor «груша (и плод и дерево)» (грамм. кл. b) только в единственном числе. Во множественном числе quor «груши (плоды)» (грамм. кл. b), а «грушовые деревья»  qrn (грамм. кл.d), т. к. определяемое слово согласуется в грамматическом классе только с именем в именительном падеже, в нашем случае с
ditt «деревья» (грамм. кл. d). Надо полагать, что это обстоятельство нашло отражение в сбоях d||b в отнесении к грамматическому классу названий плодов и плодовых деревьев во множественном числе. 
Существительные грамматического класса d и во множественном числе отнесены к грамматическому классу d.

Таким образом, во множественном числе к грамматическому классу j отнесены названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов; к b  1) названия человека мужского пола и приравненных к нему, 2) названия человека женского пола, 3) названия неодушевленных предметов; к d  1) названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов, 2) br «ребенок, дитя», nuskl «невеста»; zudbr «девочка», buobr «мальчик», «сирота»; adam «человек», bi «незаконнорожденный», q«незаконнорожденный ребенок», qap «женщина недостойного поведения»; jiep «ведьма, вурдалак», in «джин», «злой дух», jilbz//lilbz «иблис, дьявол», aj «черт, сатана»; malk «ангел»; названия человека (субъект или объект в I-II лице).

3.19. По сочетанию показателей грамматического класса в единственном и множественном числах существительные в чеченском литературном языке (плоскостном диалекте) подразделяются на шесть грамматических групп: I (vdb)  
1) названия человека мужского пола и приравненных к нему, 2) naqarmozn l «пчелиная матка»; II (jdb)  названия человека женского пола; III (jj)  названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов; IV (bb)  названия неодушевленных предметов; V (bd)  названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов; VI (dd)  1) названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов, 2) а) adm «человек, люди»; malk «ангел»; б) br «дитя, ребенок», nuskl ,«невеста»; buobr «мальчик», zudbr «девочка», buobr «сирота»; в) d-nnă «родители», ji-va «родственники (близкие)», i-mx «родственники (дальние)»; г) bi «незаконнорожденный», 
q «незаконнорожденный ребенок», gkī «малютка», ie «плакса»; д) названия злых мифических существ (almz,
aj, žin...).

3.20. В диалектах чеченского языка, как и в бацбийском, по сочетанию показателей грамматического класса в единственном и множественном числах существительные подразделяются на большее количество грамматических групп:

В чеберлойском диалекте В шаройском диалекте
  v — b     v — b  
  j     b     j     b  
j j
d d
  b     b     b     b  
j j
d d
  d d     d — d  
   
j  

К грамматической группе jb (названия категории женщины) в чеберлойском диалекте относится и слово ‘ajγăr «жеребец» (в чеченском литературном  к bb, в ингушском  к jj). В бацбийском названия категории женщины отнесены к группе jd. Грамматические группы jd, dj, bj (названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов) в чеберлойском и шаройском крайне малочисленны (jd в шаройском  12 слов, в чеберлойском  15; bj в шаройском  1 слово, в чеберлойском  4; dj в чеберлойском  6 слов). Обусловлены они сбоями в отнесении имени к тому или иному грамматическому классу, а также отчетливо прослеживающейся тенденцией выделения как наиболее общих грамматических классов j и d. Увеличение количества групп, устанавливаемых по сочетанию показателя грамматического класса в единственном и множественном числах  свидетельство усиления процесса затухания категории грамматических классов.

3.21. Грамматические группы, устанавливаемые в нахских языках по сочетанию показателя грамматического класса имени в единственном и множественном числах:

I II III IV V VI VII VIII IX
В чеченском и ингушском
литературных языках
v d j d j—j b—b b—d d—d
b b
В шаройском диалекте v—b j—b b—j j—d
В чеберлойском диалекте d—j
В бацбийском языке j—d

3.22. Распределение существительных по грамматическим классам в чеченском языке схематически представлено в таблицах 1 и 2.

Таблица 1. Распределение существительных по грамматическим классам в чеченском языке 
В единственном числе

I v а) названия человека мужского пола;
б) названия мифических существ, приравненных к мужчине;
в) названия, реалии обозначаемые которыми исторически мог представлять только человек мужского пола;
г) названия следующих  неодушевленных   предметов: l (nagarmozn l) «матка (пчелиная)», muoll «центральная бусина в четках», mutlm, «бусина в четкак, разделяющая каждые тридцать бусин».
II j а) названия человека женского пола;
б) названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов (около половины от общего количества и тех и других)
III b названия неразумных живых существ и  неодушевленных предметов (около четверти от общего количества и тех и других)
а) названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов (немногим более четверти от общего количества и тех и других);
б) br «ребенок, дитя», nuskl, «невеста»; zudbr «девочка», buobr «мальчик» buobr «сирота»;
IV d adm «люди», d-nān «родители», ji-va «родстненники (близкие)», iă-mx «родственники (дальние)», juo-ant; «дети»;
bi «незаконнорожденный»,  «незаконнорожденный ребенок», ie «плакса, нытик»; qap «женщина недостойного поведения»; 
m «ведьма, колдунья», jiep «ведьма, вурдалак», in «джин, злой , дух», jilbz//lilbz «иблис, дьявол», almz «дух скал», mulkalmuot, «ангел, допрашивающий покойного», ajt «черт»; 
malk «ангел».

Во множественном числе

I j Названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов
II b 1) названия человека мужского пола и приравненных к нему;
2) названия человека женского пола;
3) названия неодушевленных предметов.
III d 1) названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов;
2) br «ребенок, дитя», nuskl «невеста»;
zudbr «девочка», buobr «мальчик» buobr «сирота»;
adm «человек»;
bi «незаконнорожденный»,  «незаконнорожденный ребенок», qap «женщина недостойного поведения»;
jiep «ведьма, вурдалак», in «джин, злой, дух», jilbz//lilbz «иблис, дьявол», ajt «черт, сатана»;
malk «ангел»; 
3) названия человека (субъект или объект I-II лица).

Таблица 2. Принципы распределения существительных по грамматическим классам в чеченском языке

В единственном числе I II III IV
1) мужчина и приравненные к нему;
2) nagarmozn l,  
mutalm, muoll  
1) женщина;
2) неразумные
живые существа и неодушевленные предметы
неразумные живые существа и неодушевленные предметы 1) неразумные живые существа и неодушевленные предметы;
2) br, nuskl, buobr, zudbr, buobr;
3) adm, d-nn, ji-
vaiă-mx,
juo-ant;
4) biie,
qap;
5) злые мифические существа;
6) malk  
Во множественном числе I II III
Неразумные живые существа и неодушевленные предметы 1) человек;
неодушевленные предметы
1) неразумные живые существа и неодушевленные предметы;
2) br, nuskl, buobr, zudbr, buobr;
3) adm;
4) biie, qap;
5) злые мифические существа;
6) malk    
По грамматическим группам I II III IV V VI
1) мужчина и приравненные к нему;
2) nagarmozn 
l    
женщина неразумные живые существа и неодушевл. предметы неодушевл. предметы неразумные живые
существа и неодушевл. предметы
1) неразумные живые существа и неодушевленные предметы;
2) adm, malk;
3) br, nuskl,
 buobēr,
 zudbr, buobr;
4) bi,  
ie;  
5) злые мифические существа

3.23. Краткие выводы

1. В чеченском представлена четырехклассная система грамматических классов в единственном числе (v, j, bd) и трехклассная во множественном (j, b,d). Во множественном числе использованы те же классные показатели, что и в единственном, кроме показателя v (категория мужчины).

2. Названия человека мужского пола (и приравненных к нему) выделены в единственном числе в самостоятельный грамматический класс (показатель v).

3. Названия человека женского пола по формальному признаку представлены в одном грамматическом классе (j) с названиями неразумных живых существ и неодушевленных предметов.

4Названия человека мужского пола и названия человека женского пола в чеченском и ингушском литературных языках отнесены во множественном числе к грамматическому классу dесли они представляют I-II лицо субъекта или объекта, и к грамматическому классу b, если представляют III-е лицо, в горных диалектах к грамматическому классу b, независимо от лица. В чеченском и ингушском литературных языках показатели грамматического класса использованы для выражения лица субъекта или объекта в глаголе.

5. Названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов распределены между грамматическими классами jb, d в следующем соотношении 2 : 1 : 1.

6. Названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов, относящиеся в единственном числе к грамматическим классам j, d и во множественном числе отнесены к грамматическим классам j, d соответственно; относящиеся же к грамматическому классу b отнесены во множественном числе к грамматическому классу b — 37,5%, к
d  57%, к d//b   6,18%.

7. Отчетливо прослеживается тенденция выделения грамматических классов j, d как наиболее общих: грамматический класс j (без названий человека женского пола) в количественном отношении вдвое превосходит грамматические классы
b, d; заимствованные существительные из восточных языков и русского языка дореволюционного периода распределены главным образом между грамматическими классами j и d; заимствования из русского языка советской эпохи относятся, как правило, к грамматическому классу j.

8. Отнесение ряда существительных к разным грамматическим классам в единственном и множественном числах явление вторичное. Увеличение числа грамматических групп, устанавливаемых по сочетанию показателей грамматического класса в единственном и множественном числах  следствие процесса затухания категории грамматических классов.



19 П.К. Услар, Этнография Кавказа. Языкознание. II. Чеченский язык, Тифлис, 1888; A. Schiefner, Versuch ber die Thusch-Sprache oder die Khistischen Mundart in Thuschetien, St.-Petersbourg, 1856; Его же: Tshetschenische studien, St.-Petersbourg, 1864; 3.К. Мальсагов, К вопросу о классных элементах в нахских языках (Заметка). —  Известия Ингушского НИИ Краеведения, т. IIIII, Владикавказ, 1930; Д.Д. Мальсагов, Чечено-ингушская диалектология и пути развития чечено-ингушского литературного (письменного) языка, Грозный, 1941; Ю.Д. Дешериев, Бацбийский язык, М., 1953; Его же: Сравнительно-историческая грамматика нахских языков и проблемы происхождения и исторического развития горских кавказских народов, Грозный, 1968; Н.Д. Кадагидзе, Грамматические классы в глаголе бацбийского языка (в связи с другими категориями и соответствующими конструкциями глагола), —  АКД, Тбилиси, 1953; Р.Р. Гагуа, Изменение бацбийского глагола по грамматическим классам. —  ИКЯ, VIII, Тбилиси, 1956; А.Г. Магомедов, Категория грамматического класса и категория лица в глаголе чеченского языка, Махачкала, 1975; Его же: О распределении имен по грамматическим классам в чеченском языке. —  Сборник статей по вопросам дагестанского и вайнахского языкознания. Махачкала, 1972; С.Э. Гумашвили, Особенности распределения имен существительных по грамматическим классам в кистинском диалекте чеченского языка. —  АКД, Тбилиси, 1983 и др. 
20 П. К. Услар, Чеченский язык, с. 9. 
Личные формы для имен категории вещи (предмета) приведены П.К. Усларом, надо полагать, механически. 
21 П К Услар, Чеченский язык, с. 10. 
22 Там же, с. 11. 
23 A. Shiefner, Versuch ber die Thusch-Sprache…, § 82. 
24 П.К. Услар, Указ. соч., с. 10. 
25 П.К. Услар, Чеченский язык, § 10, 11. 
26 Подсчет производился по словнику (более полутора тысяч словарных единиц), охватывающему практически все более или менее употребительные слова основного словарного фонда чеченского языка. В словник не включены русизмы советской эпохи, составляющие значительный пласт в лексике современного чеченского языка. Все они отнесены, как правило, к грамматическому классу j, что следует квалифицировать как проявление тенденции выделения j как общего грамматического класса. 
27 Сравните с известными: 1) тайно давать новое имя ребенку, если он часто болеет, растет хилым; 2) при наречении имени, имя ребенку шепчут наухо; 3) наряду с именем у каждого ребенка существует прозвище и нередки случаи, когда окружающим известно только прозвище, а паспортное имя нет. 
28 А.Г. Магомедов, О распределении имен..., с. 202.