1.0. Грамматические классы в аварско-андийских языках

 
1.1. Система грамматических классов в аварском языке8

Ед. ч.  Мн. ч. Грам. группы
I грам. кл. v-      r- (l-) I  v—r    
II грам. кл j- II j—r
III грам. кл. b- III b—r

Существительные в аварском языке распределены в единственном числе по трем грамматическим классам: I  названия человека мужского пола и приравненных к нему (v-); II  названия человека женского пола (j-); III  все остальные (b-). Во множественном числе все существительные отнесены к грамматическому классу r(l) < d  исконного показателя класса вещей (А. С. Чикобава). Существительные четвертого грамматического класса включены в третий грамматический класс. Показатель четвертого грамматического класса сохранен во множественном числе, а в окаменелом виде и в отглагольных существительных, напр., гоti «любовь» и др. 

Принцип распределения существительных ,по грамматическим классам (грамматическим группам) в аварском схематически выражается в следующем виде: названия категории мужчины  названия категории женщины  все остальные названия. Отдельной самостоя­тельной категории человека здесь нет.

1.2. Система грамматических классов в андийском  языке9

а) В верхнеандийских говорах

Ед. ч. Мн. ч. Грам. группы
I грам. кл. v- v- I v—v
II грам. кл. j- j- II j—j
III грам. кл. b- b- III b—j
IV грам. кл. r- r- IV b—b
 V r—r

б) В нижнеандийских говорах

Ед. ч. Мн. ч. Грам. группы
I грам. кл. v- v- I v—v
II грам. кл. j- j- II j—j
III грам. кл. b- b- III b—b

В андийском языке имя во множественном числе относится, как правило, к тому же грамматическому классу, что и в единственном числе (нейтральный тип с зачатками дифференцирующего типа). 
В верхнеандийских говорах существительные распределены в обоих числах по четырем грамматическим классам: I  названия человека мужского пола и приравненных к нему (v); II  в единственном числе названия человека женского пола, а во множественном числе названия человека женского пола и названия неразумных живых существ (j) (= названия одушевленных предметов, за исключением названий человека мужского пола); III  в единственном числе все названия неразумных живых существ и части неодушевленных пред­метов; во множественном числе названия части неодушевленных предметов (b); IV  названия неодушевленных предметов (r-). В рикванинском говоре к IV грамматическому классу в единственном числе отнесены и названия насекомых. 

По сочетанию показателей грамматического класса в единственном и множественном числах существительные в верхнеандийских говорах подразделяются на пять грамматических групп: I (vv)  названия человека мужского пола и приравненных к нему (категория мужчины), II (jj)  названия человека женского пола (категория женщины), III (bj)  названия неразумных живых существ ( = названия одушевленных предметов, кроме названий человека); IV (bb) и V (br)  названия неодушевленных предметов. 
В рикванинском говоре выделяется и группа rj (VI), включающая преимущественно названия насекомых. 

Таким образом, в верхнеандийских говорах названия категории человека (личности) как по показателям единственного числа, так и по сочетанию показателей в единственном и множественном числах, подразделены на названия категории мужчины и названия категории женщины. 
Во множественном числе названия категории женщины и названия живых неразумных существ по формальному признаку относятся к одному грамматическому классу (j). 

В нижнеандийских говорах существительные распределены по трем грамматическим классам. Во множественном числе имя относится к тому же грамматическому классу, что и в единственном числе: I  названия человека мужского пола  и приравненных к нему (v-), II  названия человека женского пола (j-), III  все остальные названия (b-). 

Распределение существительных по грамматическим группам совпадает с их распределением по грамматическим классам. В мунибском говоре количество выделяемых грамматических классов зависит от того, по какому из классных показателей (префиксальному или суффиксальному) проводится классификация. При классификации по префиксальному классному показателю существительные распределены по трем грамматическим классам, как и в остальных нижнеандийских говорах, при классификации же по суффиксальному классному показателю  по двум грамматическим классам: I  названия категории человека (j), II  все остальные названия [v(< b)]). 

Четырехклассная система грамматических классов верхнеандийских говоров отражает более древнее состояние. В нижнеандийских говорах эта система упрощается в трехклассную (категория мужчины  категория женщины  категории вещи (предмета)), а в мунибском говоре и в двухклассную (категория человека  категория вещи (предмета)).

1.3. Система грамматических классов в ботлихском языке10

Ед. ч. Мн. ч. Грам. группы
I грам. кл. v- r- I v—r  
II грам. кл. j- b- II j—r  
III грам. кл. b- III b—r (l, n) 
IV b—b (m) 

В ботлихском языке по формальным показателям грамматического класса существительные распределены в единственном числе по трем грамматическим классам: I  названия человека мужского пола и приравненных к нему (v-), II  названия человека женского пола (j-), III  все остальные .названия (b-); по двум грамматическим классам во множественном числе: I - названия одушевленных предметов [r(l)], II  названия неодушевленных предметов (b). 
По сочетанию показателей грамматического класса в единственном и множественном числах существительные в ботлихском языке распределяются по четырем грамматическим группам: I (vr)  названия категории мужчины; II (jr)  названия категории женщины; III [br (l, n)]  названия неразумных живых существ; IV [bb (m)]  названия неодушевленных предметов. 

Таким образом, существительные распределены по грамматическим классам в ботлихском языке: в единственном числе по принципу мужчина  женщина  все остальное, во множественном числе по принципу одушевленные  неодушевленные. В распределении по грамматическим группам выявляется следующая закономерность: мужчина  женщина  неразумные живые существа  неодушевленные предметы. 
Исторически показатель четвертого грамматического класса r(< d) сохранился во множественном числе как показатель грамматического класса для одушевленных предметов.

1.4. Система грамматических классов в годоберинском языке11

Ед. ч. Мн. ч. Грам. группы
I грам. кл. v- b- I v—b
II грам. кл. j- r- II j—b
III грам. кл. b-
III b—r

В годоберинском существительные распределены в единственном числе по трем грамматическим классам: I  названия человека мужского пола (v-), II  названия человека женского пола (j-), III  все остальные названия (Ь-); во множественном числе по двум грамматическим классам: I  категория человека (b-), II  все остальные названия (r-).
Распределение существительных по грамматическим группам совпадает с их распределением по грамматическим классам в единственном числе. 

В единственном числе упразднен четвертый грамматический класс (r < d). Существительные, относившиеся к четвертому грамматическому классу, отнесены к третьему грамматическому классу. Исторически показатель четвертого грамматического класса сохранен во множественном числе, а также пережиточно в отдельных выражениях (аi «огонь»  III грамм. кл. (b); но  аi riа «зажег огонь» вместо  аi biа). 
В единственном числе (этот же принцип сохраняется при классификации существительных и по грамматическим группам) существительные распределены по грамматическим классам в годоберинском языке по принципу мужчина  женщина  все остальное, а во множественном числе  человек  все остальное.

1.5. В годоберинском, каратинском, ахвахском, багвалинском, тиндинском системы грамматических классов идентичны и в силу этого обстоятельства системы каратинского, ахвахского, багвалинского и тиндинского языков не рассматриваются отдельно12.

1.6. Система грамматических классов в чамалинском языке13

Ед. ч. Мн. ч. Грам. группы
I грам. кл. v- b- I v—b
II грам. кл. j- j- II j—b
III грам. кл. b-
III b—b
IV грам. кл. j-, l-
IV j-, l—j
V грам. кл. j-, v-, d-  V j-, v-, d—j

В единственном числе: I  названия человека мужского пола (v-), II  названия человека женского пола (j-); III (b-),
IV (j-; l-), V (l-, v-, d-)  названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов. Принципы распределения существительных по трем последним грамматическим классам неясны. 
Во множественном числе существительные распределены по двум грамматическим классам: I  названия категории человека (b), II  все остальные названия (j). 
Распределение существительных по грамматическим классам в единственном числе и по грамматическим группам по сочетанию показателя грамматического класса в единственном и множественном числах совпадает.

1.7. Распределение существительных по грамматическим классам в аварско-андийских языках может быть представлено в виде таблиц (см. табл. 1, 2, 3).

Таблица 1. Распределение существительных по грамматическим классам в аварско-андийских языках
В единственном числе




I



v
аварский
андийский
ботлихский
годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский
Названия человека мужского пола и приравненных к нему



II



j
аварский
андийский
ботлихский
годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский
Названия человека женского пола



III



b
аварский
андийский
ботлихский
годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский
Названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов
IV r андийский
(верхнеанд. гов.)
Названия неодушевленных предметов
андийский
(рикванин. гов)
Названия неодушевленных предметов и названия насекомых

Во множественном числе

I v андийский
(верхнеанд. гов.)
Названия человека мужского пола и приравненных к нему
II j андийнский
(верхнеанд. гов.)
Названия человека женского пола и неразумных живых существ
нижнеанд. гов. Названия человека женского пола
III b годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский
Названия категории человека
ботлихский
андийский
(верхнеанд. гов.)
Названия неодушевленных предметов
андийский
(нижнеанд. гов.)
Названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов
IV r аварский Все существительные
годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский
Названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов
андийский
(верхнеанд. гов.)
Названия неодушевленных предметов
андийский
(рикванин. гов.)
Названия неодушевленных предметов и названия насекомых
ботлихский Названия одушевленных предметов (названия категории человека и
неразумных живых существ)

Таблица 2. Распределение существительных по грамматическим группам в аварско-андийских языках

vv андийский Названия человека мужского пола и приравненных к нему
vb годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский
vr аварский
ботлихский
jj андийский Названия человека женского пола
jb годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский
jr аварский
ботлихский
bb андийский
(верхнеанд. гов.)
ботлихский
Названия неодушевленных предметов
андийский
(нижнеанд. гов.)
Названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов
br аварский
годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский
Названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов
ботлихский Неразумные живые существа
bj андийский
(верхнеанд. гов.)
Неразумные живые существа
rr андийский
(верхнеанд. гов.)
Названия неодушевленных предметов
rj андийский
(рикванин. гов.)
Названия насекомых

Таблица 3. Принципы распределения существительных по грамматическим классам в аварско-андийских языках

В единственном числе аварский
ботлихский
годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский
андийский:
верхнеанд.гов.

нижнеанд. гов.
мужчина женщина Неразумные
живые
существа и
неодушевл.
предметы

Неодуш.предм.
мунибский гов. мужчина женщина*
        человек**




 Во множественном числе
аварский                     У н и ф и ц и р о в а н о
андийский:
верхнеанд.гов. 

нижнеанд. гов.

мужчина
женщина и неразумные
живые существа
Неодушевл.
предметы
Неодушевл.
предметы
женщина
Неразумные
живые
существа и
неодушевл.
предметы
годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский


человек
ботлихский         о д у ш е в л е н н ы е  н е о д у ш е в л е н н ы е



По грамматическим группам
аварский
годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский
андийский:
нижнеанд. гов.

верхнеанд.гов.

ботлихский





мужчина





 женщина

Неразумные
живые
существа и
неодушевл.
предметы
Неразумные
живые
существа

Неодушевл.
предметы
Неодушевл.
предметы

* При классификации по префиксальному показателю
** При классификации по суффиксальному показателю

1.8. Краткие выводы

а). В единственном числе в аварско-андийских языках представлена вторичная трехклассная система грамматических классов, в которой названия категории человека представлены двумя грамматическими классами: I (v названия категории мужчины, II (j названия категории женщины, а названия категории вещи (предмета) одним грамматическим классом (b) (названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов). 

В андийском языке представлены четырехклассная (верхнеандийские говоры), вторичная трехклассная (нижнеандийские говоры), вторичная двухклассная (мунибский говор при классификации по суффиксальному показателю) системы грамматических классов. 

б). Исторически во всех аварско-андийских языках в единственном числе была представлена четырехклассная система, в настоящее время сохранившаяся только в верхнеандийских говорах, в которых процесс упразднения четвертого грамматического класса не завершен. В нижнеандийских говорах, как и во всех аварско-андийских языках, четырехклассная система упростилась во вторичную трехклассную. Названия неодушевленных предметов, относившиеся к четвертому грамматическому классу (r < d), включены в третий грамматический класс. Показатель четвертого грамматического класса [r(l) < d] сохранен во множественном числе.

в). Тенденция упрощения вторичной трехклассной системы грамматических классов в двухклассную в единственном числе обнаруживает мунибский говор андийского языка  при классификации по префиксальному показателю существительные здесь распределены по трем грамматическим классам (мужчина  женщина  все остальное), при классификации же по суффиксальному классному показателю  по двум грамматическим классам (человек  все остальное).

г). В распределении существительных по грамматическим классам во множественном числе аварско-андийекие языки обнаруживают весьма существенные различия как в количестве грамматических классов, так и в принципах распределения по ним существительных. 

В аварском во множественном числе все существительные отнесены к грамматическому классу r (исторически показатель четвертого грамматического класса). Множественное число здесь в отношении грамматического класса имени унифицировано. 

В годоберинском, каратинском, ахвахском, багвалииском, тиндинском языках представлена двухклассная cеистема: I - грамматическийкласс (b) включает названия категории человека, II (r все остальные названия. Принцип распределения: человек (личность)  вещь (предмет). 

В андийском языке представлены трехклассная и четырехклассная системы. В нижнеандийских говорах названия категории человека представлены двумя грамматическими классами: I (v названия категории мужчины, II (j названия категории женщины; названия категории вещи (предмета) отнесены к грамматическому классу b (III) (трехклассная система, представленная практически во всех аварско-андийских языках в единственном числе). В верхнеандийских говорах к I грамматическому классу (v) отнесены названия категории мужчины; названия категории женщины и названия неразумных живых существ отнесены по формальному признаку ко II грамматическому классу (j); к III (b) и IV (r) грамматическим классам отнесены названия неодушевленных предметов. В рикванинском говоре к IV грамматическому классу отнесены и названия насекомых. 

Отличен от всех аварско-андийских языков принцип распределения существительных по грамматическим классам в ботлихском языке. Во множественном числе существительные здесь распределены по двум грамматическим классам: I (r названия одушевленных предметов, II (b названия неодушевленных предметов.

д). Распределение существительных то грамматическим группам, устанавливаемым по комбинации показателя грамматического класса в единственном и множественном числах, практически совпадает с распределением существительных по грамматическим классам в единственном числе. Названия категории человека во всех аварско-андийских языках представлены двумя грамматическими группами: I [v  (v, r, b)]  названия категории мужчины,
 II [j  (j, r, b)]  названия категории женщины. Названия категории вещи (предмета) представлены в аварском, годоберинском, каратинском, ахвахском, багвалинском, тиндинском и верхнеандийских говорах андийского языка одной грамматической группой [b  (b, r)] (названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов); в верхнеандийских говорах андийского языка  тремя грамматическими группами: III  названия неразумных живых существ (bj), IV и V  названия неодушевленных предметов (bb, rr), в ботлихском  двумя: III  названия неразумных живых существ (br), IV  названия неодушевленных предметов (b-b).

е). В единственном числе во всех аварско-андийских языках с трехклассной системой грамматических классов названия категории мужчины маркированы показателем v, названия категории женщины  показателем j, названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов  показателем b
В верхнеандийских говорах, в которых в обоих числах представлена четырехклассная система, показателем b маркированы названия неразумных живых существ и часть названий неодушевленных предметов, показателем r  названия неодушевленных предметов.

ж). Во множественном числе названия категории человека маркированы показателем b в годоберинском, каратинском, ахвахском, багвалинском, тиндинском языках.


А.С. Чикобава, И.И. Церцвадзе, Аварский язык, Тбилиси, 1962 (на груз. яз.); А.С. Чикобава, К истории грамматических классов в аварском языке. —  Изв. ИЯИМК, т. I, Тбилиси, 1937 (на груз. яз.); Ш.И. Микаилов, Очерки аварской диалектологии, М. —  Л., 1959; Г.И. Мадиева, Аварский язык. —  В кн.: «Языки народов СССР». IV. Иберийско-кавказские языки (ЯН СССР. IV. ИКЯ), М., 1967. 
 9 И.И. Церцвадзе, Андийский язык, Тбилиси, 1965 (на груз. яз.); Его же. Андийский язык. —  ЯН СССР. IV. ИКЯ, М., 1967.  10 Т.Е. Гудава, Ботлихский язык, Тбилиси, 1963 (на груз. яз.); Его же: Ботлихский язык. —  ЯН СССР. IV. ИКЯ. М., 1967. 
11 П.А. Саидова, Годоберинский язык, Махачкала, 1973; Т.Е. Гудава, Годоберинский язык. —  ЯН СССР, IV. ИКЯ, М., 1967.
12 3.М. Магомедбекова, Каратинский язык. —  ЯН СССР. IV., М., 1967; Ее же: Каратинский язык, Тбилиси, 1971; Ее же: Ахвахский язык. —  ЯН СССР. IV. М., 1967; Ее же: Ахвахский язык, Тбилиси, 1967; Т.Е. Гудава, Багвалинский язык. —  ЯН СССР. IV. М., 1967; Его же: Багвалиский язык, Тбилиси, 1971 (на груз. яз.); Его же: Тиндинский язык. ЯН СССР. IV. М., 1967; Его же: К истории грамматических классов в тиндинском языке. —  ИКЯ, VI, Тб, 1954 (на груз. яз.). 
13 А.А. Бокарев, Очерк грамматики чамалинского языка, М. —  Л., 1959; 3. М. Магомедбекова, Чамалинский язык. —  ЯН СССР. IV. М., 1967.