К вопросу о динамике развития системы грамматических классов в чеченском языке (1985)



А.Г. Магомедов
Институт истории, языка и литераторы им. Г. Цадасы
Дагестанского Филиала РАН СССР, 1985 г.

0.1. Категории грамматического класса имени, как одной из основных грамматических категорий иберийско-кавказских языков, уделено в специальной литературе значительное место1. Без преувеличения ее можно признать одной из наиболее изученных грамматических категорий в иберийско-кавказских языках.

0.2. В иберийско-кавказских языках принято различать грамматические классы как категорию семантическую и как категорию морфологическую. Семантическое противопоставление человека (личности) (кто?) всему остальному (что?) одинаково проводится во всех иберийско-кавказских языках  так называемая двухклассная система2. Принято считать, что двухклассная система человек  вещь лежит в основе и морфологической категории грамматического класса.

0.3. Морфологическая категория грамматического класса в языках иберийско-кавказской семьи представлена по-разному. Представлена она во всех нахских языках, в большинстве дагестанских языков (из дагестанских отсутствует в лезгинском, агульском, удинском); из языков абхазско-адыгской группы представлена лишь в абхазском и абазинском, отсутствует в картвельских языках. В языках иберийско-кавказской семьи, в которых категория грамматического класса отсутствует, ее следы выявлены в именных и глагольных основах, системах спряжения глагола, склонения имени и т.д.
Лучше всех из языков иберийско-кавказской семьи морфологическую категорию грамматического класса сохранили нахские языки, «процесс убывания начинается в дагестанских языках, резко усиливается в абхазско-адыгских языках и завершается в картвельских языках»
3.

0.4. «…история становления грамматических классов представляется в следующем виде:
Предполагаемое исходное состояние:

a) 2 класса: I кл.  личности (лишь полновозрастные мужчины)
II кл.  вещи (все остальное)
b) 3 класса: I кл.  личности, v- (полновозрастные мужчины)
II кл.  вещи b-
III кл.  вещи d-
c) 4 класса: два класса личности   I  v-
   II  j-
два класса вещей III  b-
IV  d-
d) 3 класса: два класса личности   I  v-
 II  j-
один класс вещей III  b-
e) 2 класса: I — личности d- (→ r- → j-…)
II — вещей b- (→ w-…)»4

0.5. Установлено, что ни в одном из языков иберийско-кавказской семьи количество грамматических классов не превышало четырех (Чикобава А.С., Андгуладзе Н.Д.). 
«Ни в одном из упомянутых языков (горских иберийско-кавказских 
 А.М.) не имеется больше четырех грамматических классов ни в единственном, ни во множественном числе. Если же в специальной литературе таких языков насчитывают больше четырех, то основа этого явления  сочетание показателей единственного числа с показателями множественного числа»5.
Достаточно аргументирована последовательность и научная правомерность установления количества грамматических классов в языке по показателям единственного числа (Чикобава А.С., Андгуладзе Н.Д.).
«Количество грамматических классов естественно определять по показателям единственного числа.
В показателях же множественного числа требуют анализа и объяснения процессы унификации (нейтрализации) и дифференциации (бифуркации)»
6.

0.6. Нам представляется, что процессы унификации и дифференциации требуют анализа и объяснения не только в показателях множественного числа, но и в показателях единственного числа, хотя, как видно, в единственном числе эти процессы не привели к столь существенным изменениям в распределении существительных по грамматическим классам, как во множественном числе.
Надо полагать, что системы грамматических классов, представленные в современных горских иберийско-кавказских языках, являются продуктом действия различных принципов классификации существительных, отражающих различные грамматические категории, последовательно зарождавшиеся в них в процессе их исторического развития.
Исследование распределения существительных по грамматическим классам в единственном и множественном числах, а также по группам, выделяемым по сочетаниям показателей грамматического класса в единственном и множественном числах, может пролить свет на развитие процессов дифференциации и унификации, при сравнительном анализе систем грамматических  классов в горских иберийско-кавказских языках.

0.7. Наряду с понятием «грамматический класс» употребляется понятие «грамматическая группа». Грамматический класс - реальная морфологическая категория, представленная в системе языка своими показателями (маркерами). Что же касается грамматических групп  групп существительных, устанавливаемых по сочетанию формальных показателей грамматического класса существительного в единственном и множественном числах, то они не являются особой грамматической категорией. Понятие «Грамматическая группа» вводится искусственно для более полного и всестороннего представления картины распределения существительных по грамматическим классам в обоих числах и соотношения классной отнесенности существительного в единственном и множественном числах.

Классная соотнесенность существительных в единственном и множественном числах осуществляется самостоятельно и независимо.
Причем, принципы распределения существительных по грамматическим классам в единственном и множественном числах, совпадавшие на ранних этапах развития категории грамматических классов (существительные во множественном числе относились к тому же грамматическому классу, что и в единственном числе), в современных языках в основном различаются.
В свете сказанного становится очевидным, почему грамматические группы, устанавливаемые по сочетанию показателей грамматического класса существительного в единственном и множественном числах, не могут быть приравнены к грамматическим классам.

0.8. Для возможно более полного и всестороннего уяснения системы грамматических классов, принципов распределения существительных по грамматическим классам и динамики развития самой системы в том или ином языке представляется необходимым их рассмотрение в сравнительно-сопоставительном плане с системами, представленными в близкородственных языках, каковыми мы полагаем аварско-андийско-дидойские языки, которые, по нашему мнению, более правомерно рассматривать не как подгруппу дагестанских языков, а совместно с нахскими языками как группу иберийско-кавказских языков, подразделяемых на подгруппы нахскую, аварско-андийскую, дидойскую (цезскую).
В этой связи анализу системы грамматических классов в чеченском языке предваряется краткий обзор систем грамматических классов в аварско-андийско-дидойских языках.

0.9. Процесс разрушения системы грамматических классов, начавшийся в дагестанских языках, обусловил большое разнообразие систем грамматических классов, представленных в языках, объединяемых в эту группу. В большинстве дагестанских языков категория грамматических классов продуктивна. В языках, в которых категория грамматических классов продуктивна, представлены четырехклассная, трехклассная, двухклассная системы. Исследованиями по конкретным языкам установлено, что исходной для всех этих языков была четырехклассная система. Трехклассная и двухклассная системы  результат упрощения четырехклассной системы грамматических классов. В большинстве языков утрачен четвертый грамматический класс.

0.10. Большое разнообразие систем грамматических классов, представленных в дагестанских языках, подразделяется по фонетическому облику показателя второго грамматического класса на две основные группы:                        

Группа j Группа d//r
I грам. кл. v- v-
II грам. кл. j- d-//r-
III грам. кл. b- b-
IV грам. кл. r-//l- d-//r-

Исходной для «группы j» признана четырехклассная система андийского типа. На основании установленных звукосоответствий система, представленная «группой d//r», признана исходной по составу классных экспонентов для системы «группы j»  состав формантов классных экспонентов «группы j» является результатом фонетических. изменений формантов «группы d//r»7.


    См. литературу ниже, в сносках. 
    А.С. Чикобава, Основные типы спряжения глаголов и их исторические взаимоотношения в иберийско-кавказских языках. XXV Международный конгресс востоковедов. М., 1660. Его же: Грамматические классы имен в иберийско-кавказских языках. Общие вопросы системы и истории. —  Ежегодник ИКЯ, V. Тбилиси, 1978, с. 9-20. Н.Д. Андгуладзе. Категория грамматических классов в иберийско-кавказских языках. АКД. Тбилиси, 1954. Его же: Некоторые вопросы истории классного и личного спряжения в иберийско-кавказских языках. Тбилиси, 1968 (на груз. яз.). 
    А.С. Чикобава. Категория грамматических классов в истории картвельских языков. — Седьмая региональная научная сессия по историко-сравнительному изучению иберийско-кавказских языков. «Вопросы категории грамматических классов в иберийско-кавказских языках». 16-18 ноября 1977 года. Тезисы докладов. Сухуми, 1977, с. 3. 
    А.С. Чикобава. Грамматические классы имен…, с. 19-20. 
    А.С. Чикобава. Основные типы спряжения…, с. 2. 
    А.СЧикобава. Граматические классы имен..., с. 14. 
    Н.Д. Адгуладзе, Категория грамматических классов..., с. 6. 


Ежегодник иберийско-кавказского языкознания. XII. — Тбилиси, 1985. — С. 235-285.