Введение

Предмет фонетики

Объект фонетики отдельно взятого языка — его звуковая сторона во всем разнообразии проявления, как форма существова­ния слов и грамматических средств, сложные отношения ее физиче­ской и социальной природы.

Задача фонетики отдельно взятого языка — выявление средств выражения значения, анализ и описание их артикуляции и звучания, установление фонемного состава языка, выявление связей фонем и их противоположений, прослеживание после­до­вательных изменений звуков речи на разных этапах развития языка, — всего того, что связано со становлением и исчезновением фонем.

Реализация одного и того же звука в составе слова зависит в языке от множества факторов: это и позиция в составе слога и слова, и характер соседних звуков, и условия и темп речи, и индивидуальные особенности говорящего, и мн. др. В речи мы имеем дело со сходными, но могущими различаться на слух звуками, объеди­няющимися в один звуковой тип, если различные их оттенки не различают ни смысла слов, ни форм. Такой обобщенный и абстраги­рованный звуковой тип и воспринимается как звук конкретного языка.

Система звуков языка находится в постоянном и непрерывном развитии и каждый звук языка должен рассматриваться во всем многообразии его проявления и в связи с другими звуками. Фо­нетика, морфология, синтаксис и лексика языка неразрывно связа­ны друг с другом, т. к. ни одно явление или факт языка не могут быть поняты и объяснены, если не будут рассматриваться с точки зрения их значения и лексического, грамматического, фонетичес­кого их выражения.

Частные методы, применяющиеся в фонетических иссле­до­ваниях, определены предметом фонетики. Применение в фонетических исследо­ваниях различных методов, совпадающих с методами других лингвис­тических дисциплин или резко от них отличающихся, обусловлено противоречивостью характера звуковых изменений, двойственностью их природы. Фонетический аспект явлений описывается теми же ме­тодами, что и морфология и синтаксис; учитывается распростране­ние в языке, связь с лексикой и грамматикой, отношение к другим фонетическим явлениям. Произносительно-слухо-вой же аспект звуко­вых явлений описывается методами, сходными с методами акустики и физиологии. В фонетических исследованиях могут использоваться и различные приборы — т. н. экспериментальный метод. Эксперимент возможен и без применения приборов. Это когда исследователь не ограничивается только наблюдением, пассивным учетом поведения объ­екта, а ставит его в определенные условия для выяснения зависи­мости интересующего его явления и этих условий. Использование при исследовании различной аппаратуры дает в руки исследователя объективные сведения о предмете исследования, выраженные в конк­ретных величинах, которые не могут быть получены другими метода­ми. Эти сведения значимы не сами по себе, а для использования в общем анализе. Объективное и всестороннее представление дает ис­пользование всех имеющихся методов, когда недостаток одних мето­дов компенсируется другими.

Понятие фонемы

Все многообразие звукового состава языка объединяется в сравнительно небольшое количество звуковых типов, на которые опирает­ся в речи различение значения слов и их форм. Такие обобщенные звуковые типы принято называть фонемами. Например, в чеченских словах тIм «крыло» и тIум «ядро (ореха), костный мозг» различение значения в звуковом отношении опирается на различение гласных  и у. Это разные фонемы. Но понятие фонемы не равно физическому понятию звука. Фонема не может рассматриваться толь­ко как произносительно-слуховое представление, вне ее смыслоразличительной роли в языке. Существенны, прежде всего, те ее артикуляторно-акустические черты, на которые опирается в речи различе­ние значений. Единство фонемы определяется не акустико-физиологически, а существующими в языке смысловыми отношениями. С акус­тической точки зрения согласный тI в приведенных словах не од­нотипен: тI в тIум, в отличие от тI в тIм, в положении перед губным у огублен, но в лингвистическом отношении это од­на фонема, так как огубленность здесь для тI — сопутствующая, артикуляторно-акустическая черта, обусловленная позицией, а не смыслоразличительная.

Каждый звуковой тип (фонема) существует в языке в различ­ных звучаниях, обусловленных тем или иным фонетическим положением его в потоке речи. Определением звукового типа только с акусти­ческой стороны, без учета лингвистического аспекта, поведения интересуемого звука в различных условиях и его поведения в фоне­тических процессах, — можно объяснить, что некоторые исследова­тели выделяют в чеченском полудолгое (или краткое открытое) а [Дешериев, 1960, с.49; 1963, с.181], являющееся позиционным вариантом  в закрытом слоге, а также большое число дифтонгов и трифтонгов [Дешериев, 1960, с.77-84; 1963, с.210-215]. Многообразие звукового выражения фонемы обуслов­ли­вается: во-первых, тем, что одна и та же фонема встречается в различных фо­нетических условиях, оказывающих определенное влияние на артику­ляцию, вследствие чего она всегда существует в различных звуко­вых выражениях, называемых оттенками фонем; во-вторых, индиви­дуальными особенностями говорящих — такие особенности не имеют никакого лингвисти­ческого значения и не считаются оттенками; в-третьих, в языке существуют различные произношения какой-либо фонемы в одинаковых фонетических условиях — чаще всего это диа­лектные различия. Так, например, чеберлойцы более протяжно и четко выговаривают гласные во всех позициях, что и придает свое­образный оттенок их речи, в отличие от речи жителей плоскостной Чечни, или: в речи представителей плоскостного диалекта в начале слова ж и з встречаются в произношении дж и дз. Такие до­пустимые варианты фонем принято называть «факультативными вари­антами».

Обязательные оттенки фонем могут быть трех видов: а) позици­онные — это такие оттенки, которые зависят от того или иного по­ложения фонемы относительно ударения, характера слога и т.д., например, гласные в чеченском языке в закрытом слоге произносят­ся менее длительно, чем в открытом слоге, причем значительно: бл «вишня», бд «утка», гIм  «ведьма» (ср. бла «горе, забота», гIма «шашка (оружие)», гIла «город, крепость», бжа «свояк»); б) комбинаторные − это оттенки фонем, связанные с тем, что арти­куляция соседних звуков речи в той или иной мере взаимно приспосабливается; в) оттенки фонем, обусловленные разными стилями произнесения: разговорным, полным.

Практически в фонетике имеют дело с основными оттенками. При описании фонемы ее стремятся произнести изолированно. Это воз­можно по той причине, что оттенки фонемы характеризуются общими для них акустическими и физиологическими свойствами, то есть фонетист стремится иметь дело с наиболее типичными оттен­ками, совершенно «самостоятельными» и свободными от влияния дру­гих фонем. Именно о них идет речь, когда говорят о фонемном со­ставе языка.

Состав оттенков той или иной фонемы, их акустико-физиоло-гические свойства — величина вполне определенная в каждом конкретном языке, несмотря на то, что они не имеют смыслоразличительного значения, не замечаются и не осознаются говорящими и слушающими. Фонемный состав языка находится в непрерывном развитии и измене­нии, обязательные оттенки могут развиться и в самостоятельные фонемы.

Установление фонемного состава

Определение состава фонем языка — одна из важнейших задач частной фонетики. Глубокое знание языка является первос­тепенным условием, так как решающее значение при этом отводится семанти­ческому критерию.

Доказательство фонематического характера того или иного звука языка сводят нередко к поискам квазиомонимов, полагая, вероят­но, что пары слов, различающиеся между собой только одним звуком, являются обязательным доказательством фонематического характера рассматриваемого звука, забывая при этом, что когда слова состо­ят из двух и большего числа фонем, то различаться будут не толь­ко исследуемые звуки, но и соседние с ними. Метод подбора квази­омонимов нагляден и эффектен, но в языке может не оказаться пары слов, различающихся одним только звуком. Для установления фоне­матического характера звука необходимо исследовать его в различ­ных позициях, всевозможные его фонетические изменения и т. д.
Так, например, в чеченском языке выделяют а (долгое), а (полу­долгое) и а (краткое), полагаемые фонематически противопостав­ленными.

«Долгая а: Полудолгая открытая а
[ба:л()] «бремя» [бл(а)] «вишня»
[ма:х()] «игла» [мх()] «цена» »
[Дешериев, 1960, с.48; ср. 1963, с.183].

Предполагается, что слова эти составляют пары квазио­мо­нимов и первый член пары отличается от второго только одним гласным: в первом это а долгое, а во втором а полудолгое. Посмотрим те­перь, как изменяются указанные гласные в этих словах в чеченском языке при их изменении по падежам:

им. п. бл
 
 
«бремя»
бл «вишня» мх  «игла» мх «цена»
род. п. бл
н(< бла+ин)
б
л
н(< блун)
м
хн(<мхин)
м
хн(< мхин)

В форме родительного падежа приведенных слов на месте полагаемого полудолгим а ясно слышится долгий гласный. В форме именительного падежа  в закрытом слоге воспринимается на слух в сопоставлении с  в открытом слоге как полудолгий. Гласный в закры­том слоге обладает меньшей длительностью, чем этот же гласный в открытом слоге, но нормальная его длительность восстанавливается, как только он оказывается в открытом слоге. «Полудолгий а» в [бл(а)] «вишня», и [мх(а)] «цена» — долгая фонема  в зак­рытом слоге. Кроме того, приведенные «пары квазиомонимов» различаются не одним звуком, а количеством составляющих их фонем:

бл (б--л-) «бремя, забота», бл (б-) «вишня»
мх (м--х-) «игла», мх (м-) «цена»

Работа с парами квазиомонимов требует к себе очень осторожного и внимательного отношения. Фонематическое противопоставление пары звуков может иногда опираться на самые ничтожные произносительно-слуховые различия, поэтому исследователь не может по­лагаться на собственный слух и тем более на собственное произ­ношение и практическое знание языка. Для установления фонемати­ческой значимости звукового противо­поставления достаточно иметь хотя бы один случай независимого употребления соответствующих звуков. Отмирающие или недавно возникшие фонемы могут быть пред­ставлены в крайне ограни­чен­ном количестве слов.

Ко вновь возникшим фонемам в чеченском относятся назализован­ные, а также и умляутизированные (палатализо­ванные) гласные. В специальной литературе существует мнение, что назализованные гласные в чеченском языке не являются фонемами [Дешериев, 1960, с.4; 1963, с.176]. Назализованные гласные в чеченском вторичного происхождения, результат утраты согласным н в абсолютном исходе артикуляции смычки, вследствие чего употребление этих гласных фонем ограничивается исключи­тель­­но конечной позицией (форма инфинитива, прошедшего только что времени глагола, родительного падежа имени, качественных прила­гательных и наречий). Фонематический характер назали­зо­ван­ных гласных иллюстрируют и следующие примеры:
лн «сказать»  —  л! «скажи!»
вигн «повести» — виг! «поведи!»
На различение назализованного и неназализованного гласного опи­рается и различение падежных форм существительных:
им. п.     ваш «дядя»,    род. п. вашн
напр. п.  кьг  «в руку»,  род. п. кьгн

Назальность гласного может быть настолько слабо выражена, что неискушенный слух может вообще не уловить различия между назализованным и неназализованным гласным, но для слуха чечен­ца разница эта вполне определенная и отчетливая. Назальность гласного имеет в чеченском смысло- и форморазличительное значе­ние. Это верно, по крайней мере, для форм инфинитива глагола и родительного падежа имени, когда гласный основы при формообра­зовании остается неизменным.

При установлении фонемного состава языка необходимо полнее использовать данные его лексического состава, включая и заимст­вования из других языков, которые наглядно могут представить фонематические возможности рассматриваемого языка. Так, напри­мер, в чеченском нет щелевой глухой фонемы ф и в заимствован­ных из других языков словах она замещается смычной глухой п или же щелевой глухой хI: русское фабрика, футбол, фургон — чеченское пабрика, пудбол, пургуонIургуон. Еще пример: твердость или мягкость не является в чеченском языке фонемати­ческим признаком согласных, хотя в положении перед палатальными гласными они произносятся мягко. Мягкие согласные в заимствованных из русского языка словах чеченцы произносят твердо: русское секретарь, председатель — чеченское сикиртар,
пирс
дтил.

В специальной литературе встречаемся с мнением, что согласные ф и ль являются в чеченском фонемами [Дешериев, 1960, с.13]. Русским языком владеют более 74% чеченцев. Уже в начальной школе они обучают­ся на этом языке. Русские слова, проникающие в чеченский язык, произносят согласно нормам русской орфоэпии. Это предписы­вается и орфоэпическими нормами чеченского литературного языка. Следовательно, когда в произношении чеченца слышим секретарь, председатель и т. д., мы имеем дело не с таким произношением, ко­торое требует заимствующий язык, а принятым в заимствуемом. При обращении к заимствованным словам необходимо убедиться в том, что испытуемый произносит их согласно произносительным нормам род­ного языка, а не того языка, из которого они заимствованы.

Общие условия образования звуков речи

Звуки речи разделяют на гласные и согласные. С акустической точки зрения гласные являются звуками музыкального тона и харак­теризуются периодичностью колебаний. При произнесении гласных фонационный поток проходит через надгортанные полости свободно. Активные органы речи, изменяя объем ротовой полости и величину ротового отверстия, не сужают проход для воздушного потока на­столько, чтобы вызвать заметный на слух шум. Мышечное напряже­ние распределяется на весь речевой аппарат: язык, губы, гортань, мускулатуру щек, мягкое небо, глотку. Воздушный поток слабый. Гласные характеризуются нелокализованной артику­ляцией, отсутствием определенного фокуса образования.

Согласные, с артикуляционной точки зрения, — звуки шума. При произнесении согласных активные органы речи образуют те или иные преграды на пути фонационного потока, преодоление которых образует шум, воспринимаемый как некий согласный. Мышечное на­пряжение сосредоточено, прежде всего, на месте шумообразующей преграды (для звонких согласных и в гортани). Воздушная струя сильная (особенно при шумных согласных). Согласные в отличие от гласных характеризуются локализованной артикуляцией, определен­ным фокусом образования. Поэтому в классификации согласных ука­зывают участвующие в образовании органы, место и характер преграды, и способ ее преодоления.

Гласные, как правило, являются слогообразующими, высту­пают как ядро слога и стоят в его вершине; согласные слога не обра­зуют и выступают как сопутствующий гласным элемент. Промежуточ­ное положение между гласными и согласными занимают сонанты, имеющие общие черты, как гласных, так и согласных. Как всякий согласный, сонант характеризуется наличием преграды и сосредо­точением мышечного напряжения в месте образования преграды (и гортани, как у звонких согласных), но проход для воздушного потока у них шире, чем у шумных согласных. Последнее обстоятель­ство сближает сонант с гласным. Наличием более широкого прохо­да для воздушного потока объясняется большая звучность сонан­тов по сравнению со звонкими шумными согласными. Тон превали­рует над шумом. Но так как сонанты в строении слога чаще оказы­ваются неслоговыми, их относят к согласным.

Акустической классификации гласных не существует. Распрост­ранена физиологическая классификация (с ее сущест­вен­ны­ми не­дос­татками), основанная на положении органов речи при их артикулировании. По способу артикуляции все гласные однотипны: при их произнесении воздушный поток может беспрерывно проходить через ротовую полость. Различаются они лишь положением тех или иных активных органов речи. Важнейшим органом при артикулировании гласных является язык. Существенны занимаемое им в ротоглоточной полости положение и придаваемая этой полости форма. При одинаковом поло­жении всех остальных речевых органов изменение положения язы­ка может явиться источником большого разнообразия гласных. Из­менение положения языка в ротоглоточной полости коренным обра­зом меняет соотношение образующихся здесь резонансных полостей.

Губы также играют значительную роль в артикулировании глас­ных, но артикуляционные возможности их менее разно­образны. Благодаря артикуляции губ достигается, главным образом, уменьшение выходного отверстия. Увеличение же объема резонатора артикуля­ция губ дает незначительное. Изменение положения губ, при посто­янном положении других органов, дает незначительное изменение тона гласного, в то время как увеличение расстояния между губа­ми дает существенное изменение собст­вен­ного тона резонатора. Кроме того, существенное значение при арти­кулировании гласных имеет положение мягкого неба. Если мягкое небо поднято и прижи­мается к задней стенке фарингса, получаются чистые (так называ­емые ротовые) гласные. Когда же мягкое небо опущено, что откры­вает доступ фонационному потоку в полость носа, гласные получают особую окраску — носовой тембр, т.е. носовая полость, играет роль дополнительного резонатора. Такие гласные называют носовыми или назализо­ванными.

Качественная окраска гласного зависит и от степени напряжен­ности мускулатуры органов речевого аппарата. В зависимости от этого гласные подразделяются на напряженные и ненапряженные. Если мускулатура органов речевого аппарата напряжена, звук по­лучается более отчетливый и определенный, в противном случае — звук менее отчетливый и менее определенный по тембру. Вероятно, что явление редукции гласных есть не что иное, как противополо­жение напряженных и ненапряженных гласных. При классифи­кации гласных необходимо учитывать, сохраняет или нет гласный на про­тяжении произношения свое качество или заметно изменяет его. В зависимости от этого гласные подразделяются на монофтонги и ди­фтонги. Дифтонг характеризуется сложной скользящей артикуляцией, произносится одним произносительным усилием, как один неделимый гласный, образует один слог и не может распасться на два слога даже при самом замедленном произне­сении. К звукам, промежуточ­ным между монофтонгами и диф­тон­гами, относятся гласные, характеризующиеся небольшой амплитудой скольжения артикуляции в нача­ле или конце произношения. Дифтонгоидный характер некоторых гласных чеченского языка сыграл определенную роль в осложнении системы гласных. Здесь мы имеем случаи развития дифтонгов из монофтонгов (э иэ, о  уо), чему способствовал, надо полагать, их дифтонгоидный характер.

Границы слогораздела в слове1

Основная и наименьшая единица звуковой структуры слова в артикуляторном отношении — слог. Даже при самом замедленном и чле­нораздельном произнесении слово не распадается на единицы мень­ше слога. По составу слог может быть единицей простой, состо­ящей из одного звука-фонемы, или же сложной, состоящей из не­скольких звуков-фонем.

Наименьшая единица звуковой структуры слова в слуховом отно­шении — звук-фонема. Слог может состоять из одного или несколь­ких звуков-фонем. Слог, если он не состоит из одного звука-фонемы, представляет собой более крупную единицу слухового членения слова. В качестве и количестве звука-фонемы, как наименьшей единицы звуковой структуры слова, проявляется взаимодействие ее компонентов. В слоге осуществляется наиболее тесная связь звуков-фонем. Поэтому установление фонемного состава языка и взаимодействия звуков-фонем в составе звуковой структуры слова осуществляется в пределах этой структуры.

Каждый язык располагает своими возможностями и особенностя­ми звукосочетаний в слоге. В основе слогостроения лежат опреде­ленные ритмические тенденции и произносительные навыки, непосредственно связанные с лексикой и морфоло­гическим строем языка, обусловленные его историческим развитием. Поэтому слогостроение в конкретном языке должно рассматриваться с учетом его произно­сительных норм и традиций.

Слово может состоять из одного, двух и более слогов. Слог — из одного, двух и более звуков. Неделимость слога в артикуляторном отношении объясняется тем, что он произносится одним импульсом мускульного напряжения произносительного аппарата [Подробно см.: Щерба, 1955; Зиндер, 1960]. Речь представляет собой ряд импульсов напряжения, следующих один за другим непрерывно или прерываемых паузами. Импульс напряжения произно­сительного аппарата разлагается на три фазы: нарастание напряжения, максимум (вершина) напряжения, спад напряжения, акустически воспринимаемые как нарастание силы звука, максимум силы звука, спад силы звука. Минимумы мускульного напряжения приходятся на границы слогораздела, максимумы — на вершину сло­га. Граница между двумя импульсами мускульного напряжения — граница между слогами. Вершину слога составляет слогообразующий звук, до и после которого могут следовать неслогообразующие зву­ки. Слогообразующими в чеченском выступают только гласные. Со­гласные в составе слога выступают как сопутствующие гласному элементы, характер которых определяет границы слогораздела. В составе слога гласные могут проходить одну, две или три фазы. Согласные же — только одну фазу или ее часть, т. к. не могут составлять его вершину. В составе слога согласные либо предшеству­ют гласному (вершине слога), либо следуют за ним и их характер определяется положением относительно вершины слога. Наибольшая напряженность артикуляции согласного (сила звука) — у вершины слога, которая ослабевает по мере удаления от нее. Сильный конец и слабое начало имеют согласные, предшествующие вершине слога; сильное начало и слабый конец — согласные, следующие за вершиной.

Примеры границ слога и слогораздела в чеченском языке:

бд «утка» ком-ср «клык»
киэрт «ограда, забор» и-т«утюг»
стуом «фрукт» лг «бурдюг»
баьрг «глаз» л-ч  «сокол»
д «отец» ме-жарг «кукурузное тесто»
ис-хр «сукно фабричное» миэр-з  «струна»
ке-тр «шуба, тулуп» кIох-цалг «колючка»

В таких словах как миэр-з  «струна», кIох-цалг «колючка, щип» слогораздел приходится на серединные комплексы согласных рз, хц, первый член которых слабоконечный и относится к предшествующему слогу, второй — слабоначальный и относится к после­дующему слогу. Такая же картина и в случае сочетания двух оди­наковых согласных: хьан-нш «леса» (< хьун-нш), вар-рш «ослы» (< вир-наш), ьл-ла (< ьл-на) «сказал».

Интенсивные (геминированные, усиленные) согласные2 в совре­менном чеченском характеризуются и сильным началом и сильным концом. Незначительное ослабление напряженности имеет место в середине их артикуляции. Слоговая граница в словах с этими со­гласными приходится на спад напряженности в середине согласного, т. е. интенсивные согласные располагаются в конце (спад напряженности) предшествующего слога и в начале (нарастание на­пряженности) последующего слога:

ди
ш «деревья»;
и
м «вдевятером»

Тот факт, что граница слогораздела проходит по середине интенсивного согласного, не означает, что слоговая граница делит согласный на две самостоятельные единицы. Слог является в произ­носительном отношении наименьшей единицей, на которые может быть расчленено слово. Разложение слога на составляющие звуки — слу­ховое его восприятие. Если рассматривать слова как ряд последо­вательных усилений и ослаблений напряженности, граница слого­раздела в которых приходится на минимум напряженности, то в словах с интервокальными интенсивными согласными ослабление напряженности в середине слова приходится на се­редину интенсивного согласного. В произносительном отно­шении первая половина интенсивного согласного в интерво­каль­ной позиции составляет конец предшествующего слога, а вторая половина — начало после­дующего слога.

Сильноконечный или сильноначальный характер согласного величина непостоянная, зависимая от положения его в составе слога3. Один и тот же согласный может выступать и как сильноначальный, и как сильноконечный.

Слогообразующими в чеченском могут быть только гласные. Но сильноредуцированные гласные в середине слова, если следующий за ними согласный слабоначальный, слога не образуют. Предшест­вующий им согласный является в этом случае слабоконечным: кирт-каш «зарубки, засечки»4, корж-маш «ломти (куски) чего-нибудь», коск-заш «ходули», куорт -лиэш «головные платки, шали». Но в абсолютном конце слова, а также, если следующий за ними согласный является сильноначальным, эти гласные выступают как слогообразующие: куо-тм «курица» (ср. куот-маш «куры»), маь-Iг «угол» (ср. маьI-гаш «углы»).



     1 В связи с потребностями объекта исследования в работе внимание обращено на возможности определения границ слогораздела в чеченском языке. 
    2 Выступают только в интервокальной позиции. В начальной позиции не встречаются, а в абсолютном исходе реализуются как обычные. На письме передаются комплексом из двух соответствующих обычных согласных: тт, сс,… 
     3 Исключение составляют в чеченском интенсивные согласные, да и то, вероятно, потому, что выступают только в интервокальной позиции. 
     4 Здесь необходимо учесть, что граница слогораздела может быть иной при замедленном членораздельном произношении, когда для обеспечения более четкого восприятия звукового состава слова заведомо пренебрегают произносительными нормами языка, напр., кирт-каш «зарубки, засечки» (кир-ти-гаш), корж-маш «ломти (куски) чего-нибудь» (кор-жу-маш), деч-кн «деревянный» (де-чи-ган), ьшкн // ьч-кн «железный» (-чи-ган).