Примечания и сноски

    1 В связи с потребностями объекта исследования в работе внимание обращено на возможности определения границ слогораздела в чеченском языке. 
    2 Выступают только в интервокальной позиции. В начальной позиции не встречаются, а в абсолютном исходе реализуются как обычные. На письме передаются комплексом из двух соответствующих обычных согласных: тт, сс,… 
     3 Исключение составляют в чеченском интенсивные согласные, да и то, вероятно, потому, что выступают только в интервокальной позиции. 
     4 Здесь необходимо учесть, что граница слогораздела может быть иной при замедленном членораздельном произношении, когда для обеспечения более четкого восприятия звукового состава слова заведомо пренебрегают произносительными нормами языка, напр., кирт-каш «зарубки, засечки» (кир-ти-гаш), корж-маш «ломти (куски) чего-нибудь» (кор-жу-маш), деч-кн «деревянный» (де-чи-ган), ьшкн // ьч-кн «железный» (-чи-ган). 
    5
 Мурад Гиреев, как и информаторы П.Услара Кеди Досов и Янгулбай Хасанов, уроженец селения Атаги. 
    6 Объясняемые прежде всего практической направленностью исследований П.К.Услара на создание письменности на этих языках. (См. деятельность И.Бартоломея и КОИРГО). 
    7
 В качестве приложения к посмертному изданию работы П.К.Услара «Чеченский язык» (Тифлис, 1888) дан довольно вольный перевод на русский язык работы А.Шифнера «Tschetschenzische Studien» (St.-Peterbourg, 1864).Титульный лист к этому переводу представляет собой грубую подделку титульного листа работы А.Шифнера, не имеющую ничего общего с оригиналом:

«Приложение 1-е.
ЧЕЧЕНСКИЙ ЯЗЫК
(сочинение П.К.Услара в обработке Академика А.Шифнера)
Перевод с немецкого.

TSCHETSCHENZISCHE STUDIEN
von
A.Schiefner,
Mitglide der Akademie.
Gelesen den 16 Oktober 1863.
St.-Petersbourg, 1864.
(Memoires de l’Akademie Imperiale des sciences de St.-Ptersbourg,VII-e serie. T. VII, № 5).»

    8 Единственный сохранившийся экземпляр этого букваря обнаружен в 1976 году в архиве Г.Шухарта, хранящемся в библиотеке университета г. Грац (Австрия). Факсимильное издание букваря см.: Ежегодник ИКЯ, VI. Тбилиси, 1979. 
    9 По мнению Н.Яковлева, в ингушской форме оал корневой гласный основы сохранил более древний дифтонгоидный характер. 
    10 Термин «обычные гласные», хотя его и трудно признать удачным, используется в значении неспецифические гласные (неумляутизированные, неназализованные) в противоположность специфическим (умляутизированные, назализованные). 
    11 В инлаутной и ауслаутной позициях в    редуцируется не только  а, но и все обычные недолгие гласные (и, э, о, у) (см. в разделе 1.2: Редукция гласных).
    12 Обозначение обычных недолгого и долгого гласных переднего ряда ниже среднего подъема через э, , а не е,  объясняется тем, что согласные перед э,  не смягчаются, передача же их через е,  может восприниматься по аналогии с русским языком, как и обозначе­ние смягчения предшествующего согласного. Кроме того, через е в чеченской орфографии принято обозначать сочетания йэ, й, в которых й показатель грамматического класса имени, а также дифтонг иэ.
    13 При произношении э, о в чеченском подъем спинки языка, относительно его положения при произнесении а, незначительный. В этом отношении они отличаются от э, о русского языка.
    14 Исходный гласный основы сохранен в отыменных глаголах и производных именах существительных.
    15 На письме  передается сочетанием ий.
    16 Надо полагать, что скользящий характер артикуляции о () обусловил развитие их реализационных вариантов в дифтонг уо.
    17 Аналогичное явление имеет место и в дагестанских языках, напр. в даргинском [Гаприндашвили, 1956, c. 35-37].
   18 Отсюда и принятая его передача на письме через уьй.
    19 В ингушском языке назальный призвук гласных в исходе соответствующих форм многосложных слов настолько слабо выражен, что представляет­ся возможным говорить об отсутствии в их составе назализованных гласных фонем, но наличие их здесь в односложных словах ан «ревматизм, ломота» [чеч. ан, чеб. ан, шар. ан], бун «шалаш, палатка» [чеч. пл. бун, чеб. бун, шар. бун], гIн «сон, сновидение», пиэн «стена» [чеч. пл. пиэн, чеб. пиэн, шар. пэн], хьун «лес» [чеч. пл. хьун, чеб. хьун, шар. хьун] не вызывает никаких сомнений. Можно говорить об ограниченной, по сравнению с чеченским, употребительности назализованных гласных в ингушском, но не об отсутствии их.
    20 Самый тщательный поиск не подтверждает мнение о наличии назали­зованных гласных в инлаутной позиции. [См. Schiefner, 1964; Имнайшвили, 1977, с.31].
    21 В качестве формантов родительного падежа А.Шифнером выделены в чеченском а, i, uo, u, [Schiefner 1864, §61]. А.Дирр выделяет те же форманты для родительного падежа ", , , " в единственном чи­сле и "назализованное и" во множественном [Dirr 1928, 132-133], но квалифицирует их не как комплексы ГС, а как назализованные глас­ные.
    22 В единственном слове баьрг «глаз» (< баьриг) можно было бы предпо­ложить, что а > э > аь, когда исторически открытый слог, в состав которого он входит, оказался закрытым в результате выпадения глас­ного, вызвавшего палатализацию. Но, как увидим ниже, в чеченском только  (< ) открытого слога развивается в ь, когда слог ста­новится закрытым.
    23 Сюда не включаются такие слова как наьрс «огурец», хьаьт «лишай, экзема», наьрт «нарт», в которых появление умляутизированного аь объяснить не удалось.
    24 В примерах б) гласный основы именительного падежа вторичного происхождения [Schiefner 1864, §59; Яковлев 1960, с.5-6]. В формах косвенных падежей этих имен не новая основа с лабиальным гласным, а исходная.
    25 В таких словах как куьзг «зеркало» [шар. куска, ниж. кузгу, инг. кизг, кум. гуьзгуь], куь «чижик (в детских играх)» [шар. куии, инг. ку; кум. гуьллэ «пуля, снаряд», лак. кIил «чижик (в игре)», ав. гуа «пуля»], хьуьнр «способность, доблесть» [кум. хIуьнер «умение, мастерство, талант, дарование», лак. хIунар «cпособность, талант, дарование», ав. хIунар «подвиг, умение, талант»], уьгазлкх «козлы (стойки в передней части арбы)», хьуьжр «медресе, мечетская школа» уь  начального слога развился не в че­ченском, а заимствован в составе указанных слов.
    26 В словах уоьзг «остов нарыва», туоьл «землянка» уоь < оь, проникшего в составе этих слов из тюркских языков (ср. кум. оьзек, тоьле).
    27 Единственное, кажется, исключение ваш «брат», род. п. вэшн [ср. ваш4 «дядя по отцу», род. п. вашн. Может это обстоятель­ство объясняет исключение?].
    28 Ср.:  джн «пастись», прош. т. ч. вр. джин (< джин),  
                сацн «остановиться», прош. т. ч. вр. сэцин (< сацин), 
                дузн «наполнить(ся)», прош. т. ч. вр. дуьзин (< дузин), 
                кхиэрн «бояться», прош. т. ч. вр. кхрин (< кхиэрин). 
    29 В ингушском а ... у → о ... ( ),  ... у  оа ... ( ) [Яковлев, 1960, с.9; Мальсагов, Д., 1941, с.54-55; Имнайшвили, 1962, с.248]. Такая же зависимость прослеживается и в шаройском диалекте, но в последнем гласный, вызвавший лабиализацию, может быть сохранен. Исходная форма для чеченского и ингушского языков представлена, за редким исключением, в чеберлойском диалекте, в котором палатализация и лабиализация гласных имеет место в ограниченном количестве случаев. Процесс обратной дистактной ассимиляции гласных не получил в этом диалекте такого развития, как в плоскостном чеченском и ингушском.
    30 Случаи перехода  а > о в соседстве с б, п, м более широко пред­ставлены в ингушском.
    31 Это единственный пример на случай лабиализации иэ формантом родительного падежа, который нам удалось обнаружить.
    32 Это единственный пример на случай лабиализации иэ формантом родительного падежа, который нам удалось обнаружить.
    33 Если он не формант прошедшего только что времени  -ин.
    34 Определение позиции гласного в составе односложных слов связано с определенными трудностями. Рассмотривать его как гласный первого слога или же как гласный абсолютного исхода? И то и другое будет в равной степени верно.
    35 Надо полагать, что  а + и > иэ в рассматриваемых именах по ана­логии с именами, основа (форма) именительного падежа единственного числа которых была представлена исходом на  и (> ).
    36 Об усилении согласных см. в разделе 2.2: Усиление (интонационное) согласных.
    37 В отдельных случаях ударным сохранился второй слог:  мунпкъ «вероотступник, безбожник» [кум. мунапикх  «лицемер, двурушник, изменник», авар. мунапикъ «лицемер», араб. мунафик «лицемер»], устз «шейх (принимающий исповедь)» [кум. устаз, «духовный нас­тавник, учитель»].
    38 В бацбийском форморазличительная роль ударения очевидна и в этом сношении здесь, следует полагать, сохранено более архаичное состоя­ние.

ас д-акъ «я ем» вай д-къо «мы едим» (инкл.)
атх д-акхъ-тх «мы едим» (экскл.)
ахь д-акъ-хь «ты ешь» айш д-акъ-ш «вы едите»
окхус д-акъо «он ест» окхар д-къо «они едят»
со в-акъл «я сохну» вай б-къла «мы сохнем» (инкл.)
тхо б-акъл-тх «мы сохнем» (экскл.)
хьо в-акъл-хь «ты сохнешь» шу б-акъл-ш «вы сохнете»
о в-къла «он сохнет» оби б-къла «они сохнут»

    39 Соотношение количественной характеристики гласного ударного и не­ударного слогов наглядно иллюстрирует бацбииский язык: д-акъар «кушать, есть», 1 лицо д-акъс, 2 лицо д-акъхь, 3 лицо д-къо, противопоставление гласных ударного и неударного слогов в которых воспринимается чеченцем как противопоставление по долготе и крат­кости.
    40 На письме они передаются через тт, ккх, пп, ппI, кк, чч, сс, мм, лл соотвественно.
    41 В ингушском  и горных диалектах сочетание б в анлауте  встречает­ся  значительно чаще. Надо думать, что в плоскостном диалекте комп­лекс б > б.
    42 В ингушском и некоторых горных диалектах д  представлен в ауслауте форм прошедшего совершенного и будущего определенного времени глагола при именах грамматического класса д. В первой это суффиксальный классный показатель, во второй — г  исхода формы причастия, ассимилированный классным экспонентом вспомогательного глагола.
    43 В ингушском и горных диалектах д представлен  в анлауте существительных и прилагательных.  д имеем в широко употребительной глагольной приставке да-, передающей направленность действия от говорящего.
    44 Подробно см. в разделе 2.2: Выпадение согласныхВыпадение согласных — классных экспонентов.
    45 В ингушском посредством -лиг (лг) образуются уменьшительные формы практически от всех существительных.
    46 Глаголы с анлаутным к в основном производные: каг-д-ан «сломать», катуохн «схватить», каруон «найти», киэгуон «мешать, ворошить».
    47 В инлауте непроизводных глаголов к представлен, за редким исключением, в комплексе  хк, которому в бацбийском соответствует хкI: лхкн «погнать» (бацб. лахкIар), хкн «копать» (бацб. ахкIар, эхкIар),  д-уохкн «продать» (бацб. д-охкIар), д-иэхкн «привязать, завязать» (бацб. д-эхкIар), д-гн «гореть» (бацб. д-акIар); 
д-ахкн «мышь» (бацб. д-ахкI).
    48 По Дешериеву «кх — заднемягконебная глухая аффриката» [Дешериев, 1963, с.245; 1960, с.32].
    49 По Дешериеву «къ  заднемягконебная глухая аффриката» [Дешериев, 1963, с.247- 248; 1960, с.34].
    50 Все слова, начинающиеся с гласного, произносятся в чеченском с твердым приступом, что связано, надо полагать, с переходом речевых органов к их произнесению с нейтрального положения.
    51 Относительно /дз/, /дж/ см. в разделе 2.2: Дезафрикация.
    52 См. подобное же явление и в дагестанских языках.
    53 Относительно [дж], [дз] см. в разделе 2.2: Дезафрикация.
    54 Она же в сочетании с формантом падежа исхода передает направленность действия изнутри наружу: чур-д-л н «вывихнуться; выйти из себя; отлучиться»; хичур «из воды».
    55 В плоскостном (литературном) чеченском маьчк «кончик ч.-л.», кажется, единственное существительное с анлаутным м. В ингушском и горных диалектах слов с анлаутным  м  набирается более десятка.
    56 Подробно см. в разделе 2.2: Наращение согласныхНаращение согласного н.
    57 Комплекс н зафиксирован в ауслауте всего нескольких существительных: наьвл «жаворонок», наьн «червь, червяк», наьн «петух». В ингушском и горных диалектах существительных с ауслаутным н  значительно больше.
    58 Слово арван «металлическое крепление шины», кажется единственное из этого правила исключение, обнаруженное в Чеченско-русском словаре А.Мациева.
    59 В специальной литературе их именуют полугласными (?!)
     60 По мнению Г.И.Мачавариани известное звукосоответствие бацбийского тх: чеч.-инг. лх «отражает общенахскую шумную латеральную фонему [латеральную аффрикату ]»: "В бацбийском языке фонема [] была замещена фонемной группой [тх] во всех положениях. В чечено-ингушском [л] > [тх] в начале слова и лх  в остальных положениях» [Мачавариани, 1964 ].
    61 Вообще-то формы с этим формантом имеют разнообразные значения: хих «через воду, речку», дих хьакхвалн «коснуться дерева», цIнх влн «лишиться дома», цIарх кхиэрн «бояться огня».
    62 Формант просительно-повелительного наклонения восходит к форме эргатива личного местоимения 2-го лица единственного числа хьуо.
    63 Преимущественно в анлауте существительных, редко в инлауте и ауслауте. Исконно чеченских слов с хI  в их составе сравнительно немного.
    64 ш  согласный форманта множественного числа.
     65 В анлауте р встречается сравнительно редко (небольшое количество существительных и несколько прилагательных). Надо полагать, что все слова с анлаутным р в чеченском  заимствования из других языков. Число слов с анлаутным р быстро растет в связи с заимствованиями из русского языка.
    66 В скобках указано количество зарегистрированных случаев употребления. 
    67 В словах, в ауслауте которых чеченская орфография предписывает написание интенсивных согласных (исторический принцип), в действительности представлены обычные. Но в инлаутной позиции в производных формах согласные эти выступают как интенсивные.
    68 В специальной литературе в качестве форманта прошедшего совершенного времени выделяют -на, что представляет ряд удобств при составлении нормативных грамматик. В действительности же -н  в нем согласный форманта прошедшего только что времени -ин > ин.
    69 Самая многочисленная группа глаголов.
Обе формы прошедшего совершенного времени от них (СС / Сн) представлены и в остальных формах времен и наклонений [Инф. д-жн «пастись», лн «сказать», прош. сов. вр. д-ьжжа / д-ьжна, ьлла; прош. прежде вр. д-ьжжиэр 
д-ьжниэрьллиэр; условное накл. от прош. сов. вр.  д-ьжжиэхь / д-ьжниэхь, ьллиэхь; причастие прош. вр.
д-ьжжарг / д-ьжнарг, ьлларг и др.].
    70 В ингушском н форманта прошедшего только что времени в форме прошедшего совершенного времени полностью редуцирован: д-иж  «лечь», прош. сов. вр. д-иж--д, абсолютив прош. вр. д-иж; кхб «содержать», прош. сов. вр.
кхьбд, абсолют. прош. вр. кхьб.
Исключение составляют глаголы с исходом основы инфинитива на л, в форме прошедшего совершенного времени которых полностью редуцирован гласный форманта прошедшего только что времени, а согласный н ассимилировал л исхода основы инфинитива (лн > нн  регрессивная контактная полная ассимиляция): д-ал  «дать», прош. сов. вр. д-енна-д (< д-элна-д), деееприч. прош. вр. д-энна (д-элна); хил «быть», прош. сов. хинна-д (< хилна-д), дееприч. прош. вр. хинна (< хилна); 
д-ла «завершиться», прош. сов. вр. д-ьнна-д (< д-ьлна-д), дееприч. прош. вр. д-ьнна (< д-ьлна).
    71 Ср. с формами прошедшего только что времени от соовтетствующих непереходных глаголов:

Инф. Прош. т. ч. вр.
д-жн «пастись»  д-жин (< д-жин
сацн «остановиться»  сэцин (< сацин
д-узн «наполнить»  д-уьзин (< д-узин
 кхиэрн «бояться»  кхрин (< кхиэрин

    72 Здесь речь идет не о современном состоянии чеченского языка, артикуляционные возможности носителей которого настолько расширились в условиях массового чеченско-русского двуязычия, что широким потоком вливающиеся в чеченский язык из русского и других языков слова приозносятся и пишутся согласно нормам языка источника, даже старые заимствования из русского языка.
    73 Чечено-ингушскому  ст  в бацбийском регулярно соответствует стI.
    74 В выражении: Саг й-цар им! «Он не мужчина!» употребляется всегда форма саг.

    75 В словосочетании ши сту «пара быков» [Ши сту боьжн вуорд «Арба, запряженная парой быков»] комплекс ст в сту «бык» сохраняется. Ср. это же слово в выражении: Б-иэн ту б-эллчунн б-ан пах ца бэлл. «Давшему быка на убой не дали ливер на жаркое». По всей вероятности, ши сту (ши «два», сту «бык») говорящий осознает как одно слово.
    76 Сиэсак «жена» не меняет общего положения. Это сложное слово, состоящее из стиэ «самка, женского пола» и стаг «человек», слияние которых произошло, надо полагать, уже после упрощения анлаутного комплекса ст > с в обоих составляющих его словах. Кроме того, в плоскостном диалекте оно из ингушского или горных диалектов.
    77 В "Чеченско-русском словаре", составленном А.Мациевым, преверб даса- орфографирован как дIасхьа-. Нам не удалось обнаружить ни одного случая употребления преверба даса- в форме дасхьа-, оно вообще невозможно по произносительным нормам чеченского языка.
    78 Здесь имеются в виду, естественно, такие существительные как зр (<заIар) «плетень», бр (<баIар) «орех; вид ливерной колбасы», мр (<маIар) «ноготь, коготь».
    79 Подробно см. в разделе 2.2: Ассимиляция согласных.
    80 Представляется целесообразным использование двух терминов назальный и назализованный, первый применительно к согласным, второй — к гласным. Такое использование этих терминов полнее выражает суть обозначаемых ими объектов.
    81 Нам не удалось найти подтверждения высказанному в литературе мнению, что назализованные гласные представлены в чеченском и в серединной позиции [Schiefner, 1864, §1; Имнайшвили, 1977, с.31].
    82 По мнению Д.С.Имнайшвили, н  в ауслауте односложных существительных в плоскостном диалекте вторичного происхождения (Имнайшвили, 1977, с.31). Это обосновывается тем, что во всех нахских языках  н  в ауслауте односложных глаголов и односложных существительных утрачен с назализацией предшествующего гласного. 
Неубедительность такого предположения видна из следующего: во всех нахских языках в исходе форм инфинитива всех глаголов, как многосложных, так и односложных, сочетание Гн > Гн — характеристика инфинитива. В существительных картина усложняется:

Гн     Г  —  в исходе многосложных существительных,
Гн —  в исходе односложных существительных в бацбийском, ингушском и горных диалектах,
Гн —  в исходе односложных существительных в плоскостном чеченском.

    83 В исходе многосложных существительных  н утратился полностью. Утраты  н следовало ожидать и в исходе односложных, но в бацбийском, ингушском и некоторых горных диалектах в односложных существительных сочетание Гн  вместо ожидаемого Г  дало Гн, а в плоскостном чеченском он сохранился неизменным.
В форме прошедшего совершеного времени, сохранен н форманта прош. только что вр., так как выступал в позиции, в которой ни частичная, ни полная редукция артикуляции н в плоскостном диалекте не наблюдается:

Инф.  Прош. т. ч. вр.  Прош. сов. вр. 
тан «толкнуть»  теин (< таmин тэина 
кхалхн «переселиться»  кхэлхин(< кхалхин кхэлхина 
Iовдн«сжать, сдавить»  Iоьвдин (< Iовдин Iоьвдина 
сацн «остановиться»  сэцин (< сацин сэцца (< сэцна < сацина
д-хн «жить»  д-хин (< д-хин д-ьхха (< д-ьхна < д-хина
малн «пить»  мэлин (< малин мэлла (< мэлна < малина

В специальной литературе отмечено, что н, утраченный в конечной позиции, восстанавливается в полном виде в производных формах. Здесь речь должна идти о сохранении, а не о восстановлении н в этих формах, так как неправомерно говорить о восстановлении н в формах, в которых он не утрачивался.
н сохранен в субстантивированных формах прилагательных, образованных от зависимых посредством форманта -иг:
чI
гIн «сильный, твердый, крепкий» (< чIгIун), субст. ф. чIгIн-иг; лохн «низкий» (< лахун), субст. ф. лохн-иг;
лэкх
н «высокий» (< лакхин), субст. ф. лэкхн-иг; дхн «длинный», (< дхин), субст. ф. дхн-иг; сирлн «светлый»
(< сирлан), субст. ф. сирлн-иг.
В качестве суффикса субстантивированных прилагательных в специальной литературе выделяют -ниг.
В качестве форманта родительного падежа в чеченском использованы н, -ин, -ун (< ан, ин, ун) [Schiefner, 1864, §61; Дirr, 1927 c.132-133; Имнайшвили, 1962; Дешериев, 1963, с.419-429, 216-218], представленные в современном чеченском в виде -н. Исходный формант устанавливается анализом гласных именных основ. н форманта родительного падежа сохранен в форме дательного падежа, а также в субстантивированных формах относительных прилагательных, исторически являющихся формами родительного падежа соответствующих существительных.

Им. п.  Род. п.  Относ. прилаг. (субст. форма) 
бд «утка» бдн (< ба-дин)  бдн-иг 
хьч «слива»  хьчн (< хьа-чун)  хьчн-иг
Iж «яблоко»  Iжн (< I0жун)  Iжн-иг 
куог «нога»  куогн (< куоган)  куогн-иг 
ваш «брат» вэшн (< ваша ин)  вэш-н-иг 

    84 Утраченный в ауслауте формы именительного падежа единственного числа двух и более сложных существительных н  сохранен в формах косвенных падежей единственного и всех падежных формах множественного числа. В специальной литературе он квалифицирован как наращение косвенной основы у имен, склоняющихся по принцику двух основ: зм «время» (< заман), род. п. зманн, дат. п. зманна, орудно-союзн. п. зманц; мн. ч. змнаш, род. п. змни-н, дат. п. змнаш, орудно-союзн. п. змнашц, ...
    85 В указанных позициях среднеязычный сонорный согласный й квалифицирован в специальной литературе как «второй компонент дифтога» [Дешериев, 1963, с.180, 210-215; Имнайшвили, 1977, с.147-151].
    86 См. в разделе 2.2 : Изменения губно-губного в.
   87 Метод минимальных пар, применяемый К.Чрелашвили для доказательства фонематического характера дз и дж  в нахских зыках нельзя признать удачным применительно к чеченскому языку. Дело в том, что пары эти могут иметь доказательную силу только в том случае, если будут подобраны на противопоствление дз:з, дж:ж. Пары, семантическое различие которых основано на противопоставлении  дз, дж  другим согласным, не доказывают их фонематического характера, если они являются фонетическими вариантами фонем  з и ж.
    88 По мнению Дешериева з и ж  отсутствовали в исходной системе чеченского языка, а в современном чеченском получены из аффрикат дз, дж [Дешериев, 1963, с.227].
    89 Сравнительный анализ лексики нахских языков показывает, что звонкие аффрикаты дз, дж некогда широко были представлены в них в инлаутной и ауслаутной позициях. Вопрос о употреблении их в анлаутной позиции остается пока не совсем ясным и нуждается в специальном изучении с привлечением данных родственных языков.
    90 Позиционная обусловленность такого замещения наглядно прослеживается на приводимых ниже примерах.
    91 Аналогичное же явление наблюдается в аварском и андийских языках. См. [Гудава, 1964, с.93-96].
    92 Естественно, что явление рассматривается в синхронном плане, диахроническую его интерпретацию см. ниже.
    93 См.в разделе 2.2: Ассимиляция согласных.
    94 У относительных прилагательных это имеет место только в субстантивированных (независимых) формах.
    95 Такие существительные в единственном числе склоняются по типу прилагательных.
    96 Эта группа существительных очень малочисленна.
    97 Нам представляется, что прием интонационного удвоения гласных и согласных в чеченском может рассматриваться, наряду с другими, как один из самостоятельных и продуктивных способов слово- и формообразования.
    98  В сравнительном падеже ставится имя, обозначающее предмет (явление), с которым сравнивается другой предмет (явление), могущий превосходить или быть ниже его в количественном или качественном отношении.
    99 Имя в форме равняющего падежа обозначает не абстрактный, отвлеченный, а конкретный определенный предмет с которым сопоставляют другой сравниваемый.
    100 Который с таким же успехом можно бы именовать падежом наречным.
    101 Направительный второй выражает направленность действия в сторону объекта.
    102 По всей вероятности, это формант орудно-союзного падежа со значением совместности. Орудно-союзный пад. образован от формы родительного, предельный  от формы направительного второго. Формант этот использован и в глагольных формах, в которых другое действие служит ориентиром для совершения действия основного: лалц «пока скажет; до тех пор, пока скажет», вахалц «пока пойдет; до тех пор пока пойдет», гIалц «пока встанет; до тех пор пока встанет».
    103 Термины «обстоятельственная форма»«обстоятельственная форма предела» употребляются по Н.Ф.Яковлеву. Термин «удвоительная форма масдара» Н.Яковлева заменен, хотя и не более удачным «прошедшее ориентировочное» [Яковлев, 1960, с.234-236].
    104 -ц(-ца) в «обстоятельственной форме предела» и форме падежа предела и формант орудно-союзного падежа исторически представляют собой один и тот же формант с общим значением совместности.
    105 Вопрос об образовании и функциях прошедшего «ориентировочного» времени должен еще стать объектом исследования. Если рассматривать только глаголы, гласный начального слога основы которых сохраняется неизменным в форме прошедшего несовершенного времени, можно предположить [cм. Яковлев, 1963, с.235-236], что прошедшее «ориентировочное» время образовано от формы прошедшего несовершенного путем усиления согласного глагольной основы. Это предположение трудно считать обоснованным. Здесь скорее всего только совпадение формант обоих времен.
    106 О закономерностях редукции гласных в чеченском см. [Магомедов А.Г. Система гласных ... , с.196-204]. Случаи усиления согласного второго слога, когда гласный его не редуцирован, не меняют общего положения:

Им. п.  Сравн. п.  Равн. п. 
ваш «брат» вэшиэл  вэиэл 
жаьл «собака»  жаьлиэл  жаьиэл
кхб «кувшин»  кхбиэл  кхиэл 
боьшк «бочка»  боьшкиэл  боьшиэл 
буохч «кисет» буохчиэл  буохиэл и др.; 

во-первых, это двусложные формы, во-вторых, гласный второго слога в них вторичного происхождения.
    107 В речевой практике предпочтительна, кажется, первая форма, что обусловлено, надо думать, стремлением избежать в составе одной формы двух сильных (интенсивных) согласных.
108 Исключение составляют слова, в которых г предшествует фарингальный глухой щелевой  хь: буьхьг «козленок», йуьхьг «кончик, острие (ч.-л)».