2.2. Фонетические процессы согласных

Ассимиляция согласных

Для чеченского языка в области согласных характерна прогрессивная контактная полная ассимиляция [Schiefner, 1864,
s. 29, 51, 112; Мальсагов Д., 1941, с.50, 55-56; Дешериев, 1960, с.108-109, 115; 1963, с.254-256, 263; Чрелашвили, 1975, с.92-94; Яковлев, 1960, с.156-161
], наблюдающаяся при образовании форм: 1) множественного числа некоторых существительных и 2) прошедшего совершенного времени ряда глаголов. Отмечены и отдельные случаи прогрессивной дистактной и регрессивной контактной ассимиляции согласных.

  Сн > СС в форме множественного числа существительных.
Прогрессивная контактная полная ассимиляция согласных имеет место при образовании множественного числа от односложных существительных с согласным исходом основы, перед формантом множественного числа у которых наращивается н. Сн > СС имеет место только в формах множественного числа приводимых ниже существительных, во всех остальных Сн сохраняется: 

    дн > дд: шад «узел, сучок», мн. ч. шеддш [шар. шиэд, мн. ч. шиэдонаш; ниж. шад, мн. ч. шаддэш; инг. шад, мн. ч. шадамаш; бацб. шатI «узел»; Усл. шад «узел», мн. ч. шеддiш];
    жн > жж: кIуж «хохол, чуб, гребешок», мн. ч. кIажжш [ниж. кIуж, мн. ч. кIожжош; инг. кIуж, мн. ч. 
кIовжамаш; бацб. кIучI «голова, вершина горы; глыба, куча»];
    зн > зз: тIуз «туз» (карт.), мн. ч. тIаззш [инг. тIувс, мн. ч. тIувсаш]; 
    кън > къкъ: букъ «спина», мн. ч. бакъкъш [чеб. букъ, мн. ч. бокъкъош; инг. букъ, мн. ч бовкъш]; дукъ «ярмо, хребет», мн. ч. дакъкъш [шар. дукъ, мн. ч. дукъанаш; чеб. дукъ, мн. ч. докъош; инг. дукъ, мн. ч. довкъаш];
    лн > лл: бл «пласт (отваливаемый при пахоте)», мн. ч. бллш; куол «куст, кустарник», мн. ч. коьллш 
[шар. куол, мн. ч. коллаш; ниж. куол, мн. ч. куоллэш];
    пн > пп: куп «квартал», мн. ч. каппш [шар. куп, мн. ч. коппаш; ниж. куп, мн. ч. коппош]; туп «кусок, отрез (ткани)», мн. ч. таппш [шар. туп, мн.ч. топпош; ниж. туп, мн. ч. топпош;  инг. туп, мн. ч. тупаш];
    рн > рр: вир «осел, ишак», мн. ч. варрш [шар. вир, мн. ч. вораш; чеб. вир, мн. ч. воррош; инг. вир, мн. ч. 
вораш; бацб. вир, мн. ч. варби; Усл. вир, мн. ч. варраш]; кур, «рога, вид прически», мн.ч. каррш [шар. кур, мн. ч. кураш; ниж. кур, мн. ч. коррош]; кIур «дым», мн. ч. кIаррш [инг. кIур, мн. ч. кIураш]; тур «сабля» мн. ч. 
таррш [шар. тур, мн. ч. торрош; ниж. тур, мн. ч. торрош; инг. тур, мн. ч. товраш; Усл. тур, мн. ч. тарраш];
    сн > сс: кIус «макушка (головы)», мн. ч. кIассш; тIус «пробка», мн. ч. тIасш [шар. тIурс, мн. ч. тIурсаш; 
ниж. тIус, мн. ч. тIоссаш];
    хн > хх: бух «дно», мн. ч. баххш [чеб. бух, мн. ч. боххош; инг. бух, мн. ч. бовхамаш]; къух «заросли (сорняка)», мн. ч. къаххш;
    хьн > хьхь: мохь «вьюк, ноша, поклажа», мн. ч. махьхьш [ниж. мохь, мн. ч. махьиш; инг. мохь, мн. ч. мовхьаш];
    шн > шш: муш «веревка, канат», мн. ч. машшш [ниж. муш, мн. ч. мошшош; инг. муш, мн. ч. мушош; Усл. муш, мн. ч. машаш];
     Iн > II: баI «репей», мн. ч. баьIIш [шар. баIмн. ч. баIниш; чеб. баIмн. ч. баIниш; инг. баIмн. ч. баIш].

В сочетаниях Сн > СС  в формах множественного числа существительных согласными исхода именной основы (С) выступали: д, ж, з, къ, л, п, р, с, х, хь, ш, I.

  Сн > СС в форме прошедшего совершенного времени глагола
Форма прошедшего совершенного времени глагола образована от  формы прошедшего только что времени  посредством  форманта 68. Формант прошедшего только что времени в исходном или фонетически измененном виде сохранен, в частности, в форме прошедшего совершенного времени (как и в формах времен и наклонений группы прошедшего времени): д-ит-н «оставить», прош. т. ч. вр. д-ит-ин (< д-ит-ин), прош. сов. вр. д-ит-ин-а; д-иж-н «лечь», прош. т. ч. вр. д-иж-ин (< д-иж-ин), прош. сов. вр. д-иж-ин-а // д-иж-н-а; мал-н «пить, выпить», прош. т. ч. вр. мэл-ин (< мал-ин), прош. сов. вр. мэлл (< мэл-на < мал-ин-а); д-уож-н «упасть», прош. т. ч. вр. д-ьж-ин (< д-уож-ин), прош. сов. вр. 
д-оьжжа / д-оьж-на 
(< д-уож-ин-а).

В зависимости от фонетических видоизменений форманта прошедшего только что времени (*-ин) в составе формы прошедшего совершенного времени, все глаголы могут быть подразделены на три группы.

Первая группа — формант прошедшего только что времени сохранен в полном виде (-ин). Это: а) ряд непроизводных глаголов с исходом основы инфинитива на согласный (С): д-ил-н «помыть», прош. т. ч. вр. д-ил-ин (< д-ил-ин), прош. сов. вр. д-ил-ин-а; д-ц-н «рассказать, рассказывать», прош. т. ч. вр. д-ц-ин (< д-ц-ин), прош. сов. вр. д-ц-ин-а;
д-
с-ан «накачать, надуть», прош. т. ч. вр. д-ьс-ин (< д-ьс-ин), прош. сов. вр. д-ьс-ин-а; б) все непроизводные глаголы с исходом основы инфинитива на комплексы согласных или интенсивные согласные: кхалх-н «переселиться», прош. т. ч. вр. кхэлх-ин (< кхэлх-ин), прош. сов. вр. кхэлх-ин-а; кхарз-н «зажарить», прош. т. ч. вр. кхэрз-ин 
(< кхэрз-ин), прош. сов. вр. кхэрз-ин-а; д-уо-н «налить», прош. т. ч. вр. д-оьн (< д-уо-ин), прош. сов. вр. 
д-оь-ин-а; д-уо-н «вдеть», прош. т. ч. вр. д-оьн (< д-уо-ин), прош. сов. вр. д-оь-ин-а; д-уо-н 
«спуститься», прош. т. ч. вр. д-оьн (< д-уоь-ин), прош. сов. вр. д-оь-ин-а; в) производно-переходные глаголы, образованные посредством вспомогательного глагола д-ан: гул-д-ан «собрать», прош. т. ч. вр. гул-д-ин-а; диц-д-ан 
«забыть», прош. т. ч. вр. д-иц-д-инпрош. сов. вр. д-иц-д-ин-а; д-гуон/ д-г-д-ан «сжечь», прош. т. ч. вр. 
д-гн (< д-га-д-ин), прош. сов. вр. д-гна (< д-га-д-ин-а); д-акъуон / д-акъ-д-ан «высушить», прош. т. ч. вр. 
д-акън (< д-акъ-д-ин), прош. сов. вр. д-акъна  (< д-акъа-д-ин-а).

Вторая группа — полностью редуцирован гласный форманта прошедшего только что времени (-ин > -н): ла-н «хотеть, желать», прош. т. ч. вр. лин (< лан < ла-ин), прош. сов. вр. лина (< ли-ин-а); хуо-н «вместиться», прош. т. ч. вр. хоьн (< хуон < хуоин), прош. сов. вр. хоьн-а (< хуоь-ин-а); д-иж-н «лечь», прош. т. ч. вр. д-иж-ин (< д-иж-ин), прош. сов. вр. д-иж-ин-а.

Третья, самая многочисленная группа — гласный форманта прошедшего только что времени полностью редуцирован (-ин > -н), а согласный н ассимилирован согласным исхода основы инфинитива: л-н «сказать», прош. т. ч. вр. лин 
(< л-ин), прош. сов. ьлла (< ьлна л-ин-а); д-р-н «кроить», прош. т. ч. вр. д-рин (< д-р-ин), прош. сов. вр. 
д-ьрра (<дьрна < др-ин-а) / д-рина; д-ж-н «пастись», прош. т. ч. вр. д-ж-ин (< д-ж-ин), прош. соверш. вр. 
д-ьжжа (< д-ьжна < д-ж-ин-а) / д-ьжна.

Глаголы односложные, т. е. аномального спряжения, не выделяются отдельно, так как по отношению к рассматриваемому процессу включаются нами во вторую группу.

В форме прошедшего совершенного времени глаголов, включаемых в третью группу, н форманта прошедшего только что времени ассимилирован, за исключением нескольких случаев, согласным исхода основы инфинитива (Син > Сн > СС). Причем для всех них, за исключением глаголов с исходом основы инфинитива на согласные д, л, т, тI, наряду с формой прошедшего совершенного времени с ассимилированным н форманта прошедшего только что времени (Сн > СС) сохранена и форма с не ассимилированным н н). Обе формы равнозначны и одинаково употребительны, хотя в разговорной речи первая из них встречается чаще.

У глаголов с исходом основы инфинитива на д, л, т, тI представлена только форма Сн > СС, форма же Сн не сохранилась. Применительно к глаголам этого ряда можно говорить о завершенном и ставшем уже историческим процессе ассимиляции Сн > СС в форме прошедшего совершенного времени. Все непроизводные глаголы с исходом основы инфинитива на согласный в отношении ассимиляции Сн > СС в форме прошедшего совершенного времени подразделяются на: а) глаголы с исходом основы инфинитива на д, л, т, тI, процесс ассимиляции Сн > СС в форме прошедшего совершенного времени которых полностью завершен, стал историческим; б) глаголы, процесс ассимиляции Сн > СС в форме прошедшего совершенного времени которых не завершен, обе формы Сн и СС имеют факультативное употребление69; в) глаголы, про­цесс ассимиляции Сн  > СС в форме прошедшего совершенного времени которых не происходит, хотя по условиям для контактной ассимиляции они идентичны глаголам группы б); г) глаголы, в форме прошедшего совершенного времени которых не редуцируется гласный и форманта только что прошедшего времени, следовательно, ситуация (Син) исключает возможность контактной ассимиляции.

Из изложенного следует, что процесс контактной прогрессивной ассимиляции согласных в форме прошедшего совершенного времени глагола является в чеченском действующим (живым) фонетическим процессом. Глаголы группы б) обнаруживают отчетливо выраженную тенденцию перехода в разряд глаголов группы а), процесс тормозится, по всей вероятности, влиянием литературного языка70.

Согласными (С) исхода основы инфинитива, ассимилирующими в форме прошедшего совершенного времени  н форманта только что прошедшего времени, в чеченском могут быть: б, г, гI, д, ж, з, к, кх, къ, л, м, п, р, с, т, тI, х, хь, ч, ц, ш,
I
.
    бн > бб: д-иэбн «размножиться» — д-иэбба (< д-иэбна) /  д-иэбна (< д-иэбина); табн «притаиться» — тэбба 
(< тэбна) /тэбна (< тэбина); кхбан «кормить, содержать» — кхьбба (< кхьбна) / кхьбна (< кхбина); 
    гн > ггмагн «быть годным» — мэгга (< мэгна) / мэгна  (< мэгина); д-гн «гореть» — д-ьгга (< д-ьгна) / д-ьгна 
(< д--гина); ган «долбить, насекать» — ьгг (< ьгна) / ьгна (< гин);  д-игн «повести» — д-игга (< д-игна) / 
д-игна (< д-игина); д-иэгн «трястись» — д-иэгга (< д-иэгна) / диэгна (< д-иэгина); 
    гIн > гIгI: чIгIн «закрыть» — чIьгIгIа (< чIьгIна) / чIьгIна (< чIгIина); угIн «выть, реветь» — уьгIгIа (< уьгIна) / уьгIна (< уьгIина); иэгIн «посориться» — иэгIгIа (< иэгIна) / иэгIна (< иэгIина); д-уогIн «посадить» — д-оьгIгIа 
(< доьгIна) / д-оьгIна (< д-уогIина); 
    жн > жж: гажн «ощериться» — гэжжа (< гежна) / гэжна (< гэжина); хьажн «посмотреть» — хьаьжжа  (< хьаьжна) /хьаьжна (< хьаьжина); д-жн «пастись» — дьжжа (< дьжна) / д-ьжна (< д--жина); хьиэжн «смотреть» 
— хьиэжжа (<хьиэжна) / хьиэжна (< хьиэжина); д-уожн «упасть; запрячь» — д-оьжжа (< д-оьжна) / д-оьжна 
(< д-уожина); 
    зн > зз: хазн «слышать, услышать» — хэзза (< хэзна) / хэзна (< хэзина); кхзн «висеть» — кхьзза (< кхьзна) / 
кхьзна (<кхзина); д-узн «наполнить; насытиться» — дуьзза (< дуьзна) / дуьзна (< дуьзина); уозн «потянуть; курить» — оьзза (<оьзна) /оьзна (< уозина); д-иэзн «любить, желать» — д-иэзза (< д-иэзна) / д-иэзна (< д-иэзина);
    кн > кк: д-иэкн «гудеть; звенеть; щебетать» — д-иэкка (< д-иэкна) / диэкна (< диэкина); 
    кхн > кхкх: д-акхн «сосать (грудь)» — д-экхкха (< д-экхна) / д-экхна (< д-экхина); лакхн «сыграть, спеть» — 
лэкхкха  (<лэкхна) / лэкхна (< лэкхина); кхн «мстить, отомстить» — ькхкха (< ькхна) / ькхна (< кхина); 
хьиэкхн «жать, косить, пилить»  хьиэкхкха (< хьиэкхна) / хьиэкхна (< хьиэкхина); 
    кън > къкъ: лакън «иссякнуть» — лэкъкъа (< лэкъна) / лэкъна (<  лэкъина); д-иэкън «делить, разделить» — 
д-иэкъкъа (<д-иэкъна) / д-иэкъна (< д-иэкъина); д-укън «заткнуть, засыпать» — д-уькъкъа (< д-уькхъна) / д-уькъна 
(< д-укъина); 
    мн > мм: Iмн «обучаться, научиться» — Iьмма (< Iьмна) / Iьмна (< Iмина); 
    пн > пп: лиэпн «сверкать, сиять» — лиэппа (< лиэпна) / лиэпна (< лиэпина); 
    рн > рр: рн «молотить» — ьрра (< ьрна <рина) / рина; д-рн «кроить, раскроить»  д-ьрра (< д-ьрна 
< д-рина) / д-рина; кхиэрн «бояться»  кхиэрра (< кхиэрна) / кхрина (< кхиэрина); 
    сн > сс: лсн «просеять» — льсса (< льсна) / льсна (< лсина); тасн «бросить» — тэсса (< тэсна) / тэсна 
(< тэсина); 
    хн > хх: Iахн «мычать, блеять» — Iаьхха (< Iаьхна) / Iаьхна  (< Iаьхина); ахн «пахать» — ьхха (< ьхна) / ьхна 
(< хина); хьиэхн «обучать, преподавать» — хьиэхха (< хьиэхна) / хьиэхна (< хьиэхина); д-уохн «сломаться, испортиться» — д-оьхха(< д-оьхна) / д-оьхна (< д-уохина); 
    хьн > хьхь: ахьн «молоть» — аьхьхьа (< аьхьна) / аьхьна (< аьхьина); д-ахьн «нести, тащить» — д-аьхьхьа 
(< д-аьхьна) /д-аьхьна (< д-аьхьина); кхиэхьн «носить, таскать» — кхиэхьхьа (< кхиэхьна) / кхиэхьна (< кхиэхьина); 
    цн > цц: сацн «остановиться» — сэцца (< сэцна) / сэцна (< сэцина); лцн «поймать» — льцца (< льцна) / 
льцна (<лцина); иэцан «взять, купить» — иэцца (< иэцна) / иэцна (< иэцина); лиэцн «ловить» — лиэцца (< лиэцна)
/ лиэцна 
(<лиэцина); 
    чн > чч: кхчн «добраться, достигнуть» — кхьчча (< кхьчна) / кхьчна (< кхчина); 
    шн > шш: д-ашн «растаять, раствориться»  д-эшша (< д-эшна) / д-эшна (< д-эшина); хьашн «раздавить, затоптать» — хьаьшша (< хьаьшна) / хьаьшна (< хьаьшина); тиэшн «верить» — тиэшша (< тиэшна) / тиэшна (< тиэшина); 
д-иэшн «читать; учиться» — д-иэшша (< д-иэшна) / д-иэшна (< д-иэшина); 
    Iн > II: таIн «прижаться, наклониться, осесть» — таьIIа  (< таьIна) / таьIна (< таьIина); IаIн «(с-, на-)копиться — IаьIIа (< IаьIна) / IаьIна (< IаьIина); д-аIан «кастрировать» — д-аьIIа (< д-аьIна) / д-аьIна (<д-аьIина); 
    н > : д-ан «есть, кушать» — д-эа (< д-эна) / д-эна (< д-эина); хан «сесть» — хэа (< хэна) / хэна (< хэина); хьан«отстояться» — хьаьа (< хьаьна) / хьаьна (<хьаьина); туон «хватить, быть достаточным» — тоьа (< тоьна) / тоьна (< туоьина); 
    дн > дд: д-адн «побежать» — д-эдда (< д-эдна < д-эдина); хьадн «побежать, ринуться» — хьаьдда (< хьаьдна < хьаьдина); хдн «оборваться» — хьдда (< хьдна < хдина); хиэдн «обрываться» — хиэдда (< хиэдна < хиэдина); 
    тн > тт: латн «зажечься; подраться» — лэтта (< лэтна < лэтина); тн «крошить, дробить, толочь»  ьтта 
(< ьтна < тина); кхиэтн «удариться, встретиться; понять» — кхиэтта (< кхиэтна < кхиэтина); хиэтн «казаться» — хиэтта (<хиэтна < хиэтина); 
    тIн > тIтI: д-тIн «порваться, расколоться, треснуть» — д-ьтIтIа (< д-ьтIна < д-тIина); 
    лн > лл: малн «выпить» — мэлла (< мэлна < мэлина); д-алн  «дать» — д-элла (< д-элна < д-элина); лн «сказать» — 
ьлла (< ьлна < лина); ллн «расплавиться, растопиться» — льлла (< льлна < ллина); хилн «быть; созреть» — хилла (<хилна < хилина); лиэлн «ходить» — лиэлла (< лиэлна < лиэлина); д-уолн «настать; привыкнуть» — д-оьлла (< д-оьлна < д-уолина).

  р...л > р...р  в форме сравнительного падежа некоторых существительных в составе определительных словосочетаний: цIарра цIиэн «ярко красный» (букв.: «огня краснее») (< цIарла цIиэн); кIарр Iаьржн «угольно черный» (букв. «угля чернее») (< кIарл Iаьржн); барр можн «ярко желтый» (букв. «желтка желтее»); шурр кIайн «белоснежный» (букв. «молока белее») (< шурла кIайн). Ср. с лилл снн «ярко зеленый (голубой)» (букв. «синьки синее»).

  рл  лл:  а) кэллн (< кэрлан) «новый, свежий» [Ср. карла-д- «обновить»]; силлан (< сирлан) «светлый, яркий»; б)сиэллуо (< сиэрлуо) (инг. сиэрдалуо) [Ср. сиэрла-д-л «светлеть; стать светлым, рассвести»].

  В распределительных числительных: цхьацца «по одному» (ц > цц); шишш «по два» (ш > шш); кхуокхкх «по три» (кх > кхкх); пхипп «по пять» (п > пп). (Ср. ди-ди «по четыре», йалх-йалх «по шесть»; вархI-вархI «по семь», ...).

Выпадение согласных

Выпадение согласных  классных экспонентов

В непроизводных классных глаголах классные экспоненты — префиксы. В производных формах глаголов классные экспоненты представлены в виде префиксов, инфиксов, суффиксов. В сложных глагольных формах число классных показателей может быть несколько и все они связаны с одним и тем же именем.

В чеченском получил распространение процесс выпадения инфиксального классного показателя в составе сложных глаголов и глагольных форм. Надо думать, обусловлено это тем обстоятельством, что в указанных формах грамматический класс одного и того же имени формально оформлен два и более раза. Следует предположить, что утрата (выпадение) инфиксального классного показателя в сложных глаголах и глагольных формах первоначально имела место в тех из них, смысловая часть которых была классной, а затем процесс распространился на все сложные глаголы и глагольные формы вообще. В ингушском в форме прошедшего совершенного времени глагола суффиксальный классный экспонент
(< инфиксального < префиксального) не мог быть утрачен, т. к. использован для дифференциации форм прошедшего совершенного времени глагола и деепричастия прошедшего времени: д-иган «вести, увести», дееприч. прош. вр. д-иг  (<д-игана), прош. соверш. вр. д-иг-д (< д-иг +  д-а).

Сложными глаголами с инфиксальным классным показателем в чеченском являются: 1) производно-переходные глаголы, образованные от непереходных посредством вспомогательного глагола д-ан «делать»: д-гн «гореть» — д-гуон /
д-
г-д-ан «(с-, об-) жечь» (инг. д-г  д-оаг-д-иэ); ллн «расплавиться, растопиться» — ллуон / лл-д-ан 
«расплавить, растопить» (инг. лл  лоал-д-иэ); сацн «остановиться» — сацуон / сац-д-ан «остановить, задержать» (инг. сац  соц-д-иэ); 2) некоторые глаголы, образованные от переходных посредством вспомогательного глагола д-ан (как правило, называют конкретное действие): кхайкн «звать, приглашать» — кхайкуон / кхайк-д-ан 
«огласить, оглашать» (инг. кхайк  кхайк-д-иэ); хьажн «посмотреть, присмотреть» — хьажуон / хьаж-д-ан 
«нацелить, направить» (инг. хьаж  хьож-д-иэ); 3) отыменные глаголы, образованные посредством д-ан «делать»: 
басар-д-ан «(о-, по-) красить», гуоч-д-ан «переводить, перевести», арт-д-ан «затупить», д-ц-д-ан «укоротить», 
кIд-д-ан «смягчить». Сюда же относятся отыменные глаголы, вторая часть которых представлена классными глаголами: сам-д-лн «проснуться», сам-д-ан «разбудить», мац-д-алн «проголодаться», букар-д-уолн 
«сгорбиться», гIад-д-ахн «наслаждаться, блаженствовать».

  Утрата (выпадение) инфиксального классного экспонента в составе сложных глаголов имеет место в чеченском языке в формах инфинитива, прошедшего только что времени (а также в формах времен и наклонений второй группы), побудительно-повелительного наклонения.

1. В форме инфинитива сложных глаголов, образованных посредством д-анклассный экспонент вспомогательного глагола утрачивается, если смысловая часть представлена глаголом. Форма с сохраненным классным экспонентом вспомогательного глагола может употребляться факультативно. Инфиксальный классный показатель, утраченный в форме инфинитива рассматриваемых сложных глаголов сохранен в форме настоящего времени, а также в формах времен и наклонений группы настоящего времени. Примеры:

д-ашуон / д-аш-д-ан «растворить, растопить; сделать мокрым» [инг. д-ош-д-иэ], [д-ашн «таять, растаять, раствориться»]; д-тIуон / д-тI-д-ан «порвать, расколоть, разорвать» [инг. д-оатI-д-иэ], [д-тIн «порваться, расколоться, разорваться»]; ллуон / лл-д-ан «расплавить, растопить» [инг. лоал-д-иэ], [ллн «расплавиться, растопиться»]; кхайкуон / кхайк-д-ан «огласить» [инг. кхайк-д-иэ], [кхайкн «звать, приглашать»]; хьажуон «нацелить, прицелиться, направить» [инг. хьаж-д-иэ], [хьажн «посмотреть»].

Из отыменных глаголов, образованных посредством д-анклассный экспонент вспомогательного глагола утрачивают в форме инфинитива глаголы, именная часть которых исторически была представлена гласным исходом на у, да и то не все, что объясняется, надо думать, стремлением дифференцировать такие отыменные сложные глаголы от существительных, образованных посредством суффикса -уод-акъуон «высушить» (< д-акъу + д-ан) (инг. д-окъ-д-иэ); д-ахкуон «сгноить» (<д-ахку д-ан) (инг. д-охк-д-иэ). Сравн. гм-д-ан «искривить» (< гамунд-ан) [инг. гоам-д-иэ; чеч. гмн «кривой» (< гмун); гмуо «вражда»], чIгI-д-ан «укрепить, закрепить» (< чIгIу + д-ан), [инг. чIоагI-д-иэ; чеч. чIогIан (< чIгIун) «сильный крепкий»; чIгIуо «решение, клятва»].

Сравнительный анализ рассматриваемых сложных глаголов показывает, что смысловой глагол в них был представлен формой настоящего времени с формантом , который при встрече с н вспомогательного глагола, в результате выпадения классного экспонента, > уон. В формах, где классный экспонент вспомогательного глагола сохранен, у исхода формы смыслового глагола > .

В ингушском инфиксклассный показатель в рассматриваемых глаголах сохраняется и, в отличие от плоскостного чеченского, гласный исхода смысловой части вызвал ассимиляцию гласного ее начального слога. Сохранение в составе сложных глаголов рассматриваемого типа исходной глагольной или именной основы в чеченском объясняется, вероятно, тем, что их образование предшествовало развитию процесса ассимиляции гласных.

2. В форме прошедшего только что времени глаголов, образованных посредством  д-ансмысловая часть которых глагол. Форма прошедшего только что времени рассматриваемых глаголов образована от инфинитива смыслового глагола + прошедшее только что время вспомогательного глагола д-ин. Гласный исхода смыслового глагола и ин вспомогательного глагола при встрече > н:

Инф. Прош. т. ч. вр.
д-жуон / д-ж-д-ан «пасти» д-жн (< д-жа-д-ин)
сацуон / сац-д-ан «остановить»  сацн (< саца-д-ин)
д-узуон / д-уз-д-ан  «насытить» д-узн (< д-уза-д-ин)
кхиэруон / кхиэр-д-ан «напугать» кхиэрн (< кхиэра-д-ин)71

3. Во всех формах времен как простых, так и сложных глаголов побудительного наклонения. Форма побудительного наклонения образуется  смысловой глагол + д-итн «оставить, дать возможность», оба в соответствующей временной форме. Причем классный экспонент глагола  д-итн  утрачивается регулярно. При этом в формах каузатива от непроизводных глаголов, а также производных, образованных посредством д-алн и д-лнпроисходит стяжение гласного исхода формы смыслового глагола и гласного основы глагола д-итн. Формы каузатива производно-переходных глаголов образованы от формы с сохраненным классным экспонентом вспомогательного глагола д-анСтяжение гласных исхода формы смыслового глагола и основы глагола д-итан не происходит, так как и основы глагола д-и-тн после выпадения классного экспонента регулярно > й:

Инфинитив сацн «остановиться» 
каузатив сацтн (< саца + д-итн) «дать (возможность)  остановиться» 
наст. вр. соцьт (< соцу д-уьту
прош. т. ч. вр. сацтин (< саца д-итин
Инфинитив малн «пить» 
каузатив малтн (< мала д-итн) «дать (возможность) пить» 
наст. вр. мольт (< молу д-уьту
прош. т. ч. вр. малтин (< мала д-итин
Инфинитив д-акхн «сосать (грудь)» 
каузатив д-акхтн (< д-акха д-итн) «дать (возможность) сосать (грудь)» 
наст.вр. д-окхьт  (< д-окху + д-уьту
прош. т. ч. вр. д-акхтин (< д-акха  д-итин
Инфинитив такхн «ползти, оползать» 
каузатив такхтн (< такха + д-итн) «дать (возможность)  ползти (оползти)» 
наст. вр. токхьт (< токху + д-уьту
прош. т. ч. такхтин (< такха + д-итин
Инфинитив сацуон / сац-д-ан «остановить» 
каузатив сац-д-айт «дать (возможность) остановить» 
наст. вр. сац-д-ойт  
прош. т. ч. вр. сац-д-айтин 
Инфинитив малуон/мал-д-ан «напоить» 
каузатив мал-д-айтн «дать (возможность) напоить» 
наст. вр. мал-д-ойт   
прош. т. ч. вр. мал-д-айтин 
Инфинитив д-акхуон/д-акх-д-ан «кормить грудью» 
каузатив д-акх-д-айтн «дать (возможность) кормить грудью» 
наст. вр. д-акх-д-ойт 
прош. т. ч. вр. д-акх-д-айтин 

Упрощение комплексов согласных

  Число встречающихся в анлауте сочетаний согласных в чеченском крайне ограничено. Все встречающиеся сочетания двучленные и представлены преимущественно в существительных. Не зафиксировано ни одного случая трехчленного сочетания72. Все встречающиеся в анлауте комплексы согласных проявляют тенденцию к упрощению.

В анлауте в чеченском встречаются следующие комплексы согласных: а) в существительных  б, д, ж, з, м, н, пх, пхь, ст (> т / с), тх, тхь, тIкъ, цх, цхь (> ц), чх, чхь, чI, чIкъ (> чI); б) в глаголах  пх, цх; в прилагательных  б, пх, ст (> т), цхь. Сочетания д, схь (> хь) представлены в глагольных приставках, выражающих направленность действия относительно говорящего. Сочетания звонких согласных со щелевым звонким фарингальным  (б, д, ж, з, м, н) значительно чаще, чем в плоскостном (литературном) чеченском, встречаются в горных диалектах и ингушском. Это единственная позиция, в которой еще сохранен щелевой звонкий фарингальный  в нахских языках.

   ст    с 73  
                   т   
Упрощение комплекса ст  (или т) [Мальсагов, 1941, с.57; Имнайшвили, 1977, с.248-253] носит в чеченском регулярный характер. В плоскостном диалекте ст  т, хотя здесь формы с анлаутным ст / т / с могут иметь факультативное употребление, что следует объяснять, как и ряд других особенностей этого диалекта, смешением здесь особенностей других диалектов. В ингушском, аккинском и некоторых горных диалектах ст > с. Не упрощается ст, как правило, в чеберлойском.

В чеченском упрощение комплексов согласных происходит за счет утраты второго члена сочетания. Это правило нарушается в плоскостном  диалекте относительно комплексов ст (> т) и схь (> хь). 
    стаг74 > таг «человек, мужчина» [инг. саг, акк. саг, бацб. стIакI], старгI > таргI «бычок» (/ саргI) [инг. сиргI, шар. сорогIниж. старгI]; стигл > тигл (/ cигл) «небо» [инг. сиглиэ, шар. сигал, ниж. стигло, Усл. стiгал]; 
сто то «стамеска, долото» [инг. остшар. ост, ниж. сто, бацб. астI «тесло»]; сту > ту75 «бык» [инг. уст, 
Усл. уст, бацб. пстIу]; сторпл торпл (сорпл«стропила» (инг. сорпл, русск. стропила); стак > так (/ сак)
«стакан» [инг. сакрусск. стакан], стуол > туол (/ суол) «стол» [инг. истол, русск. стол; стон > тон 
(/ сон) «толстый» [инг. соакк. со, бацб. стIамин]; стохк > токх (/ сохк) «в прошлом году» [инг. 
соахк, акк. сохкбацб. стIоухкI], стмар > тмар «позавчера» [инг., акк. сомар]. В инлаутной и ауслаутной позициях комплекс ст сохраняется неизменным76авст «годовалая коза» [шар. овст, ниж. австу, чеб. овсту, инг. 
оаст], аьст «тесло» [чеб. асти, инг. аьст, бацб. астI], бост «обух» [шар. босту, чеб. басту, инг. бостм],
коьвстк «древесная кора»; стагIн «хромой», муьстн «кислый», луьстн «частый, густой»; йист «край», нкъуост
«товарищ», хIуост «метка, тавро»; къстн «отделиться, расстаться» [бацб. къастIр], ластн «(по-)качнуться» [бацб. ластIр], д-стн «развязать» [бацб. д-стIр].

  схь    хь
                   с 
В превербах да- [направленность действия от говорящего (совершающего действие)] и схьа- [направленность действия к говорящему (совершающему действие)] вторые члены анлаутных комплексов  щелевые шумные фарингальные  (звонкий), хь (глухой).

В устной речи схьа- регулярно > хьа: [В литературном чеченском схьа-  орфографическая норма] схьа-д-н //
хьа-д-
н «отнять, выдернуть, извлечь», схьа-д-иэн / хьа-д-иэн «открыть, отворить (по направлению к говорящему)», схьакхуон/ хьакхуон «бросить, кинуть, швырнуть (по направлению к говорящему)», схьахьажн 
/ хьахьаж
н «посмотреть, глянуть (в сторону говорящего)», схьа-в-иэрзн / хьа-в-иэрзн «по-вернуться, обернуться
(к говорящему)».

Превербы да-, схьа- могут употребляться и совместно. В этом случае представляется возможным рассматривать их как самостоятельный преверб, передающий попеременную направленность действия в разные стороны. да-  схьа- 
дас-77 дас-д-ржн «разбрестись, разбредаться, распространяться, расплываться», даскх-н «разбросать, раскидать»; дасхьажуон «направить, разослать в разные стороны», дас-д-овдн «разбежаться в разные стороны», 
дасидн «разбегаться; суетиться, метаться, бегать (туда-обратно)»; дас-д-уохн «разойтись (с какого-либо сбора)», дас-къстн «расстаться, разлучаться», дас-д-н «разнять; разнести в разные стороны (за пределы дома)».

  цхь < ц: цамз «стрелка, штык» (< цхьамза), цаI / цхьа «один», цхьацц «по одному» (< цхьа-цхьа), но цхьа кIант «один мальчик», цхьай «одиннадцать».

   чIкъ > чI 
       тIкъ > тI 
В анлаутном комплексе чIкъ заднемягконебный абруптив къ замещен фарингальным щелевым звонким  или вовсе утрачен. Сохранен анлаутный комплекс чIкъ в чеберлойском. Несколько слов в литературном чеченском сохраняют этот комплекс благодаря принятому этимологическому принципу их написания, но реализуется он в устной речи как чI: чIуор «кожа; слой, пласт, оболочка» [лит. яз. чIкъор; шар. чIуор, ниж. чIкъуор, инг. чIор, бацб. чIар]; чIьрг «скорлупа, шелуха, корка»; чIург «колесо, баранка, бублик» [лит. яз. чIкъург; ниж. чIкъураг, шар. чIураг, инг. чIорк «баранка, бублик»].

Утрачен къ в отдельных случаях и в анлаутном комплексе тIкъ: тIм «крыло» [шар. тIм, инг. тIкъм]. При рассмотрении комплексов чIкъ, тIкъ правомернее было бы говорить о замещении в них  къ через  и о упрощении уже комплексов  чI и  тI.

  С  >  С 
Щелевой звонкий фарингальный  сохранился в чеченском (resp. нахских языках) только в анлаутных комплексах С +  
(б, д, ж, з, м, н). В плоскостном (литературном) чеченском эти комплексы зафиксированы только в существительных. В ингушском, горных диалектах и бацбийском языке примеров на начальные комплексы С  значительно больше, чем в плоскостном диалекте и комплекс С  представлен не только в анлауте существительных, но и прилагательных: бд «утка» [шар. бат, бацб. батI], бд «мгла, тьма» [шар. бда], нб «сон» [бацб. напI], дгI «замок, ключ» [инг. дгI], мод «грязь» [шар. мадниж. маду, инг. мад]; д-хн «длинный» [инг. д-ьх], 
жимн «маленький» [инг. замиг] и др.

Надо полагать, что в плоскостном (литературном) чеченском С < С в анлауте существительных и прилагательных, в которых в бацбийском, ингушском и горных диалектах представлен комплекс согласных С78.

  рг > р 
В плоскостном (литературном) чеченском отмечены отдельные случаи упрощения комплекса рг р  в инлаутной позиции: лерг «ухо», направит. II пад. лэриэ (< лэргиэ) [лэриэ Iуохн «поднести к уху»]; баьрг «глаз», баьрса «зрение»
(< баьрг
нса «глаза свет»), баьрзн «подслеповатый, близорукий; слепой» (< баьргза). Упрощение  рг > р (или > г) носит регулярный характер в ингушском, например, в форме: причастия прошедшего времени: в-ах-в-ар (чеч. в-аханарг) «тот, который пошел», д-ьж-д-ар (чеч. д-ьжнарг) «тот, который пасся», б-из-б-ар (чеч. б-уьзнарг) «тот, который
напол­нился (наелся)»; будущего определенного времени:  гIуод-д-а «пойдет
» (< гIуог д-а гIуорг д-а), гIуоб-б-а (< гIуог б-а гIуорг б-а), гIуог-в-а (< гIуорг в-а), гIуог й-а (< гIуорг й-а).

  Имеют место случаи выпадения и других согласных, но они не носят регулярного характера, напр., хI > 0 (ноль звука), хь> 0 (ноль звука): хIар «этот», род. п. кхуьнн (/ хIокхуьнн), эрг. п. кхуо (/ хIокхуо); кхушар «в этом году» (< хIокху шарахь) [инг. укхшарахь].

Изменения носового сонорного н

  Из фонетических изменений, которые претерпевает н в чеченском, отмечены частичная или полная редукция его артикуляции и ассимиляция (контактная прогрессивная) предшествующим согласным79
Хотя н и выступает во всех позициях, частота употребления его в анлауте, инлауте и ауслауте неодинакова. В современном чеченском в ауслаутной позиции н представлен только в сущестительных, главным образом односложных: биэн «гнездо», 
бун «шалаш», гIн «сон», пиэн «стена», хиэн «бревно, кряж; приклад».

Из многосложных существительных с исходом на н в чеченском отмечено: а) несколько слов, относящихся к книжным заимствованиям из восточных языков (пирIун «фараон», мэлIун «преданный проклятию», къурIан «коран», маржан «коралл (красный)»; многочисленные заимствования из русского языка советского периода (комбайн, капитан, партизан, Казахстан и др.), написание и произношение которых в чеченском в условиях активного национально-русского двуязычия полностью адекватно их прототипам. Учитывая, что оба случая сохранения ауслаутного н обусловлены факторами экстралингвистического характера, они не принимаются в расчет при рассмотрении закономерностей редукции артикуляции ауслаутного н в чеченском.

Исследованиями по нахским языкам установлено, что н широко был представлен в ауслауте форм именительного падежа существительных, прилагательных, наречий, родительного падежа всех склоняющихся частей речи, инфинитива и прошедшего только что времени глагола. Широко использовался в составе формант грамматических категорий: харктеристика инфинитива (н -ан), характеристика прилагательных и наречий (Гн < Гн), формант родительного падежа (Гн < Гн), формант прошедшего только что времени глагола (н < -ин) [Schiefner, 1864, §61, 79, 84, 122; Dirr 1928, с.131-143; Мальсагов Д., 1941, с.36-39; Имнайшвили, 1962; Дешериев, 1963, с.216-218; Магомедов, 1974, с.105-114, 187-191; Яковлев, 1960, с.11, 20].

Ограниченное употребление н в ауслауте объясняется закономерной утратой его в этой позиции, что в равной мере относится ко всем нахским языкам. Редукция артикуляции ауслаутного н и поныне действующий фонетический процесс, хотя развитие массового национально-русского двуязычия и возрастающее влияние чеченского литературного языка оказали заметное воздействие на его активность и сократили в какой-то мере границы его действия.

Редукция н объясняется, надо думать, слабостью его артикуляции [Зиндар, 1960, с.127, 128, 130], которая еще более ослабевает в абсолютном конце, особенно при беглом и нечетком выговаривании в устной речи. Имеет она место постоянно в одной и той же фонетической позиции и наблюдается на одном и том же лексико-грамматическом материале. Различают: а) частичную редукцию артикуляции н (редукция артикуляции смычки) и б) полную (редукция артикуляции смычки и артикуляции небной занавески).

В плоскостном (литературном) чеченском редукция артикуляции н имеет место только в абсолютном исходе: полная  в ауслауте нулевых форм многосложных существительных, частичная  во всех остальных случаях, за исключением односложных существительных, в ауслауте которых  н  сохранен. В ингушском и ряде горных диалектов процесс получил дальнейшее развитие. Артикуляция н редуцируется не только в абсолютном конце, но и в интервокальной позиции в составе конечного слога [Мальсагов Д., 1941, с.7-48].

Полная или частичная редукция артикуляции н обусловлена функциональной значимостью для языка в том или ином конкретном случае включаемой им информации. Если информация н для языка не существенна в функциональном отношении (см. утрату н  в исходе нулевых форм существительных), либо эта информация компенсируется другими средствами (см. утрату н в интервокальной позиции в составе конечного слога в ингушском и горных диалектах) имеет место полная его редукция. Если же для языка необходимо сохранить информацию н, редуцируется артикуляция смычки, а артикуляция небной занавески, с которой связано его характерное носовое звучание, сохраняется. Сохраняющаяся артикуляция небной занавески согласного н квалифицируется в синхронном плане как дополнительная артикуляция гласного. Частичной редукцией артикуляции сонорного н обусловлено развитие в чеченском языке (resp. нахских языках) назализованных80 гласных.

Частичная редукция артикуляции н  и образование назализованных гласных

Редукция артикуляции смычки у сонорного н наблюдается постоянно, когда он выступает в абсолютном исходе81. Исключение составляют имена существительные. В исходе существительных, состоящих из двух и более слогов, артикуляция н редуцирована полностью, в исходе же односложных артикуляция у н редуцирована частично в бацбийском, ингушском и горных диалектах, но в плоскостном диалекте н в исходе односложных существительных сохранен в полном виде82.

Гн > Гн н  назализованный гласный) в абсолютном исходе формы: а) инфинитива всех без исключения глаголов (-н 
 характеристика инфинитива в современном чеченском < -ан): д-адн «(по-, у-)бежать» (< д-адан), тан «(под-)толкнуть» (< таан), кхалхн «переселиться» (< кхалхан); б) прошедшего только что времени глагола (н  формант прош. т. ч. вр. < ин): д-адн «(по-, у-)бежать», прош. т. ч. вр. д-эдин (< д-адин); д-жн «пастись», прош. т. ч. вр. 
д-жин (< д-жин); тан «(под-)толкнуть», прош. только ч. вр. тэин (< таин); кхалхн «переселиться», прош. т. ч. вр. кхэлхин  (< кхалхин)83; в) зависимых прилагательных (-н исхода зависимых форм качественных прилагательных в современном чеченском < ан, ин, ун)г) родительного падежа имени.

Полная редукция артикуляции н

н > 0 (нуль звука). Полная редукция артикуляции н  в нахских языках наблюдается в ауслауте или в интервокальной позиции в составе конечного слога. Естественно, что здесь уже не может иметь место назализация предшествующих гласных. 
В плоскостном диалекте (литературном чеченском) полная редукция н отмечена только в ауслауте двух и более сложных существительных: зм «время, эпоха» (< заман), туьм  «червонец» (< тумэн), им «благочестие, воспитанность» (< иман), лч  «сокол» (< лачин), йилгI  «тамариск» (< йилгIан)84.

В ингушском и некоторых горных диалектах н  утрачен полностью не только в исходе многосложных существительных, но и в интервокальной позиции в составе конечного слога в формах дательного падежа единственного числа, именительного падежа множественного числа существительных, прошедшего совершенного времени глагола, деепричастия прошедшего времени. Во всех перечисленных формах в результате выпадения интервокального н происходит стяжение гласных. Два гласных, оказавшись рядом, сливаются и дают долгий гласный, который и компенсирует информацию утраченного н в форме: а) дательного падежа единственного числа некоторых существительных  говр «лошадь», дат. п. говр 
(< говрана) [чеч. говрана]; туоп «ружье», дат. п. туоп (< туопана) [чеч. туоьпана]; карт «забор; двор», дат. п. 
карт (< картана) [чеч. киэрт, дат. п. киэртана]; б) именительного падежа множественного числа некоторых существительных  г «колыбель», мн. ч. гш (< ганаш); бл «горе, забота», мн. ч. блш (< бланш) [чеч. 
блнаш]; ахч «деньги», мн. ч. ахчш (< ахчанаш) [чеч. ахчанаш]; в) прошедшего совершенного времени глагола  
д-ижн «лечь», прош. сов. вр. д-иж-д (< д-ижана д-а); д-ахн «пойти», прош. сов. вр. д-ах-д (< д-ахана д-а); 
хьстн «приласкать», прош. сов. вр. хььст-д (< хььстана д-а); г) деепричастия прошедшего времени  д-иж «лечь», дееприч. д-иж  (< д-ижана), д-ах «пойти», дееприч. д-ах (< д-ахана), хьст «приласкать», дееприч. 
хььст (< хььстана).
Таким образом, редукция артикуляции н  в чеченском носит регулярный характер и наблюдается на одном и том же лексико-грамматическом материале:

Гн   →  Гн —  в исходе форм инфинитива, прошедшего только что времени глагола, прилагательных и наречий, родительного падежа имени;
Гн     Г  —  в исходе многосложных существительных;
Гн —  в исходе односложных существительных в бацбийском, ингушском и некоторых горных диалектах;
Гн —  в исходе односложных существительных в плоскостном диалекте;
ГнГ  →  Г  —  в интервокальной позиции в составе конечного слога в формах дательного падежа единственного числа, именительного падежа множественного числа некоторых существительных; прошедшего совершенного  времени глагола, деепричастия прошедшего времени в ингушском и некоторых горных диалектах.

Изменения губно-губного  в

Фонетические изменения щелевого губно-губного в  в инлаутной и ауслаутной позициях, обусловленные спецификой его артикуляции, привели к значительным изменениям в облике слов и грамматических форм, в состав которых он входил. В анлауте в изменений не претерпевает. 
Отмечены: в > й, в > нуль звука, вокализация в  и слияние с предшествующим гласным, а так же у > в.

  в > й  имел место в составе начального слога основы в формах: 1) именительного падежа единственного числа существительных  а) доьвзг (< довзиг < давзиг) / б) доьйзг (< доьвзг) / в) дойзг (< довзиг) «метла»; а) лоьвси (<ловси < лавси) / б) лоьйси (< лоьвси) / в) лойси (< ловси) «горн (кузнечн.)»; а) коьвстк (< ковстиг 
< кавстиг) / б) коьйстк (< коьвстк) / в) койстк (< ковстиг) «кора (древесная)»; а) хьоьвд (< хьовди < хьавди) /
б) хьоьйд (<хьоьвда) / в) хьойд (< хьовди) «ясли, стойло»; 2) родительного падежа единственного числа существительных  цIов (< цIав) «сноп», род. п. а) цIоьвнн (< цIовнин) / б) цIоьйнн (< цIоьвнн) / в) цIойнн 
(< цIовнин); жов (< жав) «молоток», род. п. а) жоьвнн (< жовнин) / б) жоьйнн (< жоьвнн) / в) жоьйнн 
(< жовнин); тхов (< тхав) «потолок, крыша», род. п. а) тхоьвнн (< тховнин) / б) тхоьйнн (< тхоьвнн), / 
тхойнн (< тховнин); 3) именительного падежа множественного числа существительных  тхов (< тхав) «потолок, крыша», мн. ч. им. пад. а) тхоьвнш (< тховниш) / б) тхоьйнш (< тхоьвниш) / в) тхойнш (<тховниш); дов (< дав) «ссора», мн. ч. им. пад. а) доьвнш (< довниш) / б) доьйнш (< доьвнаш) / в) дойнш (< довниш); цIов (< цIав) «сноп», мн. ч. им. пад. а) цIоьвнш (< цIовниш) / б) цIоьйнш (< цIоьвниш) / в) цIойнш (< цIовниш); 4) в форме настоящего времени глаголов, образованных посредством форманта -э  д-овзн  (< д-авзан) «знать, быть знакомым», наст. вр. а) доьвз (< довзэ) / б) доьйз (< доьвза) / в) дойз (< довзэ); товжн (< тавжан) «прислониться, опереться», наст. вр. а) тоьвж (< товжэ) / б) тоьйж (< тоьвж) / в) тойж  (< товжэ); 5) в форме прошедшего только что времени глагола  довзн «знать, быть знакомым», прош. т. ч. вр. а) д-оьвзин (< д-овзин) / б) доьйзин (< д-оьвзин) / в) д-ойзин 
(< д-овзин); товжн «прислониться, опереться, прош. т. ч. вр. а) тоьвжин (< товжин) / б) тоьйжин (< тоьвжин) /
в) тойжин (< товжин); совцн «остановиться», прош.т.ч. вр. а) соьвцин  (< совцин) / б) соьйцин (< соьвцин) / в) сойцин 
(< совцин).

Во всех отмеченных случаях  в > й в следующем за  в слоге был представлен палатальный гласный. Все три формы в рассматриваемых примерах одинаково употребительны в плоскостном чеченском и не воспринимаются как нарушение произносительных норм.

В формах а) оьв < ов (< ав), в формах б) оьй < оьв,  переход  в > й имел место после палатализации гласного начального слога основы, т. к. по действующим в чеченском закономерностям, если за гласным начального слога основы следует й,  он не может быть ассимилирован палатальным гласным последующего слога; в формах в) ой < ов.

Наличие трех однозначных и одинаково употребительных, но разного фонетического облика форм  а), б) в), полученных в результате действия разных фонетических закономерностей, может быть объяснено нивелировкой особенностей речи представителей различных чечено-ингушских диалектов, оказавшихся на одной территории в результате переселения на плоскость. Здесь следует учитывать и тот факт, что продвижение вайнахоязычного населения на плоскость происходило неоднократно и носило волнообразный характер.

В настоящее время трудно сказать, какая из форм а), б), в) получит преимущество. В литературном (письменном) языке предпотчение отдано форме а) (с  оьв  в начальном слоге, на письме передается через  ев). В разговорной речи преимущественно встречаются формы б) и в).

  ув >  В сочетании ув, независимо от его позиции в слове,  в вокализуется и сливается с предшествующим гласным: 
й «шило, жало» (< йув) [шар., ниж. йинг. йув, бацб. йуб], кз «ковер» (< кувз) [шар. кз, ниж. кувз, инг. кIувс], 
д-сн «надуть, накачать» (< д-увсан) [инг. д-увс], д-хн «одеть, обуть» (< д-увхан) [инг. д-увх].

Исключение составляют некоторые односложные слова, в которых  ув > уй, что вызвано, надо полагать, стремлением избежать совпадение форм разных по значению слов: гIуй «засов, задвижка» (< гIув) [род. п. гIуорн, мн. ч. гIуорш; 
чеб. гIуй, шар. гIуй, инг. гIув, ср. гI «колодец» (< гIув), род. п. гIннмн. ч. гIнш]; дуй «клятва» (< дув) [шар., чеб. дуй, инг. дув, бацб. диб]; нуй «веник» (< нув) [род. п. нуорн, мн. ч. нуорш; шар., ниж. нуй, инг. нув].

На месте ув в начальном слоге многосложных слов и форм с палатальным гласным в конечном слоге в современном чеченском выступает ь. Мы не располагаем достаточными данными для решения вопроса  восходит ли  ь   < ув  или же ь < уьй < ув. Косвенные данные дают основание полагать, что палатализация  у > уь  в сочетании ув предшествовала изменениям в, т. е. ув > уьв > уьй > ь. Развитие же сочетаний палатальный (умляутизированный) гласный + й в долгий палатальный (умляутизированный) гласный в чеченском закономерное явление: ньр «седло» (< нуври) [шар. нуйр, 
ниж. нивр, инг. нувр], ньд «пуговица» (< нувди) [ниж. нуоду], гьрг «чурбак, обрубок дерева» [шар. гуйриг, чеб. гуриг].

  ав > . По всей вероятности, такому переходу должны были предшествовать лабиализация  а > о  и дальнейшее его сужение в у в соседстве с губно-губным в: л «пламя, уголья, жар» (< лав) [мн. ч. луош; чеб. лав, мн. ч. лавш; 
инг. лмн. ч. лш «пламя»]; бур «бур, бурав» (< бурав) [шар. буров, чеб. бурав, инг. бурув, лак. бурма «винт», русск. бурав]; [шарш «скатерть, простыня» (< шаршав) [шар. шаршуо, ниж. шаршав; авар. шаршав «простыня»]; 
нц «зять» (< навц) [род. п. ноьвцн / ноьйцн / нойцнмн. ч. ноьвцр / ноьйцар / нойцринг. найц].

   ав > уо. Значительно чаще сочетание ав > уо, а не Установить какую-либо закономерность ав >  или уо не представляется возможным. В исходе неодносложных слов ав может дать как так и уо. В некоторых случаях формы с 
 и уо одинаково употребительны: гIуо «бок, сторона» (< гIав) [шар. оагIуо, ниж. гIав, чеб. гIов, инг. оагIув]; 
блуоз «воск» (< блавз) [шар. болуоз, ниж. балавс, инг. боалоз, кум. балавуз]; пардуо / пард «занавес, плева, оболочка» (< пардав) [шар. пардов, ниж. пардав, лак. пардав «занавес, занавеска», авар. пардов «занавес, портьера»]; марчуо / марч «саван» (< марчав) [шар. мэрчуо, ниж. марчав, инг. мэрчи].

   в нуль звука в ауслауте отдельных слов: йз «письмо, письменность» (< йазув) [шар. йзниж. йзу, инг. 
йоазув, кум. йазыв]; йм «латка, заплата» (< йамав) [шар. йма, ниж. йму, кум. йамав], дз / дз «граница, рубеж» (< дазув) [шар. дзчеб. дзу, инг. доазув, кум. дазу, лак. дазу].

Изменения среднеязычного сонорного  й

Наряду с губно-губным в подвергся вокализации в инлауте и ауслауте в позиции после гласного и среднеязычный сонорный й85
ай > . 1. В ауслауте формы именительного падежа единственного числа двух и более сложных существительных: англ «стекло, фарфор» (< ангалай) [ниж. ангалай], др «шелк» (< дарай) [кум. дарай, лак. дарай «тафта», авар. дарай 
«шелковая материя»],  кIд «ткань» (< кIадай) [шар. кIадай, ниж. кIадай, инг. кIд].

2. В ауслауте вопросительных форм глагола, а также деепричастия, используемого в формах повелительного наклонения, если предшествующий й гласный не губной и не дифтонг. В указанных глагольных формах й представлял соответственно
а) вопросительную частицу, б) формант деепричастия.

Инфинит. лн «сказать»  малн «пить»  ган «видеть»  далн «дать» 
Наст. вр. л  мол  гуо  луо 
Вопр. ф. л?   мол гуой?  луой? 
Прош. сов. ьлла  мэлла  гина  дэлла 
Вопр. ф. ьлл мэлл гин дэлл
Дееприч. ф. л  мал  гуой  луой 

3. В ауслауте форм множественного числа существительных. Вокализация и слияние  й с предшествующим гласным наблюдается в основном в составе этнонимов: нохчи «чеченец»  мн. ч. нохч, гIзакхи «казак»  мн. ч. гIзакх,
гуьржи
«грузин»  мн. ч. гуьрж, хьостм «гвоздь»  мн. ч. хьостм, наьн «червь, червяк»  мн. ч. наьн,
хь
з «воробей»  мн. ч. хьзарч.

В рассматриваемых примерах й, слившийся с предшествующим гласным, < ш  согласного форманта множественного числа. Сохранен  ш  в формах косвенных падежей (кроме родительного) множественного числа: хьостм «гвоздь», мн. ч. хьостмрод. п. хьо-стмн, дат. п. хьостмашн, эрг. п. хьостмашорудно-союзн. п. хьостмашц.

4. Переход ш форманта множественного числа > й и последующее его слияние с предшествующим гласным имеет место и в форме родительного падежа некоторых существительных: жов «молоток»; мн. ч. жоьвнш (< жовниш), род. п. мн. ч. жовнн (< жоьвниш-ин); хьч «слива», мн. ч. им. п. хьчш (< хьчиш), мн. ч. род. п. хьчн (< хьчиш-ин); лм 
«гора», мн. ч. им. п. льмнш (< лмниш), мн. ч. род. п. льмнн (< льмниш-ин)86.

Дезаффрикация

В таблице согласных фонем чеченского языка ( См. в Части 2:  Характеристика системы согласных чеченского языка) аффрикаты дз и дж  помещены в квадратные скобки. Оба ряда аффрикат в чеченском плоскостном (resp. литературном) являются дефективными, отсутствует звонкий член ряда [Дешериев, 1960, с.30-31; 1963, с.227, 230, 233, 242, 244; Чрелашвили, 1975, с.7, 16, 24, 31, 4087; Имнайшвили, 1977, с.184, 189]. В результате дезаффрикации дз и дж совпали с щелевыми шумными з и ж88. В плоскостном чеченском дз и дж как реализационные варианты фонем з и ж выступают в анлауте, в ингушском и горных диалектах во всех позициях, что следует квалифицировать как результат еще сохранившихся произносительных норм. Но и в этом случае явно прослеживается тенденция замещения их щелевыми шумными. Есть все основаня утверждать, что как самостоятельные фонемы дз  и  дж не функционируют: 1) невозможно подобрать ни одной пары противопоставления дз:з, дж:ж; 2) в ингушском дз и дж на письме не обозначались до 1938 года. Введение в алфавит дз  и  дж после 1938 года мотивировали необходимостью различения на письме двух пар омографов: гIаж «гусь»  гIадж «палка», моз «муха»  модз «мед», различие которых основано в действительности на противопоставлении гласных: гIж (чеч. гIз) «гусь»  гIадж (чеч. гIаж) «палка»; моза «муха» (чеч. моз )  моз (чеч. 
муоз) «мед».

В плоскостном чеченском анлаутные з, ж реализуются как дз, дж главным образом в речи старшего поколения, в речи молодого поколения это наблюдается уже значительно реже. Случаи реализации з, ж,  как дз, дж в инлауте и ауслауте не засвидетельствованы. Еще П.К.Усларом было отмечено, что дз:з, дж:ж в чеченском фонематически не противопоставляются: «Считаю немаловажным следующее положение. Буква т.е. грузинское dпо моему мнению, не может быть допущена в чеченский алфавит, потому, что в значении слов она не играет никакой роли; з в начале слова во многих местах Чечни произносится как , но я почти могу поручиться в том, что в произношении таковых чеченцев не встречается ни одного слова, в начале которого слышалось бы з, а не , следовательно, з и  не могут стоять рядом в чеченском алфавите: одна из этих букв непременно исключает другую ... в словаре составленном мною на основании выговора Большой Чечни не встречается ни одного слова, начинающегося с ж...» [Услар, 1890, с.22-23]89.

В плане образования аффриката представляет собой один согласный звук, со сложной артикуляцией, начало которой 
 смычка, постепенно переходящая к концу в щель. По начальной фазе артикуляции аффрикаты примыкают к смычным, по конечной  к щелевым. Замена смычно-щелевых (аффрикат) дз, дж щелевыми шумными з, ж объясняется редукцией у них начальной фазы артикуляции  артикуляции смычки.

Восприятие на слух анлаутных з, ж независимо от того, являются они исконными или восходят к аффрикатам дз, дж, как слабых аффрикат дз, дж объясняется, надо полагать, тем обстоятельством, что органы речевого аппарата начинают переход к их артикулированию с нейтрального положения и это акустически воспринимается как эффект начальной, хотя и очень слабой смычки. В инлауте и ауслауте это, естественно, не наблюдается.

По мнению Ю.Дешериева щелевые шумные звонкие з, ж появились в чеченском в период его самостоятельного развития «во-первых, в результате перехода аффрикат дз, дж в середине и конце исконных слов в з, ж, и во-вторых, воздействия заимствований» [Дешериев, 1963, с.227].

Из факта дезаффрикации дз, дж  в нахских языках не следует, что в их исконной консонантной системе отсутствовали оба ряда щелевых шумных з  с, ж  ш; во-вторых, трудно предположить возможность перехода того или иного согласного звуковой системы в другой, отсутствущий в этой системе.  

Надо думать, что в современном чеченском представлены щелевые шумные звонкие з, ж исконные и вторичного происхождения  результат дезаффрикации смычно-щелевых дз, дж, цI, чIчто наглядно иллюстрируется сравнением данных нахских и дагестанских языков, в которых инлаутному и ауслаутному з, ж, в чеченском предшествовало замещение90 их звонкими членами своего ряда дз, дж, а их в свою очередь уже з, ж: аьрз / аьрзуо «орел» [шар. 
иэрзуо, чеб. арзиэвла, инг. аьрзи, бацб. арцIив, груз. арцIиви]; буорз «волк» [шар. буордз, чеб. буорз, инг. борз, 
лак. барцIавар. бацI]; баьрз «мул, лошак» [шар. барза, чеб. борзо, инг. барзбацб. барцIон, ср. лак. 
вирцIун]; къонз «уксус» [шар. къандза, ниж. къанцIу, инг. къанз, авар. къанцIа]; мрзуой «родственники мужа» [дословно «мужа домашние»; [майра (диал. мр) «муж», цIа «комната, дом»; инг. марцIэй]; муоз «мед» [шар., ниж. муоз, инг. моз / модз, бацб. моцIлак. ницI]; мэз «вошь» [лак. нацIавар. нацI]; муорз «сыворотка» [бацб. мацIро]; хьз «воробей» [бацб. хьацIукI]; мкхз «кремень» [шар. мкхуз, ниж. мкхазу, инг. моакхз, 
бацб. макхацI]; маж «борода» [инг. модж, бацб. мачI]; гIаж «палка» [инг. гIадж, бацб. гIочI]; кIужл «чуб, вихор»
[бацб. кIучI]; маьркIжиэ «сумерки [авар. маркIачIу, лак. маркIачIан].

Придыхательные же члены ряда  ц, ч, могут перейти только в с, ш соответственно91. Дезаффрикация ц, ч наблюдается эпизодически в соседстве с глухими согласными: цицк «кошка»  циск, чк «железо»  ьшкн «железный», ьшкл 
«железная лопаточка для углей», боьшк «бочка» (< русск. бочк); иэцн «взять, брать», прош. соверш. вр. иэцца 
(< иэцна) / иэсна; хиэцн («вы-, от-) пустить», прош. соверш. вр. хиэцца (< хиэцна) / хиэсна; лцн «просеять», прош. соверш. вр. льцца (< льцна) / льсна.

Наращение согласных

При формообразовании у ряда существительных имеет место наращение согласных к основе именительного падежа единственного числа92. В склонении таких имен различают две основы: а) основа именительного падежа, б) вторая основа (косвенная), представленная в производных от нее формах. На этом факте основан отчасти так называемый принцип двух основ в склонении. При общности формообразующего инвентаря со всеми другими именами, у имен склоняющихся по принципу двух основ формы косвенных падежей образуются от основы (формы) родительного падежа: зм «время, эпоха», род. п. зманн, дат. п. зманн, эрг. п. змнуо; им. п. мн. ч. змнаш; диг. «топор», род. п. дагарн, дат. п. дагарнэрг. п. дагруо, им. п. мн. ч. дагарш.

В качестве наращения выделяются согласные н, м, р, рч, ч: вуорд «арба», род. п. вуорданн, мн. ч. вуорднаш; гат «полотно, полотенце», род. п. гатанн, мн. ч. гатнаш; гIум «песок», род. п. гIамарн, мн. ч. гIамарш; зуок «клюв», род. п. закарнмн. ч. закарш; биэш «сад, огород», мн.ч. бошмш; куоч «рубашка, платье», мн. ч. кчмаш; тIд «крапинка», мн. ч. тIдарч; кхуоьб «трутень», мн. ч. кхуоьбарч.

Из согласных, наращиваемых к именной основе, кажется, н является единственным, который может быть ассимилирован согласным ее исхода93вир «осел», мн. ч. варрш; баI «репей», мн. ч. баIIш; куол «куст, кустарник», мн. ч. коьллш.

У прилагательных и причастий к исходной основе в формах косвенных падежей наращивается ч94 (в зависимых формах в обоих числах  ч(у) / ч(а) < ч(ун),  в субстантивированных (независимых)  ч(уън) / ч(ун) в единственном числе, чр (чр) во множественном. 
Наращивается к именной основе в косвенных падежах единственного числа  ч и у некоторых существительных95.

Наращение согласного н

Существительные, наращивающие к основе именительного падежа н, подразделяются на: 1) наращивающие н в формах единственного и множественного числа, 2) наращивающие н только в формах множественного числа. 
У существительных первой группы наращенная основа представлена в формах косвенных падежей единственного и всех формах множественного числа:

Единственное число Множественное число
Им. п.  вуорд «арба»  майд «площадь»  вуорданнаш  майднаш 
Род. п.  вуорданн  майданн  вуорднн  майднн
Дат. п.  вуорданн  майданн  вуорданашн   майданашн 
Эрг. п.  вуорднуо   майднуо   вуорднаш    майднаш 
О-С. п.  вуорданц   майданц   вуорднашц    майднашц  

Они подразделяются на две подгруппы: первая подгруппа  существительные, основа (форма) именительного падежа которых исторически была представлена согласным исхода на н. В плане диахронии речь должна идти не о наращении к именной основе согласного, а о сохранении утраченного ауслаутного н в производных формах, в которых он выступал не в ауслаутной позиции: г «колыбель», род. п. ганн, мн. ч. гнаш [ниж., чеб. га, мн. ч.  ганаш; инг. гмн. ч. 
гш; бацб. акIван, груз. акIвани]; аьрш «аршин», род. п. аьршанн, мн. ч. аьршнаш [чеб. арши, мн. ч. аршинэш; 
инг. эршмн. ч. эршш, бацб. аршин, кум. аршын, русск. аршин]; гуот «плуг», род. п. гуотанн, мн. ч. гуотнаш 
[шар. гуота, мн. ч. гуотанаш; чеб. гуота, мн. ч. гуотанэш; бацб. гутан, груз. гутани, осет. гутон / готон, лак. 
кутан, авар. кутан]; дрб «лечебное средство», род. п. дрбаннмн. ч. дрбнаш [шар. дарба, мн. ч. дарбанаш; 
чеб. дарба, мн. ч. дарбанэш, кум. дарман, лак. дарман, авар. дарман]; зм «время, эпоха», род. п. зманнмн. ч. 
зманш [шар. дзма, мн.ч. дзманаш; чеб. дзма, мн. ч. дзманэш; кум. заман, лак. замана, авар. заман]; майд «площадь, поляна, лужайка», род. п. майданн, мн. ч. майднаш [ниж. майда, мн. ч. майданэш, бацб. мэйдан, груз. моэдани, кум. майдан, лак. майдан]; сб «мыло», род. п. сбанн, мн. ч. сбнш [шар. сба, мн. ч. сбанаш; 
ниж. сба, мн. ч. сбанэш; инг. спа, мн. ч. спш; бацб. сапон, груз. сапони, лак. сахьван, кум. сапун]; вторая подгруппа  существительные основа (форма) именительного падежа которых не имела исторически исхода на н: хча 
«деньги», род. п. ахчанн, мн. ч. ахчнаш [чеб. ахча, мн. ч. ахчанэш; инг. ахчмн. ч. ахчш; Усл. ахча, род. п. 
ахчанiШифн. ахса, мн. ч. ахсанi]бугI «буйвол», род. п. бугIанн, мн. ч. бугIнаш [шар. бугIа, мн. ч. бугIанаш, чеб. бугIа, мн. ч. бугIаниш; инг. бугI, мн. ч. бугIш]; гIайгI «горе, забота», род. п. гIайгIанн, мн. ч. гIайгIнаш 
[чеб. гIайгIи, мн. ч. гIайгIиниш]; йм «латка, заплата», род. п. йманнмн. ч. йманш [шар. йма, мн. ч. 
йманаш; ниж. йму, мн. ч. ймунэш]; сьриэ «вечер», род. п. сьриэннмн. ч. сьриэнш [шар. сайра, мн. ч. 
сайранаш; ниж. сриэ, мн. ч. сриэнаш]; гьриэ «осень», род. п. гьриэнн, мн. ч. гьриэнш [чеб. гуйрэ, мн. ч. 
гуйрнаш]; биэхказлуо «оправдание, отговорка», род. п. биэхказлуонн, мн. ч. биэхказлуонш; бакъуо «право, правило», род. п. бакъуоннмн. ч. бакъуонш.

Вторая группа  существительные, к основе именительного падежа единственного числа которых наращивается н только
во множественном числе: з «голос, звук», род. п. зн, мн. ч. ьзнш [чеб. з, мн. ч. зниш; инг. оаз, мн. ч. оазш]; 
брз «холм, курган», род. п. брзн, мн. ч. бьрзнш [чеб. барз, мн. ч. барзниш; инг. боарз, мн. ч. боарзш], дуог 
«сердце», род. п. дэгн, мн. ч. дэгнш; [шар. дуог, мн. ч. дагнаш; чеб. дуог, мн. ч. дагниш]; дуош «слово», род. п. 
дэшн, мн. ч. дэшнш [шар. дуош, мн. ч. дашнаш; чеб. дуош, мн. ч. дашниш]; към «народ, народность», род. п. 
къ
мн, мн. ч. къьмнш [ниж., шар. към, мн. ч. къмниш; инг. към, мн. ч. къмш]; муо «язык; постель», род. п. мэн, мн. ч. мэнаш [шар. муомн. ч. муонаш; ниж. муомн. ч. муоиниш; инг. момн. ч. мэш]; Iм «озеро, пруд», род. п. Iмнмн. ч. Iьмнш [шар. Iм, мн. ч. Iмнаш, ниж. Iам, мн. ч. Iамниш; 
инг. Iам, мн. ч. Iамарч]; Iин «пропасть», род. п. Iиннмн. ч. Iаннш [шар. Iин, мн. ч. Iаннаш, ниж. Iин, мн. ч. Iоннуош].

Среди существительных, объединяемых во вторую группу, отмечены отдельные случаи ассимиляции наращенного в форме множественного числа н согласным исхода основы именительного падежа единственного числа: 
    дн > дд  шад «узел», мн. ч. шеддш (< шадниш) [шар. шиэд, мн. ч. шиэдомаш; ниж. шад, мн. ч. шаддэш]; 
    зн > зз  тIуз «туз» (карт.), мн. ч. тIаззш (< тIузнаш); 
    кън > къкъ  букъ «спина», мн. ч. бакъкъш (< букънаш) [шар. букъ, мн. ч. букънаш; чеб. букъ, мн. ч. 
бокъкъош,  инг. букъ, мн. ч. бовкъш]; дукъ «ярмо, горный хребет», мн. ч. дакъкъш (< дукънаш) [шар. дукъ, мн. ч. 
дукъанаш; чеб. дукъ, мн. ч. докъош; инг. дукъ, мн. ч. довкъаш]; йукъ «середина», мн. ч. йакъкъш  (< йакънаш) [шар. йукъ, мн. ч. йукънаш; ниж. йукъ, мн. ч. йокъкъош]; 
    лн > лл  куол «куст, кустарник», мн. ч. коьллш (< куолниш); 
    рн > рр  кур «рога; прическа», мн. ч. каррш (< курнаш) [шар. кур, мн. ч. кураш; ниж. кур, мн. ч. коррош]; 
тур «сабля», мн. ч. таррш (< турнаш); вир «осел», мн. ч. варрш < вирнаш) [шар. вир, мн. ч. вораш; чеб. вир, мн. ч. воррош; инг.  вир, мн. ч. варш]; 
    сн > сс  кIус «макушка головы», мн. ч. кIассш (< кIуснаш); тIус «пробка», мн. ч. тIассш (< тIуснаш) [шар. тIурс, мн. ч. тIурсаш; ниж. тIус, мн. ч. тIоссош]; 
    хн > хх  бух «дно», мн. ч. баххш (< бухнаш) [чеб. бух, мн. ч. боххош; инг. бух, мн. ч. бовхмаш]; 
    хьн > хьхь  бухъ «вершина, верхушка», мн. ч. бахьхьш (< бухьнаш) [шар. буахь, мн. ч. бохьаш; чеб. бухь, мн. ч. 
бохьош; инг.  бухь, мн. ч. бовхьш]; 
     Iн > II  баI «репей», мн. ч. баьIIш (< баIниш) [шар. баIмн. ч. баIаш; ниж. баьIмн. ч. баIниш, чеб. баIмн. ч. 
баэIэш, инг. баIмн. ч. баIш].

Встречаются и отдельные случаи наращения к именной основе н только в формах косвеных падежей единственного числа: гIа «лист», род. п. гIаннмн. ч. гIаш; кхакх «овчина», род. п. кхакханнмн. ч. кхкх; хи «вода», род. п. 
хиннмн. ч. хиш.
Во всех рассмотренных случаях н наращивается непосредственно к основе именительного падежа единственного числа независимо от ее исхода.

Наращение согласного р

Некоторые сущесвительные наращивают к основе именительного падежа р в производных формах. Как и существительные, наращивающие н, они подразделяются на: 1) наращивающие р во всех подежных формах обоих чисел: бухк «плоский ремень для ноши», род. п. бахкарнмн. ч. бахкарш [шар. бухко, мн. ч. бухкуреш; чеб. буохку, мн. ч. буохкуреш; 
инг. бохк, мн. ч. бохкараш]; гIуй «засов, запор», род. п. гIрнмн. ч. гIрш [шар. гIуй, мн. ч. гIраш; чеб. гIуй, мн. ч. гIриш; инг. гIув, мн. ч. гIоврш]; гIум «песок», род. п. гIамарн, мн. ч. гIамарш [чеб. гIум, мн. ч. гIомориш; 
инг. гIум, мн. ч. гIомарш]; диг «топор», род. п. дагарн, мн. ч. дагарш [шар. дик, мн. ч. догориш; чеб. дик, мн. ч. 
догориш; инг. диг, мн. ч. догорш]; дуол «локоть» (мера длины)», род. п. даларн, мн. ч. даларш [чеб. дуал, мн. ч. 
далариш; инг. дол, мн. ч. долш]; зуок «клюв», род. п. закарн, мн. ч. закарш [шар. дзуок, мн. ч. дзуокриш; 
ниж. зуок, мн. ч. зокорэш; инг. зок, мн. ч. зокраш]; нб «сон», род. п. нбарн, мн. ч. нбарш [ниж. нб, мн. ч. 
нбарш; инг. наб, мн. ч. набарш]; нуост «нога (от бедра до щиколотки)», род. п. настарн, мн. ч. настарш [шар. 
нуоста, мн. ч. настариш; ниж. ност, мн. ч. настараш; инг. ност, мн. ч. настраш]; нуй «веник», род. п. нуорн, мн. ч. нуорш [шар. нуй, мн. ч. нриш; ниж. нуй, мн. ч. нрш; инг. нув, мн. ч. новрш]; цIэ «огонь», род. п. цIэрн, мн. ч. цIэрш [ниж. цIэ, мн. ч. цIарэш; инг. цIи, мн. ч. цIэраш] [Чикобава, 1955, с.43]; чIуг «кольцо, перстень», род. п. 
чIагарн, мн. ч. чIагарш [шар. чIуг, мн. ч. чIогориш; ниж. чIук, мн. ч. чIогорэш; инг. чIуг, мн. ч. чIовгш]; шо «год»,
род. п. шэрн, мн. ч. шэрш [шар. шо, мн. ч. шориш; ниж. шо, мн. ч. шорш; инг. шу, мн. ч. шэрш];
2) наращивающие р только в формах множественного числа96ваш «брат», род. п. вэшнмн. ч. вэжр; гз «коза», род. п. гзн, мн. ч. гзр; зуд «женщина; жена», род. п. зудчн, мн. ч. зудр; йиш «сестра», род. п. йишнмн.
ч. йижр; нус «сноха», род. п. нэсн, мн. ч. нэср; нц «зять», род. п. ноьвцнмн. ч. ноьвцр.

Наращение комплекса  рч

Сравнительно небольшая группа существительных наращивает к основе именительного падежа комплекс рч  во множественном числе. У большинства из них в формах косвенных падежей единственного числа наращивается к основе именительного падежа н: зг «оса», род. п. зганн, мн. ч. згарч [шар. зга, мн. ч. згунаш]; къуоьб «трутень, куколка», род. п. кхуоьбанн, мн. ч. кхуоьбарч [шар. кхба, мн. ч. кхуобарч]; моьлкъ «ящерица», род. п. моьлкъанн, мн. ч. моьлкъарч [шар. миэлкъу, мн. ч. миэлкъунаш; инг. мэлI, мн. ч. мэлIш]; сиэд «звезда», род. п. сиэданн, мн. ч. сиэдарч [шар. сиэтIо, мн. ч. сиэтIарч, ниж. сиэтIо, мн. ч. сиэтIарчи; инг. сиэдкъ, мн. ч. 
сиэдкъий]; хьз «воробей», род. п. хьзанн, мн. ч. хьзарч [шар. хьуозиг, мн. ч. хьуозигаш, ниж. хьзу, мн. ч. 
хьзарчи]; ча «медведь», род. п. чэннмн. ч. чэрч [шар. ча, мн. ч. чэрчниж. ча, мн. ч. чарчи].

Наращение согласного м

У немногочисленных существительных наращивается во множественном числе к основе именительного падежа единственного числа м, который следует, по всей вероятности, рассматривать как замещение н: биэш «сад, огород», мн. ч. бошмш [шар. биэш, мн. ч. биэшнаш]; гIаж «палка», мн. ч. гIожмаш [шар. гIаж, мн. ч. гIожмш; чеб. гIаж, мн. ч. гIажумэш; инг. гIаж, мн. ч. гIажмаш]; диэгI «тело», мн. ч. догIмш [шар. диэгIмн. ч. диогIмаш; чеб. диэгIмн. ч. диэгIмавш; инг. дэгIмн. ч. дэгIмаш]; кч «воротник», мн. ч. кчмаш [шар. кч, мн. ч. кочомош; инг. кч, мн. ч. 
кчмаш]; куоч «платье, рубашка», мн. ч. кчмаш [шар. куоч, мн. ч. кчумаш; ниж. куоч, мн. ч. кчомэш; инг. 
коач, мн. ч. коачмаш]; кхж «кнутовище», мн. ч. кхожмш [ниж. кхж, мн. ч. кхжниш; инг. кхаж, мн. ч. 
кхажмш]; гIад «стебель (кукурузы)», мн. ч. гIодмаш.

  Таким образом, имена, наращивающие основу именительного падежа единственного числа в производных формах, подразделяются на: а) наращивающие основу в формах косвенных падежей единственного и всех падежных формах множестенного числа, б) наращивающие только в формах косвенных падежей единственного числа, в) наращивающие только в формах множественного числа, г) наращивающие разные согласные в формах косвенных падежей единственного и падежных формах множественного числа.

Установить какую-либо закономерность в наращении основ у существительных не удалось. Наращения р или н в производных формах ряда существительных, основа которых исторически оканчивалась на н или р, не меняет положения, т. к., строго говоря, в производных формах этих существительных сохранена исходная основа, усеченная в именительном падеже.

Последовательно выдерживается принцип наращения основы при склонении прилагательных и причастий, у которых в косвенных падежах единственного числа зависимых и независимых субстантивированных и всех падежах множественного числа зависимых форм к основе постоянно наращивается  ч(ун), во всех же падежах множественного числа независимых субстантивированных форм  ч()р: стагIн «хромой»  завис. ф. ед. ч. стагIн говр «хромая лошадь», род. п. 
стагIч(у) говрн, эрг. п. стагIч(у) говруо, дат. п. стгIач(у) говранор.-с. п. стагIч(у) говрца, ...; мн. ч. 
стагIн говрш,  род. п. стагIч(у) говрн, эрг. п. стагIч(у) говрашдат. п. стагIч(у) говрашнор.-с. п. 
стагIч(у) говрашцсубстант. ф. ед. ч. стагIниг, род. п. стагIчуьнн, эрг. п. стагIчуо, дат. п. 
стагIчунна, ор.-с. п. стагIчуьнц, ...; мн. ч. стагIниш, род. п. стагIчрн, эрг. п. стагIчр, дат. п. 
стагIчрнор.-с. п. стагIчаьрц, ...; 
    лн «сказать»  завис. ф. ьлл дуош «сказанное слово», род. п. ьллч(у) дэшн, эрг. п. ьллч(у) дэшуо, дат. п. 
ьллч(у) дэшнор.-с. п. ьллч(у) дэшц, ...; мн. ч. ьлл дэшнш, род. п. ьллч(у) дэшни-нэрг. п. ьллч(у) дэшнашдат. п. ьлч(у) дэшнашнор.-с. п. ьллч(у) дэшнашц, ...; субстант. ф. ед. ч. ьлларг, род. п. 
ьллчуьннэрг. п. ьллчуо, дат. п. ьллчуннор.-с. п. ьллчуьнц, ...; мн. ч. ьлларш, род. п. ьллчрн, эрг. п. ьллчрдат. п. ьллчрнор.-с. п. ьллчьрц, ... .

  В формах косвенных падежей единственного числа наращивают ч(ун) к основе именительного падежа и существительные (некоторые существительные, обозначающие профессиональную или социальную принадлежность, и все существительные, обозначающие территориальную или родоплеменную принадлежность), квалифицированные как склоняющиеся по типу прилагательных: хархуо «пахарь, крестьянин», род. п. хархуоч(ун) / хархуочуьнн, эрг. п. 
хархуочуо, дат. п. хархуочуннор.-с. п. хархуочуьнц, ...; мн. ч. хархуой, род. п. хархуойнэрг. п. хархуош
дат. п. хархуошнор.-с. п. хархуошц, ... . 
    гIбартуо «кабардинец», род. п. гIбартуочн / гIбартуочуьннэрг. п. гIбартуочуо, дат. п. гIбартуочунн
ор.-с. п. гIбартуочуьнц, ...; мн. ч. гIбартуой, род. п. гIбартуойнэрг. п. гIбартуошдат. п. гIбартуошн
ор.-с. п. гIбартуошц
    шлхуо «житель с.Шали», род. п. шлхуоч(н) / шлхуочуьнн, эрг. п. шлхуочуо, дат. п. шлхуочунн
ор.-с. п. шлхуочуьнц, ...; мн. ч. шлхуой, род. п. шлхуойнэрг. п. шлхуошдат. п. шлхуошнор.-с. п. шлхуошц, ... . 

Усиление (интонационное) согласных

Для выражения определенных семантических значений в чеченском использован прием интонационного усиления как гласных (см. в разделе 1.2:  Интонационное усиление гласных), так и согласных, в чем проявляется тесная связь лексических, грамматических и интонационных средств передачи информации.

Развитие долгих гласных фонем из интонационно усиленных вариантов обычных недолгих является результатом грамматизации в определенных пределах расматриваемой нормы интонации в чеченском, что наиболее наглядно прослеживается в случаях усиления согласных в: падежных формах существительных; прилагательных и наречиях; формах времен и наклонений глаголов; причастиях97.

Усиление согласных в падежных формах существительных

1. В форме равняющего падежа. Форма равняющего падежа образована от формы сравнительного98 посредством усиления согласного основы. Имя в форме равняющего падежа99 выражает, что сравниваемый предмет равен точно или приблизительно предмету, с которым его сравнивают, имеется всегда в виду только количественное соотношение сравниваемых (сопоставляемых) предметов: лэрг «ухо», сравн. п. лэргал «уха (больше, меньше, чище, красивее, ...)», равн. п. лэрал «приблизительно равен по размеру или точно такого же размера как ухо»; йуоI «девочка, дочь», сравн. п. йуоIал «девочки, дочери (красивее, старше, выше, умнее, ...)», равн. п. йуоал «такого же точно или приблизительно роста или возраста как девочка (дочь)»; тIулг «камень», сравн. п. тIулгал «камня (больше, тверже, ...)», равн. п. тIулал «равен точно (приблизительно) по размеру камню».

 2. В форме падежа предела100, образованного от формы направительного второго101 посредством форманта -ц (< ца)102 и обозначающего предел, до совмещения с которым совершается действие. Представлены две формы падежа предела:
а) обычная и б) с усиленным согласным именной основы: лаг «горло», а) логиэц «по горло», б) лоиэц «по самое горло»; 
биэртк «горловина, верх», а) биэртиэц «до горловины, до верха», б) биэриэц «по самую горловину, по самый верх»; гуол «колено», а) гуоьлиэц «по колено», б) гоьиэц «по самое колено». Усиление согласного именной основы в форме падежа предела конкретизирует основное значение.  

3. В формах местных падежей второй серии (и в образованных от них послеложных формах): а) направительный второй: лэрг «ухо», лэргиэ «к уху», лэриэ «к самому уху; в максимальную близость от уха»; йист «край», йистиэ 
«к краю», йисиэ «к самому краю; в максимальную близость от края; на самый край»; б) локатив второй: лэргиэхь 
«у уха», лэриэхь «у самого уха»; йистиэхь «у края, на краю», йисиэхь «у самого края; на самом краю»; в) исходный второй: лэргиэр «от уха», лэриэр «от самого уха», йистиэр «от края», йисиэр «от самого края, с самого края».

Усиление согласного именной основы в рассматриваемых формах конкретизирует основное значение: а) максимальное приближение к объекту, на который ориентирована направленность действия; б) нахождение в максимальной близости от объекта; в) исход из максимальной близости от объекта, от которого ориентирована направленность действия.

  В наречиях. В ряде случаев усиление согласного основы следует рассматривать как один из способов образования наречий или формального их различения от соответствующих форм качественных прилагательных, форм пространственных падежей существительных, некоторых глагольных форм. 
В формах наречий усилен согласный второго слога основы. В ряде случаев сохранена только форма с усиленным согласным, форма с неусиленным согласным либо утрачена, либо имеет иную семантику. 
    бал «на самом деле, действительно, серьезно, вправду» [бакъ «правда» (бакъ-д-эрг; бакъ-д-ан); бакъиэ 
«лицевая сторона»; бакъуо «право»; бакъ-д-ан «оправдать»; бакъхьр «правильный, приличный, приятный»; 
бакъ (междометие) «так и надо, так и следует, правильно»]; 
    билл «точно, правильно, несомненно, наверняка» [билглуо «признак, примета; отметка, помета, метка»; 
билгал-д-ан «приметить, отметить, определить», билгалн «определенный, заметный»]; 
    гIох «изо всех сил» [ср. гIад «стан; стебель», гIодайукъ «талия»]; 
    дуьр / дуьл «первоначально; впервые, в первый раз» [дуьхьл «вперед» (дуьхьл туохн «упрекнуть, попрекнуть, выставить против»), дуьхьлуо «сопротивление», дуьхьдуьхьл «друг против друга», дуьхьарг «корова первого отела»]; 
    жи «немного, самую малость» [жимн «маленький, молодой, юный»; жим-жим «понемногу, мало-помалу»]; 
    къьсан «исключительно, особенно» [къьстина  прош. соверш. врот къстн «расстаться, разлучиться, разойтись»]; 
    нахь «изредко, порой, нечасто» [нагхь «если», наг-нагхь «время от времени, иногда, очень редко»]; 
    тIаьар «в последний раз, наконец, в конце концов» [тIаьхьарн «задний, последний]; 
    хьалиэ «заранее, заблаговременно» [хьалхиэ «передняя, лицевая сторона»; хьалх «раньше; вперед»]; 
    дэ «без ничего, один, чистый» [дэ кхар «один хлеб (без ничего)», дэ жижг «одно мясо (без хлеба)»; дэкън«сухой, черствый, жесткий»]; 
    г «подальше, как можно дальше» [гар «издали, из очень отдаленного места»; гн «далеко», гнн 
«далекий, дальний»]; 
    д- «длинно, протяжно. растянуто; очень долго, бесконечно» [д-х «долго», д-хн «длиный, долгий»]; 
    ди «значительно, гораздо, тщательно» [дик «хорошо, качественно»; дикн «хороший, добрый»]; 
    д- «коротко, вкратце, очень коротко» [д-ц «коротко»,  д-цн «короткий»]; 
    н «ровно, наравне, поровну, одинаково» [нс «ровно, прямо, правильно»; нсн «ровный, прямой, правильный»]; 
    тоар «тогда же, уже давно» [тохар  «тогда, раньше, прежде»]; хIин  «только что, сейчас же» [хIинц «теперь»]; 
    хIэахь «тогда же, еще тогда» [хIэтахь «тогда»]; 
    циахь «там же, в том же месте» [цигахь «там»]; 
    циар  «оттуда же, от того же места» [цигар «оттуда»].

  В формах деепричастия (в роли глагольного определения). В чеченском, как известно, формы прошедшего совершенного времени глагола и деепричастия прошедшего времени формально не дифференцированы. Если в предложении несколько глаголов в форме прошедшего совершенного времени, то только последняя из них представляет сказуемое, а все остальные  деепричастия. Дифференцированы они в ингушском и некоторых горных диалектах. Но глагол в форме прошедшего совершенного времени может выступать в предложении не только в значении деепричастия прошедшего времени, но и в функции определения при глаголе. В первом случае отвечает на вопрос хIун дин «что сделав?», во втором же возможна постановка вопроса мх «как?». Форма глагола прошедшего совершенного времени в функции глагольного определения характеризует способ совершения действия и выступает поэтому всегда только с переходными глаголами. Представлены две формы: а) совпадающая с формой глагола прошедшего совершенного времени  деепричастия прошедшего времени, б) с усиленным согласным основы в форме а). Функция формы а) в предложении определяется контекстом, форма же б) выступает всегда только в значении глагольного определения. Семантические оттенки и значения, выражаемые этой формой, очень разнообразны и обусловлены контекстом. В основном же форма б) определяет характер совершения действия, максимальный результат совершаемого действия, максимальную его интенсивность и т.д. Перевод значения этой формы на русский язык возможен в большинстве случаев только описательный:    къовлн «(за-, у-)крепить», прош. сов. вр. къоьвлин [туьк дакъоьвлин «магазин закрыли», туьк дакъоьвлин в-гI «магазин закрыв идет»; къоьвлин туьк лар-й-иэш в-у «охраняет закрытый магазин»; къоьвлин да-д-иэхкн «крепко (с-, за-, при-)вязать», къоьвин да-д-иэхкн «максимально крепко (прочно) (с-, за-, при)вязать»]; Iуон «кольнуть», прош. сов. вр. Iоьин [шаьлт Iоьин «кольнув кинжалом», шаьлт  Iоьин в-едда «кольнув кинжалом, сбежал», Iоьин шаьлт чакхйаькхкхин «пронзил насквозь кинжалом» (Iоьин  выражает силу, энергичность, решительность, а также степень качества действия)].

  Усиление согласного глагольной основы в формах субстантивированного причастия, в «обстоятельственной форме» и «обстоятельственной форме предела»103 служит конкретизации их основного значения. 
«Предельная форма» образована от основы инфинитива посредством -ал и выражает достаточность чего (кого)-либо для совершения действия. При усилении согласного основы она приобретает значение достаточности чего (кого)-либо в ограниченных пределах для совершения действия: жижг вайшинн д-аал д-у «мяса нам двоим поесть достаточно есть»; жижг вайшинн д-аaл д-у «мяса нам двоим только поесть достаточно есть».

«Обстоятельственная форма предела» образуется присоединением к «обстоятельственной форме» -ц(-ца)104 и выражает необходимость продления (задержания) одного действия до начала (завершения) другого действия: Iовдн «сжать, сдавить», Iовдалц «пока не сдавит (сожмет)», Iовалц «до тех пор, пока не сдавит (сожмет)»; хьрчн «обвиться, обернуться, завернуться», хьрчалц «пока не обовьется (завернется, закутается)», хьралц «до тех пор, пока не обовьется (завернется, закутается)»; хржн «выбрать, избрать», хржалц «пока не выберет (изберет)», хралц «до тех пор, пока не выберет (изберет)».

  В форме прошедшего «ориентировочного» времени105 глагола, образованной, надо полагать, от основы инфинитива с усиленным согласным посредством -а-ра и частицы ма. Субъект при глаголе в этой форме в эргативном или дательном падеже. Гласный начального слога основы инфинитива сохраняется неизменным.

Глагол в форме прошедшего «ориентировочного» времени выражает, что действие должно совершаться точно таким же образом, как и предшествовавшее действие, являющееся как бы эталоном. В предложении выступает в качестве придаточного сказуемого в придаточном предложении образа действия для обозначения точного соответствия по способу и качеству действия главного и придаточного предложения: Ас ма ар д-иэ. «Делай точно так, как я сказал». Ас ма гайар д-иэ. «Делай точно так, как я показал». ТIм ас ма лар лц«Держи ручку точно так, как я держу».

  В самостоятельных (субстантивированных) формах причастий: лчн «искупаться, купаться», лчнарг 
«искупавшийся»; лнарг «именно тот, кто искупался», «того, кто уже искупался», льчург «купающийся», льург 
«именно тот, кто купается»; вахн «пойти», в-ахнарг «пошедший», в-анарг «именно тот, кто пошел», «любого, кто пошел (сходил)», в-уоьдург «идущий», в-уоьург «любой идущий; любой, согласный идти».

В рассматриваемых формах усиливается начальный согласный второго слога, в производных глаголах  это начальный согласный второго слога не смысловой части, а вспомогательного глагола. Исключение составляют глаголы с сочетанием согласных тIкъ, чIкъ  на слогоразделе первого и второго слогов, у которых усиливается не начальный согласный второго слога, а конечный согласный первого слога.

  Из изложенного нетрудно было заметить, что в усилении согласных именных и глагольных основ прослеживается определенная закономерность. В преобладающем большинстве случаев усиливается начальный согласный второго слога, гласный его редуцирован106. В трех и более сложных формах с нередуцированным гласным второго слога усиливается начальный согласный третьего слога, что особенно наглядно на примерах с долгим монофтонгом или дифтонгом в составе второго слога: такхуор «копна, скирда», сравн. п. такхуорал, равн. п. такхуоал; башхп «тарелка», сравн. п. 
башхпал, равн. п. башхал; бумаьштк «бумажнык», сравн. п. бумаьшткал, равн. п. бумаьшкал; булавк «булавка», сравн. п. булавкиэл, равн. п. булавиэл. Сюда же относятся имена, склоняющиеся по принципу двух основ:

Им. п.  Сравн. п.  Равн. п. 
гIуо «бок, сторона»  гIуонал  гIуоал 
риэ «степь, равнина»  риэнал  риэал 
баьстиэ «весна»  баьстиэнал  баьстиэал 
дуьниэ «мир, вселенная»  дуьниэнал  дуьниэал 
двусложные имена, существительные на -рг
Им. п.  Сравн. п.  Равн. п. 
виэзарг «возлюбленный»  виэзаргал  виэзарал 
мэжарг «кукурузная лепешка»  мэжаргал  мэжарал 
дуьхьарг «тёлка»  дуьхьаргал  дуьхьарал 
ахкарг «волдырь, пузырь»  ахкаргал  ахкарал 

В формах равняющего, предельного и местных падежей второй серии на стыке первого и второго слога которых представлены сочетания пч, цIкъ, хьс, тк, хн, сх, шл, шм, Iн, усиливается начальный согласный комплекса,
закрывающий первый слог:

Им. п.  Сравн. п.  Равн. п. 
тапч «пистолет»  тапчиэл  тачиэл 
цIоцIкъм «бровь»  цIоцIкъмал  цIокъамал 
маьхьси «сапоги без каблуков»  маьхьсиэл  маьсиэл 
иэтка «сапог»  иэткал  иэкал 
даьхни «богатство; скот»  даьхниэл  даьниэл 
васхл «полка над камином»  васхалал  вахалал 
башлкх «башлык»  башлкхал  балакхал 
башмкх «башмак»  башмакхал  бамакхал 
йаьIн «шея»  йаьIниэл  йаьниэл; 
если комплекс трехчленный  усиливается крайний правый член комплекса, это второй член начального комплекса второго слога: 
Им. п.  Сравн. п.  Равн. п. 
дирст «уздечка»  дирстнал  дирснал 
авст «коза годовалая»  австал  авсал 

Интонационно усиливаются не только обычные, но и интенсивные (геминированные) согласные, которые в чеченском выступают всегда на границе слогораздела:

Им. п.  Сравн. п.  Равн. п. 
жр «трутень»  журал  журал 
мл «коршун»  млал  млал 
ч «цикада»  чинал  чинал 
по «бабочка»  поиэл  поиэл 
гIгI «персик»  гIгIал  гIгIал 
жогI «топорик»  жогIал  жогIал 
си «трубочка в люльке»  синал  синал 
дуогI «друг»  дуогIал  дуогIал 
мэк «место»  мэкал  мэкал 
ди «дерево»  дил  дил 
муо «язык»  мэл  мэл 
йиэ «корова»  л  л 

В рассматриваемых падежных формах от двухсложных имен с исходом на -лг (< -лиг), -нг (< -ниг) и интенсивным (геминирован-ным) согласным в составе основы, гласный второго слога которых не редуцирован, может быть удвоен либо сильный (интенсивный, геминированный) согласный слогораздела первого и второго слогов, либо начальный согласный третьего слога:

Им. п.  Сравн. п.  Равн. п. 
буьалг «шишка»  буьалгал  буьалгал / буьалал 
веалг «клещ»  веагал  веалгал / веалал 
баьанг «лещина»  баьангал  баьа нгал / баьанал 
таьанг «лоза виноградная»  таьангал  таьа нгал / таьанал107 

Оглушение согласных  

    г > к  в инлаутной и ауслаутной позициях наблюдается регулярно, если г следует за глухим согласным108 и предшествующий ему гласный редуцирован (частично либо полностью) в формах существительных именительного и родительного падежа единственного числа, именительного и направительного падежа множественного числа: 
    бпк / бэпиг/ (< бпиг) «хлеб» [род. п. бьпкнмн. ч. бьпкш; шар. бпик, чеб. бпик]; биэртк / биэртиг «горлышко, горловина» [род. п. биэртакн, мн. ч. биэрткаш; шар. бэртик, мн. ч. бэртигаш; чеб. бартиг, мн. ч. бартигэш; инг. бартиг]; буьртк / буьртиг «зерно, зернышко» [род. п. буьрткан, мн. ч. буьрткаш; 
шар. буртик; чеб. буртик, мн. ч. буртигэш; кум. буьртуьг]; сиэск «жена; самка» [сложное слово: сиэ  (< стиэн) и сак (< стаг) «человек»]; мтк / мтиг «мотыга» (из русск. яз.)]; мэк / мэиг «место» [род. п. мэкан, мн. ч. мэкаш; шар. мэик, ниж. маиг, инг. моиг, Усл. мэттiг]; цицк / цициг «кошка» [род. п. цискн, мн. ч. цицкш; ниж. цицик, инг. циск, Усл. цiцiг]; чк / чиг (< чиг) «железо» [род. п. чигн ьшкн (ср. аьшкн 
«железный», ьшкл «железная лопатка для углей»), мн. ч. ьшкш (/ чигаш); шар. Iчиг, мн. ч. Iьшкаш; ниж. 
чик, мн. ч. шкэш; инг. ашк, Усл. чиг / чiк];  дэчк / дэчиг «дрова, древесина» [род. п. дэчкн / дэшкн /
дэчиг
нмн. ч. дэчкш / дэшкш; шар. дэчик,чеб. дачик, Усл. дечiг] и др.; 
    говр «лошадь», мн. ч. говрш, напр. п. мн. ч. говрашк (< говрашга); бр «дети, ребенок», мн.ч. брш, напр. п. мн. ч. брашк  (< брашга); куог «нога», мн. ч. куогш, напр. п. мн. ч. куогашк (< куогашга); жаьл «собака», мн. ч. жаьлиэш, напр. п. мн. ч. жаьлиэшк (< жаьлиэшга), хк «половинка» (< хиг), мн. ч. ьхкаш, напр. п. мн. ч. 
ьхкашк (< ьхкашга).

В плоскостном чеченском в позиции после звонких согласных г никогда не оглушается. В диалектах же, в частности в чеберлойском, г > к в ауслауте и после звонких согласных: бэрг «копыто» [шар. бэрг, чеб. барик, инг. барг], баьрг 
«глаз» [шар. бариг, чеб. барик, инг. барг, бацб. баркI], диг «топор» [шар. дик, мн. ч. догориш; чеб. дик, мн. ч. догориш; инг. диг, бацб. дикIлак. рикI], лаг «косточка (плода); курок» [шар. лак, мн. ч. лакаш; ниж. лэкIмн. ч. лакIэш; инг. лак], лэрг «ухо» [шар. лэриг; ниж. ларик, мн. ч. ларгиш; инг. лэрг, бацб. ларкI].

Рассматривая г > к в ауслауте существительных следует иметь в виду и то обстоятельство, что на месте г(к) в чеченском в бацбийском выступает кI как и в соответствующих словах в дагестанских языках. Учитывая регулярность соответствия чечено-ингушского г(к):кI  в бацбийском и дагестанских языках в ауслауте односложных слов и отчетливо выраженную тенденцию к утрате абруптивных согласных в вайнахских языках, можно предположить, что в бацбийском представлена более архаичная форма рассматриваемых слов: кIг «лунка, ямка», бацб. кIакI; куог «нога», бацб. кокIниж. куок; дуог «сердце», бацб. докIлак. дакIавар. ракI; Iайг «ложка», бацб. IабикIниж. Iайк; церг «зуб», бацб. цэркI; лэрг «ухо», бацб. ларк, ниж. ларик; баьрг «глаз», бацб. баркIчеб. барик. [Ср. цхьгл «лиса»  бацб. цхьокIол,
д
гн «гореть»  бацб. дакIр, дахк «мышь»  бацб. дахкI, лхкн «погнать»  бацб. лахкIр, дуохкн 
«продать»  бацб. дохкIр и др.]. Но для рассматриваемого процесса  г > к это не имеет существенного значения, т.к. переход  г > к  в этой позиции имеет место независимо от происхождения г и кроме того даже для примеров, в которых чеченскому ауслаутному г в бацбийском соответсвует кIэто уже новый процесс.



  68 В специальной литературе в качестве форманта прошедшего совершенного времени выделяют -на, что представляет ряд удобств при составлении нормативных грамматик. В действительности же -н  в нем согласный форманта прошедшего только что времени -ин > ин.
    69 Самая многочисленная группа глаголов.
Обе формы прошедшего совершенного времени от них (СС / Сн) представлены и в остальных формах времен и наклонений [Инф. д-жн «пастись», лн «сказать», прош. сов. вр. д-ьжжа / д-ьжна, ьлла; прош. прежде вр. д-ьжжиэр 
д-ьжниэрьллиэрусловное накл. от прош. сов. вр.  д-ьжжиэхь / д-ьжниэхь, ьллиэхь; причастие прош. вр. 
д-ьжжарг / д-ьжнарг, ьлларг и др.].
    70 В ингушском н форманта прошедшего только что времени в форме прошедшего совершенного времени полностью редуцирован: д-иж  «лечь», прош. сов. вр. д-иж--д, абсолютив прош. вр. д-иж; кхб «содержать», прош. сов. вр. 
кхьбд, абсолют. прош. вр. кхьб.
Исключение составляют глаголы с исходом основы инфинитива на л, в форме прошедшего совершенного времени которых полностью редуцирован гласный форманта прошедшего только что времени, а согласный н ассимилировал л исхода основы инфинитива (лн > нн  регрессивная контактная полная ассимиляция): д-ал  «дать», прош. сов. вр. д-енна-д (< д-элна-д), деееприч. прош. вр. д-энна (д-элна); хил «быть», прош. сов. хинна-д (< хилна-д), дееприч. прош. вр. хинна (< хилна); 
д-ла «завершиться», прош. сов. вр. д-ьнна-д (< д-ьлна-д), дееприч. прош. вр. д-ьнна (< д-ьлна).
    71 Ср. с формами прошедшего только что времени от соовтетствующих непереходных глаголов:

Инф.Прош. т. ч. вр.
д-жн «пастись» д-жин (< д-жин
сацн «остановиться» сэцин (< сацин
д-узн «наполнить» д-уьзин (< д-узин
 кхиэрн «бояться» кхрин (< кхиэрин

    72 Здесь речь идет не о современном состоянии чеченского языка, артикуляционные возможности носителей которого настолько расширились в условиях массового чеченско-русского двуязычия, что широким потоком вливающиеся в чеченский язык из русского и других языков слова приозносятся и пишутся согласно нормам языка источника, даже старые заимствования из русского языка.
    73 Чечено-ингушскому  ст  в бацбийском регулярно соответствует стI.
    74 В выражении: Саг й-цар им! "Он не мужчина!" употребляется всегда форма саг.
    75 В словосочетании ши сту «пара быков» [Ши сту боьжн вуорд «Арба, запряженная парой быков»] комплекс ст в сту «бык» сохраняется. Ср. это же слово в выражении: Б-иэн ту б-эллчунн б-ан пах ца бэлл«Давшему быка на убой не дали ливер на жаркое». По всей вероятности, ши сту (ши «два», сту «бык») говорящий осознает как одно слово.
    76 Сиэсак «жена» не меняет общего положения. Это сложное слово, состоящее из стиэ «самка, женского пола» и стаг «человек», слияние которых произошло, надо полагать, уже после упрощения анлаутного комплекса ст > с в обоих составляющих его словах. Кроме того, в плоскостном диалекте оно из ингушского или горных диалектов.
    77 В "Чеченско-русском словаре", составленном А.Мациевым, преверб даса- орфографирован как дIасхьа-. Нам не удалось обнаружить ни одного случая употребления преверба даса- в форме дасхьа-, оно вообще невозможно по произносительным нормам чеченского языка.
    78 Здесь имеются в виду, естественно, такие существительные как зр (<заIар) «плетень», бр (<баIар) «орех; вид ливерной колбасы», мр (<маIар) «ноготь, коготь».
    79 Подробно см. в разделе 2.2: Ассимиляция согласных.
    80 Представляется целесообразным использование двух терминов назальный и назализованный, первый применительно к согласным, второй — к гласным. Такое использование этих терминов полнее выражает суть обозначаемых ими объектов.
    81 Нам не удалось найти подтверждения высказанному в литературе мнению, что назализованные гласные представлены в чеченском и в серединной позиции [Schiefner, 1864, §1; Имнайшвили, 1977, с.31].
    82 По мнению Д.С.Имнайшвили, н  в ауслауте односложных существительных в плоскостном диалекте вторичного происхождения (Имнайшвили, 1977, с.31). Это обосновывается тем, что во всех нахских языках  н  в ауслауте односложных глаголов и односложных существительных утрачен с назализацией предшествующего гласного. 
Неубедительность такого предположения видна из следующего: во всех нахских языках в исходе форм инфинитива всех глаголов, как многосложных, так и односложных, сочетание Гн > Гн — характеристика инфинитива. В существительных картина усложняется:

Гн    Г  — в исходе многосложных существительных,
Гн — в исходе односложных существительных в бацбийском, ингушском и горных диалектах,
Гн — в исходе односложных существительных в плоскостном чеченском.

    83 В исходе многосложных существительных  н утратился полностью. Утраты  н следовало ожидать и в исходе односложных, но в бацбийском, ингушском и некоторых горных диалектах в односложных существительных сочетание Гн вместо ожидаемого Г  дало Гн, а в плоскостном чеченском он сохранился неизменным. 
В форме прошедшего совершеного времени, сохранен н форманта прош. только что вр., так как выступал в позиции, в которой ни частичная, ни полная редукция артикуляции н в плоскостном диалекте не наблюдается:

Инф. Прош. т. ч. вр. Прош. сов. вр. 
тан «толкнуть» теин (< таmинтэина 
кхалхн «переселиться» кхэлхин(< кхалхинкхэлхина 
Iовдн«сжать, сдавить» Iоьвдин (< IовдинIоьвдина 
сацн «остановиться» сэцин (< сацинсэцца (< сэцна < сацина
д-хн «жить» д-хин (< д-хинд-ьхха (< д-ьхна < д-хина
малн «пить» мэлин (< малинмэлла (< мэлна < малина

В специальной литературе отмечено, что н, утраченный в конечной позиции, восстанавливается в полном виде в производных формах. Здесь речь должна идти о сохранении, а не о восстановлении н в этих формах, так как неправомерно говорить о восстановлении н в формах, в которых он не утрачивался.
н сохранен в субстантивированных формах прилагательных, образованных от зависимых посредством форманта -иг: 
чI
гIн «сильный, твердый, крепкий» (< чIгIун), субст. ф. чIгIн-иг; лохн «низкий» (< лахун), субст. ф. лохн-иг; 
лэкх
н «высокий» (< лакхин), субст. ф. лэкхн-иг; дхн «длинный», (< дхин), субст. ф. дхн-иг; сирлн «светлый» 
(< сирлан), субст. ф. сирлн-иг.
В качестве суффикса субстантивированных прилагательных в специальной литературе выделяют -ниг.
В качестве форманта родительного падежа в чеченском использованы н, -ин, -ун (< ан, ин, ун) [Schiefner, 1864, §61; Дirr, 1927 c.132-133; Имнайшвили, 1962; Дешериев, 1963, с.419-429, 216-218], представленные в современном чеченском в виде -н. Исходный формант устанавливается анализом гласных именных основ. н форманта родительного падежа сохранен в форме дательного падежа, а также в субстантивированных формах относительных прилагательных, исторически являющихся формами родительного падежа соответствующих существительных.

Им. п. Род. п. Относ. прилаг. (субст. форма) 
бд «утка»бдн (< ба-дин) бдн-иг 
хьч «слива» хьчн (< хьа-чун) хьчн-иг
Iж «яблоко» Iжн (< I0жун) Iжн-иг 
куог «нога» куогн (< куоган) куогн-иг 
ваш «брат»вэшн (< ваша ин) вэш-н-иг 

    84 Утраченный в ауслауте формы именительного падежа единственного числа двух и более сложных существительных н сохранен в формах косвенных падежей единственного и всех падежных формах множественного числа. В специальной литературе он квалифицирован как наращение косвенной основы у имен, склоняющихся по принцику двух основ: зм «время» (< заман), род. п. зманн, дат. п. зманна, орудно-союзн. п. зманцмн. ч. змнаш, род. п. змни-ндат. п. змнашорудно-союзн. п. змнашц, ...
    85 В указанных позициях среднеязычный сонорный согласный й квалифицирован в специальной литературе как "второй компонент дифтога" [Дешериев, 1963, с.180, 210-215; Имнайшвили, 1977, с.147-151].
    86 См. в разделе 2.2 : Изменения губно-губного в.
   87 Метод минимальных пар, применяемый К.Чрелашвили для доказательства фонематического характера дз и дж  в нахских зыках нельзя признать удачным применительно к чеченскому языку. Дело в том, что пары эти могут иметь доказательную силу только в том случае, если будут подобраны на противопоствление дз:з, дж:ж. Пары, семантическое различие которых основано на противопоставлении  дз, дж  другим согласным, не доказывают их фонематического характера, если они являются фонетическими вариантами фонем  з и ж.
    88 По мнению Дешериева з и ж  отсутствовали в исходной системе чеченского языка, а в современном чеченском получены из аффрикат дз, дж [Дешериев, 1963, с.227].
    89 Сравнительный анализ лексики нахских языков показывает, что звонкие аффрикаты дз, дж некогда широко были представлены в них в инлаутной и ауслаутной позициях. Вопрос о употреблении их в анлаутной позиции остается пока не совсем ясным и нуждается в специальном изучении с привлечением данных родственных языков.
    90 Позиционная обусловленность такого замещения наглядно прослеживается на приводимых ниже примерах.
    91 Аналогичное же явление наблюдается в аварском и андийских языках. См. [Гудава, 1964, с.93-96].
    92 Естественно, что явление рассматривается в синхронном плане, диахроническую его интерпретацию см. ниже.
    93 См.в разделе 2.2: Ассимиляция согласных.
    94 У относительных прилагательных это имеет место только в субстантивированных (независимых) формах.
    95 Такие существительные в единственном числе склоняются по типу прилагательных.
    96 Эта группа существительных очень малочисленна.
    97 Нам представляется, что прием интонационного удвоения гласных и согласных в чеченском может рассматриваться, наряду с другими, как один из самостоятельных и продуктивных способов слово- и формообразования.
    98  В сравнительном падеже ставится имя, обозначающее предмет (явление), с которым сравнивается другой предмет (явление), могущий превосходить или быть ниже его в количественном или качественном отношении.
    99 Имя в форме равняющего падежа обозначает не абстрактный, отвлеченный, а конкретный определенный предмет с которым сопоставляют другой сравниваемый.
    100 Который с таким же успехом можно бы именовать падежом наречным.
    101 Направительный второй выражает направленность действия в сторону объекта.
    102 По всей вероятности, это формант орудно-союзного падежа со значением совместности. Орудно-союзный пад. образован от формы родительного, предельный  от формы направительного второго. Формант этот использован и в глагольных формах, в которых другое действие служит ориентиром для совершения действия основного: лалц "пока скажет; до тех пор, пока скажет", вахалц "пока пойдет; до тех пор пока пойдет", гIалц "пока встанет; до тех пор пока встанет".
    103 Термины "обстоятельственная форма", "обстоятельственная форма предела" употребляются по Н.Ф.Яковлеву. Термин "удвоительная форма масдара" Н.Яковлева заменен, хотя и не более удачным "прошедшее ориентировочное" [Яковлев, 1960, с.234-236].
    104 -ц(-ца) в "обстоятельственной форме предела" и форме падежа предела и формант орудно-союзного падежа исторически представляют собой один и тот же формант с общим значением совместности.
    105 Вопрос об образовании и функциях прошедшего "ориентировочного" времени должен еще стать объектом исследования. Если рассматривать только глаголы, гласный начального слога основы которых сохраняется неизменным в форме прошедшего несовершенного времени, можно предположить [cм. Яковлев, 1963, с.235-236], что прошедшее "ориентировочное" время образовано от формы прошедшего несовершенного путем усиления согласного глагольной основы. Это предположение трудно считать обоснованным. Здесь скорее всего только совпадение формант обоих времен.
    106 О закономерностях редукции гласных в чеченском см. [Магомедов А.Г. Система гласных ... , с.196-204]. Случаи усиления согласного второго слога, когда гласный его не редуцирован, не меняют общего положения:

Им. п. Сравн. п. Равн. п. 
ваш «брат»вэшиэл вэиэл 
жаьл «собака» жаьлиэл жаьиэл
кхб «кувшин» кхбиэл кхиэл 
боьшк «бочка» боьшкиэл боьшиэл 
буохч «кисет»буохчиэл буохиэл и др.; 

во-первых, это двусложные формы, во-вторых, гласный второго слога в них вторичного происхождения.
    107 В речевой практике предпочтительна, кажется, первая форма, что обусловлено, надо думать, стремлением избежать в составе одной формы двух сильных (интенсивных) согласных.
    108 Исключение составляют слова, в которых г предшествует фарингальный глухой щелевой  хь: буьхьг «козленок», 
йуьхьг «кончик, острие (ч.-л)».