Часть 2. Система согласных чеченского языка

  Системе согласных нахских языков уделено в специальной ли­тературе достаточно места. Объектом исследования явились как сис­тема в целом, так и отдельные частные вопросы. Первое подробное описание системы согласных нахских языков дано в трудах А.Шифнера [Schiefner, 1856, §5-9; 1864, §21-34] и П.Услара [Услар, 1888, §5-8]. Ими же предпринята и первая попытка уточнения фонемного состава чеченского языка, описания фонетических процес­сов и дистрибуции согласных. В этом отношении следует особо выделить работы А.Шифнера [Чикобава, 1965, с. 176] (см. в Части 1 — Об изученности системы гласных чеченского языка). Специально системе сог­ласных чеченского языка посвящены: разделы в работах Ю.Дешериева [Дешериев, 1960, с.13-41; 1963, с.222-249], Д.Имнайшвили [Имнайшвили, 1977, с.173-274], К.Чрелашвили (Чрелашвили, 1975) и ряд специальных статей Г.Шмидта (Schmidt, 1947), Г.Мачавариани (Мачавариани, 1964), Т.Гониашвили [Гониашвили, 1968, 1969, 1973], И.Алироева (Алироев, 1964) и др. Вопросы консонантизма чеченского языка рассмотрены и в трудах Н.Трубецкого [Trubetzkoy, 1931, s.1-52], А.Соммерфельта [Sommerfelt, 1922, s.184-204] и др.

Характеристика системы согласных чеченского языка

По сложности консонантной системы чеченский (resp. нахские языки) занимает промежуточное положение между дагестанскими, характеризующимися среди иберийско-кавказских языков консонантной системой средней сложности, и картвельскими с их относительно простой консонантной системой. Полагают, что консонантная система, представленная в грузинском, может считаться близкой к исходной.

Троечная система смычных и двоечная система щелевых (в чеченском) усложнена в отдельных случаях за счет интенсивных. В этом случае мы име­ем четверичную (а в бацбийском и пятеричную) систему для смычных и троечную систему для щелевых. Сонорные представлены вне корреляции. Вопрос об интенсивных согласных в нахских языках не получил удовлетворительного решения. Некоторые исследователи квалифицируют как интенсивные (геминированные) и комплексы одинаковых согласных, полученные в процессе ассимиляции [Алироев, 1964], а также сог­ласные интонационно усиленные в различных целях, которые скорее следовало бы квалифицировать как длительные. Кроме того, здесь необходимо учитывать то обстоятельство, что интонация — фонетичес­кое средство передачи информации. Представляется неправомерным рассмотрение интонационных средств передачи информации и фонемно­го состава языка в одной плоскости.

Как интенсивные (геминированные) согласные в чеченском мы рас­сматриваем только интенсивные корреляты глухих смычных и щелевых согласных, представленные в нулевых формах собст­венных слов, име­ющие свои соответствия в других близко­родственных языках и нали­чие которых не объясняется действием тех или иных фонетических процессов. Интенсивные в нахских языках крайне неустойчивы, они сохраняются только в интервокальной позиции. В анлауте вообще не встречаются, а в ауслауте реализуются как обычные, что служит осно­ванием считать интенсивные согласные исчезающими в этих языках.

Надо полагать, что кроме интенсивных ,  40 в чеченском был представлен . Во всяком случае в словах шад «узел» и шад «кнут» анлаутные согласные не идентичны. Решение вопроса затрудняется тем обстоятельством, что это единственный пример для сопоставления ш: и употребления «интенсивного» соглас­ного в анлаутной позиции, который нам удалось обнаружить.  

Смычные согласные представлены восьмью рядами:
1    б       п             пI    (губно-губные)
2    д       т         тI    (переднеязычные зубные взрывные)
3    [дз]   ц              цI     (переднеязычные зубные аффрикаты) 
4    [дж]  ч          чI      (переднеязычные альвеолярные аффрикаты) 
5    г        к          кI     (заднеязычные взрывные) 
6    —       кх     къ    (заднемягконебные взрывные) 
7    —       I      —      —      (фарингальный взрывной) 
8    —             —           (ларингальный взрывной)

В первом ряду губно-губной абруптивный пI характеризуется низ­кой частотностью. В наиболее полном из существующих чеченско-рус­ских словарей, составленном А.Г.Мациевым, представлено девять сло­варных единиц с пI в их составе. В единственном слове хумпIар «кобура» пI представлен в инлауте. В ауслауте не встречается. Большая по сравнению с чеченским частотность пI в бацбийском объясняется, вероятно, влиянием грузинского языка. В третьем, четвертом и шестом рядах утрачены звонкие члены ряда. Звонкие аф­фрикаты дз и дж замещены соответствующими щелевыми звонкими, а там, где они и представлены, не противопоставляются щелевым звон­ким, а выступают лишь как их реализационные вырианты. Во всех нахских языках смычно-щелевые дз, дж во всех случаях свободно за­мещаются щелевыми з, ж. Седьмой и восьмой ряды пред­ставляют по одному члену: фарингальные — абруптивно-при­ды­ха­тельным I, ларингальные — придыхательным .

Щелевые представлены шестью рядами: 
1    в                   (губно-губные) 
2    з     с             (переднеязычные зубные) 
3    ж    ш    []   (переднеязычные альвеолярные) 
4    гI    х                (заднемягконебные) 
5         хь               (фарингальные) 
6    —    хI               (ларингальные)

Первый ряд исторически дефективный. Глухой член этого ряда представлен в ингушском, но он вторичен и развился здесь, надо полагать, под влиянием осетинского. В современном чеченском ф представлен в составе заимствованных слов, произношение которого в их составе объясняется тем, что в условиях массового активного национально-русского двуязычия русизмы в чеченском произносятся согласно орфоэпическим нормам русского языка. В шестом ряду утрачен звонкий член. Звонкий же член пятого ряда встречается только в составе анлаутных комплексов.

В чеченском (нахских языках) отчетливо прослеживается тенден­ция упрощения системы аффрикат и заднеязычных, общая для иберийско-кавказских языков вообще. Употребительность согласных в различных позициях и частотность, которым в работе уделено особое внимание, служат наглядным тому доказательством.

Консонантные системы отдельных нахских языков не выявляют су­щественных различий. В бацбийском представлен глухой шумный ла­теральный л, сходный со слабым латеральным спирантом л в авар­ском. л в бацбийском выступает только в инлауте и ауслауте. По­лагают, что во всех нахских языках л в анлауте совпал с л, в инлауте и ауслауте в вайнахском л > хI / ноль звука после р, л в остальных положениях [Тrubetzkoy, 1922; Мачавариани, 1964]. Мачавариани Г. [Мачавариани, 1964, c.270] реконструирует и общенахскую шумную латеральную аффрикату л которую отражает из­вестное звукосоответствие бацб. тх — вайнах. лх в интервокаль­ной позиции и ауслауте. Общенахская латеральная аффриката л за­мещена в бацбийском фонемной группой тх во всех позициях, в вайнахском же  тх  в анлауте и  лх  в позиции после гласных.

В нахских языках нет корреляции твердый — мягкий. Мягкость (па­латальность) для согласного в этих языках признак позиционный, обусловленный соседством палатальных гласных.

В ингушском представлены мягкие согласные л, г, р в комплексах лг, нг, рг, но мягкость для указанных соглас­ных не является признаком релевантным, ее следует рассматривать как произносительную норму ингушского, исторически обусловленную соседством с палатальным гласным (лг < лиг, нг < ниг, рг< риг).

При изменении формы слов с ауслаутными комплексами лг, нг,  рг оба члена комплекса сохраняют мягкость, если следу­ющий за ними гласный палатальный, если же гласный непалатальный — второй член комплекса мягкость утрачивает.

Мягкие согласные в составе заимствованных из русского языка слов чеченцами реализовались как твердые. С развитием активного массового национально-русского двуязычия заимствованные из русского языка слова чеченцы стали произносить согласно нормам русской орфоэпии. Это предписывается и нормами чеченского литературного языка. Но это обстоятельство не может служить основанием для квалификации мягких согласных в составе русизмов в чеченском как самостоятельных фонем. Здесь, как и в случае с мягки­ми согласными в ингушском, речь должна идти о произносительных нормах, принятых к этим словам в чеченском языке.

  Систему согласных чеченского языка можно представить в виде таблицы. Она отражает и систему согласных ингушского, а с внесением глухого латерального щелевого л и пе­реднеязычного зуб­ного взрывного интенсивного абруптива  I, и систему бацбийского языка.

Согласные чеченского языка




40 На письме они передаются через тт, ккх, пп, ппI, кк, чч, сс, мм, лл соотвественно.