Заключение

Категория грамматических классов — специфическая особенность нахских языков, как и иберийско-кавказских вообще, пронизывающая всю их морфологическую структуру.

Грамматический класс имени (за редким исключением) морфологически оформляется в соотнесенных с ним словах (глаголе, прилагательном, наречии, числительном).

Максимальное число классных показателей четыре: в, й, б, д. Все они, за исключением в, выступают и во множественном числе. Число показателей грамматических классов никогда не превышало четырех, дальнейшее развитие этой категории шло за счет усложнения образования множественного числа. Так, по соотношению классных показателей единственного и множественного числа имеются следующие грамматические группы: в чеченском и ингушском шесть — вб, йб, йй, дд, бб, бд; в чеберлойском диалекте девять — вб, йб, йй, дд, бб, бд, йд, дй, бй; в шаройском диалекте восемь — вб, йб, йй, дд, бб, бд, йд, бй; в бацбийском языке восемь — вб, йд, йй, бб, дд, бд, бй, дй
Группы йд, дй, йб весьма малочисленны.

В нахских языках наблюдаются существенные различия не только в количестве грамматических групп, но и в распределении имен по грамматическим классам. 
Система грамматических классов в этих языках упрощается, о чем свидетельствует малочисленность указанных групп (в ряде диалектов они вообще отсутствуют), возможность отнесения некоторых имен к тому или иному грамматическому классу, а также многочисленные случаи окаменения или утраты классных формантов. 
Окаменелые классные элементы в некоторых случаях дают возможность судить о первоначальном распределении имен по грамматическим классам. Намечается тенденция выделения как наиболее общих грамматических групп йй и дд.

Наиболее полно и стройно представлена система грамматических классов в глаголе. Изменение по грамматическим классам — характерная особенность чеченского глагола, так же, как и глагола в ряде иберийско-кавказских языков, где эта категория представлена. По выражению грамматического класса глаголы подразделяются на две большие группы — классные и неклассные. Выражение грамматического класса, как правило, префиксальное. В сложных глаголах, где вторая часть представлена классным глаголом, классная характеристика выступает в качестве инфикса, а в ингушском и аккинском — в форме прошедшего совершенного времени и в качестве суффикса. Инфиксальное и суффиксальное выражения грамматического класса — явление вторичное.

Классная характеристика глагола всегда связана с именительным падежом. В непереходном глаголе представлен показатель грамматического класса субъекта (субъект — в именительном падеже), в переходном глаголе — показатель грамматического класса объекта (объект — в именительном падеже, субъект — в эргативном). Глагол может выразить грамматический класс одного имени, и в переходном глаголе преимущество всегда на стороне объекта (объект превалирует над субъектом).

В бацбийском языке в непереходных глаголах эргативного строя классная характеристика связана с эргативным падежом. Это явление вторичного порядка, исторически субъект при этих глаголах стоял в именительном падеже, так же, как это имеет место в третьем лице сейчас.

Несмотря на то, что категория грамматических классов представлена в глаголе стройной системой, нередки случаи утраты или окаменения классных показателей. Классные элементы сначала окаменели, а затем могли подвергнуться различным фонетическим видоизменениям. Фонетические процессы в окаменелых классных экспонентах происходят легче. Окаменение классных экспонентов могло быть вызвано постоянством показателя грамматического класса прямого объекта при переходном глаголе или же показателя субъекта — при непереходном, а также тем, что первоначальный субъект или объект слился с глаголом, превратившись в составную часть сложного глагола.

В качестве окаменелых классных показателей в глаголах выделяются: д, т (< д), й, л, б.Трудно считать изначальным показателем грамматического класса л, встречающийся и в аварском языке, надо думать, что он является рефлексом д (д > р > л) (Т. Гудава).

Категория грамматических классов находит отражение и в спряжении глагола в иберийско-кавказских языках. В связи с этим выделяются три типа спряжения глагола: классное, классно-личное и личное. Все они исторически взаимосвязаны.

В нахских языках представлены все три указанных типа спряжения глагола. Исторически для этих языков было характерно собственно классное спряжение, как в чеберлойском диалекте. Лицо субъекта в глаголе не выражалось. Затем в этих языках развилась категория лица. Для выражения лица в языках и диалектах этой группы использованы различные способы. В зависимости от способа выражения лица они могут быть подразделены на четыре группы:
1 — чеберлойский,
2 — плоскостной чеченский и ингушский,
3 — хилдихаройский и майстинский,
4 — бацбийский.

В чеберлойском диалекте представлено собственно классное спряжение, глагол изменяется только по грамматическим классам, переходный — по классам объекта, непереходный - по классам субъекта.

В плоскостном чеченском, ингушском, аккинском и галанчожском диалектах представлены классное спряжение и зачатки классно-личного. Пои именах категории человека во множественном числе 1-2 лицо противопоставляется 3-му, где представлено исходное положение для всех трех лиц при классном спряжении. Для этой цели использованы классные показатели: д  — 1-2 лицо, б — 3 лицо. 1 и 2 лица не дифференцированы между собой и во множественном числе противопоставлены 3-му как в переходных, так и в непереходных глаголах. В переходном глаголе представлено лицо объекта, в непереходном — субъекта, т. е. здесь еще более усиливается положение, существующее при классном спряжении.

Категория лица в указанных диалектах не получила дальнейшего развития, что, вероятно, связано с категорией грамматических классов как действующей и стройной грамматической категорией.

В хилдихаройском и майстинском диалектах 1-2 лицо дифференцировано от 3-го в обоих числах в переходных глаголах и глаголах типа уегЬа sentiendi; лицо субъекта выражается в форме настоящего времени, а также в группе времен и наклонений, образованных от этой формы. Форма 1-2 лица настоящего времени образуется посредством суффикса э, а третьего — посредством суффикса о. Эти суффиксы вызывают соответствующие фонетические изменения гласных основы: под влиянием э они палатализуются, а под влиянием о  —лабиализуются.

Таким образом, переходный классный глагол в хилдихаройском и майстинском диалектах становится двухличным, в нем представлены объект — префикс-классный показатель и субъект — суффикс-характеристика лица.

Здесь находит подтверждение положение о том, что первоначально своего выражения требует активный субъект при переходном глаголе.

Наиболее простой способ выражения лица представлен в бацбийском языке. Здесь морфологически оформлены 1-е и 2-е лица обоих чисел, 3-е не оформлено. Показатели лица - этимологически те же личные местоимения в несколько фонетически измененном виде и восходят к форме эргативного падежа соответствующих личных местоимений при глаголах эргативного строя:

единственное число1 лицо  -с (-ас) (< аса),
2 лицо  -хь (-ахь) (< ахьа);
множественное число  1 лицо  -йш (-айш),
2 лицо    -тх (-атх);

и к форме именительного падежа при глаголах номинативного строя:

единственное число1 лицо  -с (-с),
2 лицо  -хь (-хь);
множественное число  1 лицо  -тх (-тх),
2 лицо    -ш (-ш).

Таким образом, в нахских языках оформляется новая грамматическая категория — категория лица. Для выражения лица в глаголе в языках и диалектах этой группы использованы различные способы, причем использование одного из них исключает возможность использования другого.