3.2. Периодизация становления систем именных классов

 В истории становления систем именных «классов» восточнокавказских языков выделяется несколько периодов, каждый из которых характеризуется присущими только ему особенностями. Границы между ними, обозначаемые как от … и до …, достаточно условны и занимают длительный период времени в связи с тем, что изменения в языке носят эволюционный характер.

Воссоздание картины становления систем именных классов в восточнокавказских языках на основе сравнительно-сопоставительного анализа их современного состояния может претендовать на представление общей картины процесса и причинной обусловленности имевших место изменений, но не на детальное его восстановление, тем более, что речь идет о процессе, растянутом во времени на несколько тысяч лет: со времени восточнокавказской общности до современного восточнокавказского этноязыкового многообразия. Поэтому в периодизации становления систем именных классов представляется целесообразным ориентироваться не на данные морфологического разделения имен на «классы», несмотря на то, что реконструкция осуществляется по его показаниям, а на изменения в понимании содержания [кто?] семасиологического разделения на [кто?] и [что?], характеризующего уровень культурного развития и отражающего генеральное в содержании разделения имен на «классы».

Первый период (І): [кто?] — «осуществляющие функции управления», изначальное в котором «осуществляющие всеобщие функции управления» (божества). Бинарной системе семасиологического разделения на [кто?] и [что?] соответствует бинарная же организация его морфологического выражения в связи с тем, что понимание [кто?] в его исходном состоянии — «божества, представляемые в облике мужчины». В морфологическом выражении разделения на [кто?] и [что?] при них использован классификатор v-. Все, на кого распространялось [кто?] в процессе его реинтерпретации в «осуществляющие функции управления», — мужчины. По мере распространения [кто?] на «осуществляющих функции управления», а это всегда мужчины, в морфологическом выражении разделения на [кто?] и [что?] при их названиях используется классификатор v-. Расширение содержания [кто?] первого периода становления именных классов морфологически выражается расширением содержания классификатора v-.

3.2.1. Первый период (I):  [кто?]  носители функций управления

Система именных классов І.1

Семасиологическое разделение
[кто?] — носители всеобщих функций управления: божества;
[что?] — все остальное.

Морфологическое разделение  двухклассная организация «класс v»  «класс r/d»
«класс v» — названия божеств (носителей всеобщих функций управления) ( названия [кто?]);
«класс r/d» — все остальные названия ( названия [что?]).

Система именных классов І.2

Семасиологическое разделение
[кто?] — верховные носители функций управления:
                      божества (представляемые в облике мужчины),
                      верховные служители культов божеств,
                      носители верховной светской власти;
[что?] — все остальное.

Морфологическое разделение  двухклассная организация «класс v»  «класс r/d»
«класс v» — названия верховных носителей функций управления ( названия [кто?]):
                        названия божеств (представляемых в облике мужчины),
                        названия верховных служителей культов божеств,
                        названия носителей верховной светской власти;
«класс r/d» — все остальные названия ( названия [что?]).

Система именных классов І.3

Семасиологическое разделение
[кто?] — носители функций управления:
                    божества (представляемые в облике мужчины),
                    верховные служители культов божеств,
                    носители верховной светской власти, 
                    владеющие богатством;
[что?] — все остальное.

Морфологическое разделение  двухклассная организация «класс v»   «класс r/d»
«класс v» — названия носителей функций управления ( названия [кто?]):
                        названия божеств (представляемых в облике мужчины), 
                        названия верховных служителей культов божеств,
                        названия носителей верховной светской власти,
                        названия владеющих богатством;
«класс r/d» — все остальные названия ( названия [что?]).

Первый период предстает единым и общим в истории становления всех функционирующих в восточнокавказских языках систем именных классов, что служит основанием для отнесения его к восточнокавказской общности. Реальность существования восточнокавказской общности и распад ее на современное восточнокавказское этноязыковое многообразие демонстрируется становлением систем именных классов. Последовательность изменений содержания [кто?] и морфологического его выражения первого периода становления их систем отражают поступательный характер культурного и социального развития восточнокавказской общности.

3.2.2. Второй период (ІІ):  [кто?]  человек в социальном его понимании

Система именных классов II.1

Семасиологическое разделение
[кто?] — человек в социальном его понимании:
                    представители привилегированных сословий,
                    отдельные мифологические персонажи;
[что?] — все остальное.

Морфологическое разделение  двухклассная организация «класс v»   «класс r/d»
«класс v» — названия мужчины привилегированных сословий,
                        названия отдельных мифологических персонажей [кто?];
«класс r/d» —  все остальные названия:
                            названия женщины привилегированных сословий [кто?],
                            все названия [что?].

Система именных классов ІІ.2

Семасиологическое разделение
[кто?] — человек в социальном его понимании:
                    представители привилегированных сословий,
                    отдельные мифологические персонажи;
[что?] — все остальное.

Морфологическое разделение  трехклассная организация «класс v»  «класс b»  «класс r/d»
«класс v» — названия мужчины привилегированных сословий,
                   названия отдельных мифологических персонажей [кто?]; 
«класс b» — названия женщины привилегированных сословий [кто?];
«класс r/d» — все остальные названия ( названия [что?]).

Предстает этот период становления именных классов естественным продолжением первого периода, но отражающим по сравнению с ним более высокий уровень общественного развития носителей языка. Как и первый период, он относится к восточнокавказской общности, т. к. является общим в истории становления систем именных классов всех восточнокавказских языков. Отличительная особенность этого периода — нарушение в его системе соответствия морфологического разделения имен на «классы» содержанию семасиологического разделения на [кто?] и [что?].

Представление в системе ІІ.2 имен [кто?] разделенными на «названия мужчин привилегированных сословий» («класс v») и «названия женщин привилегированных сословий» («класс b») не является отражением содержания [кто?] — «человек в социальном его понимании». Оно следствие ситуации, возникшей в действующей морфологической системе из-за ее сопротивления нарушению заложенных в ней представлений, определяющих регламент на использование классификатора v- и вето на использование других, кроме v-, классификаторов при названиях мужчины. И нуль () показатель в классных словах при названиях мужчины в ряде восточнокавказских языков, в которых v утрачен, — следствие вето на использование классификаторов при названиях мужчины.

Системы именных классов восточнокавказских языков свидетельствуют о том, что регламент на использование классификатора v- и вето на использование при названиях мужчины других, кроме v-, классификаторов в организациях «с классом v» так и не были преодолены. Организации «без класса v», в которых они преодолены,  организации систем четвертого периода в становлении именных классов восточнокавказских языков. Содержание [кто?] в них — «человек как социальное живое существо». Мы не находим данных, которые указывали бы на то, что в рамках системы ІІ.2 предпринимались какие-либо попытки привести ее морфологическое разделение имен в соответствие с содержанием разделения семасиологического. В то же время в действующих системах именных классов достаточно указаний на то, что системой ІІ.2 второго периода прерывается поступательное развитие именных классов в восточнокавказской общности.

Третий период в становлении именных «классов» восточнокавказских языков, с реализованным в нем содержанием [кто?] — «человек как живое существо», представлением имен [кто?] разделенными на «класс мужчин» и «класс женщин» в соответствии с разделением человека на мужчин и женщин, названиями [что?] в «классе b» и последующей его реинтерпретацией в «класс» названий [что?] и, наконец, классификатором  j- для названий женщины — человека как социального живого существа женского пола в системах средств морфологического разделения имен на «классы» аваро-андо-цезских и нахских языков, — достаточно убедительное свидетельство реинтерпретации содержания [кто?] — «человек в социальном его понимании» второго периода в «человек как живое существо», соответствующего представлениям низкого уровня культурного и общественного развития. Третий период в становлении систем именных «классов» не является продолжением поступательного их развития, как это было во втором периоде. Изменения в них отражают в основном переосмысление  сложившегося в системе ІІ.2 морфологического разделения имен на «классы» в соответствии с переосмыслением [кто?] — «человек в социальном его понимании» в «человек как живое существо».

Наиболее сложную и разнообразную картину становления именных «классов» представляет четвертый период. Его характеризуют:
     содержание [кто?] — «человек как социальное живое существо», существующее в современных восточнокавказских языках;
     утрата морфологическим разделением на «классы» былой общности;
     разнообразие организаций морфологического разделения имен на «классы»;
     два типа организаций морфологического разделения в системах именных классов: один «с классом v» для единственного числа с разделением имен [кто?] на названия [мужчины] и названия [женщины]; другой «без класса v» для множественного числа, соответствующий в большинстве восточнокавказских языков пониманию семасиологического разделения [кто?] — «человек как социальное живое существо», [что?] — все остальное.

Если общность первого и второго периодов в истории систем именных «классов» служит в определенных пределах ориентиром в установлении границ существования восточнокавказской общности, то нарастание расхождений в системах именных классов в четвертом периоде истории их становления служит ориентиром в определении последовательности процесса распада восточнокавказской общности на локальные общности и последних на современное восточнокавказское этноязыковое многообразие.

Реинтерпретация [кто?] —  «человек в социальном его понимании» второго периода в «человек как живое существо» в третьем периоде и произошедшие в связи с этим изменения в организации именных классов отражают снижение уровня культурного и общественного развития, в то время как общее для всех восточнокавказских языков морфологическое выражение разделения имен на «классы» в организациях «без класса v» четвертого периода, отражающее понимание [кто?] в семасиологическом разделении «человек как социальное живое существо», указывает на подъем общего уровня культурного развития, общность и одновременность этого подъема для всех общностей, образовавшихся в результате распада восточнокавказской общности.

 Становление систем именных классов I-го, II-го и III-го периодов представляется относящимся к восточнокавказской общности и являющимся общим в истории систем именных классов всех восточнокавказских языков, IV-й же период — приходящимся на время распада восточнокавказской общности и сложения восточнокавказского этноязыкового многообразия. Общности в их системах проявляются на уровне групп, подгрупп и отдельных языков. Система ІІ.2 занимает в этом как бы особое положение: она завершает поступательное развитие морфологической категории именных «классов» в восточнокавказской общности и в то же время ее структурные особенности определяют варианты последующих в ней изменений.

Организации первого и второго периодов в восточнокавказских языках не сохранились. Даргинский, лакский, языки лезгинской группы сохранили видоизмененную структуру организации ІІ.2 в организациях «с классом v» собственных систем, но не больше.

Выше уже было сказано о том, что применительно к системе ІІ.2 не предпринимались попытки привести морфологическое разделение имен на «классы» в ней в соответствие с пониманием содержания семасиологического разделения на [кто?] и [что?] и что изменения в ней в третьем периоде связаны с попытками привести ее в соответствие с постепенным переосмыслением реализованных в ней представлений на представления более низкого уровня культурного и общественного развития. Отраженное в системах категории именных классов в третьем периоде снижение уровня культурного и общественного развития: использование классификатора b- и при именах [что?], реинтерпретация понимания человек в социальном его понимании и морфологического его выражения («класс v» — названия мужчины привилегированных сословий, «класс b» — названия женщины привилегированных сословий), достигнутых во втором периоде, в человек как живое существо и морфологическое его выражение, в основанное на разделении человека на мужчин и женщин, — естественно полагать следствием глобального и продолжительного во времени процесса, вызвавшего значительное снижение уровня жизни населения всего региона. Мнение это поддерживается и тем обстоятельством, что на четвертый период истории становления именных классов приходится нарушение единства их системы и возникновение её разновидностей.

Подъемы и спады культурного и общественного развития обуславливаются прежде всего экономическим развитием. Экономическое развитие стимулирует культурное и общественное развитие, интенсификацию внутренних и внешних связей, демографические и интеграционные процессы. Снижение уровня экономического развития сопровождается застоем и регрессом в культурном и общественном развитии, нарушениями внутренних и внешних связей, территориальным разобщением. В мировоззренческих представлениях происходит возврат к ценностям предрелигии, во всяком случае. к обрядовой их стороне. Отраженное в системах именных классов снижение достигнутого восточнокавказской общностью уровня культурного и общественного развития представляется следствием продолжительного и глубокого экономического спада, когда и происходит откат на более низкие уровни культурного и общественного развития.

В морфологическом разделении системы ІІ.2:

Семасиологическое разделение
[кто?] — человек в социальном его понимании:
                    представители привилегированных сословий,
                    отдельные мифологические персонажи;
[что?] — все остальное;

Морфологическое разделение  трехклассная организация «класс v»  «класс b»  «класс r/d»:
«класс v» — названия мужчины привилегированных сословий,
                   названия мифологических персонажей, представляемых в облике мужчины [кто?];
«класс b» — названия женщины привилегированных сословий [кто?];
«класс r/d» — все остальные названия ( названия [что?]),

возврат в мировоззренческих представлениях к ценностям предрелигии выразился в использовании при названиях культовых объектов предрелигии классификатора названий [кто?] — выражение почтительного отношения, несмотря на то, что в семасиологическом разделении на [кто?] и [что?] объекты эти, возможно, остаются отнесенными к [что?]. Выбор классификатора b- из имеющихся в системе ІІ.2 двух (v- и b-) классификаторов имен [кто?] объясняется известным регламентом на использование классификатора v-. Система ІІ.2 приняла вид ІІ.2.1.

Система именных классов ІІ.2.1

Семасиологическое разделение
[кто?] — человек в социальном его понимании:
                    представители привилегированных сословий,
                    отдельные мифологические персонажи;
[что?] — все остальное.

Морфологическое разделение  трехклассная организация «класс v»  «класс b»  «класс r/d»
«класс v» — названия мужчины привилегированных сословий,
                   названия отдельных мифологических персонажей [кто?];
«класс b» — названия женщины привилегированных сословий [кто?],
                   названия культовых объектов предрелигии:
                            названия культовых живых существ,
                            названия культовых объектов неживой природы [что?]; 
«класс r/d» — все остальные названия [что?].

Классификаторы имен в морфологическом разделении системы ІІ.2.1 —  v-, b-, r/d-
    При именах [кто?] —  v-, b-:
v- — при названиях мужчины привилегированных сословий,
              названиях отдельных мифологических персонажей;
b- — при названиях женщины привилегированных сословий.

    При именах [что?] –  b-, r/d-:
b- — при названиях культовых объектов предрелигии:
              названиях культовых живых существ,
              названиях культовых объектов неживой природы;
r/d при всех остальных названиях.

Имена [кто?] и имена [что?] в «классах» морфологического разделения системы  II.2.1
    Имена [кто?] —  в двух  «классах»:
«класс v»  — названия мужчины привилегированных сословий,
                    названия отдельных мифологических персонажей;
«класс b»  — названия женщины привилегированных сословий.

    Имена [что?] —  в двух «классах»:
«класс b»  — названия культовых объектов предрелигии:
                            названия культовых живых существ,
                            названия культовых объектов неживой природы;
«класс r/d» — все остальные названия  [что?].

3.2.3. Третий период (III): [кто?]  человек как живое существо

Последующее снижение культурного и общественного развития привело к постепенному забвению социальной природы разделения имен [кто?] на «класс v» и «класс b» и восприятию названий  мужчин в «классе v» и названий женщин в «классе b» разделением, как всего живого, на самцов и самок. В морфологическом разделении это было реализовано, надо полагать, применительно к названиям человека мужского пола. При всех названиях человека мужского пола использовали классификатор v- и он получил статус  классификатора названий [мужчины]. Классификатор b- не был ассоциирован классификатором названий [женщины]. Морфологическое представление названий человека женского пола сохранило состояние, которое оно имело в системе II.2.1. Данные морфологического разделения систем именных классов восточнокавказских языков дают основание полагать, что в морфологическом разделении системы III.1 в отношении женщин было сохранено положение, существовавшее в системе II.2.1. То, что классификатор  b- в морфологическом разделении II.2, введенный для названий человека в его социальном понимании, использован только при названиях женщины привилегированных сословий [кто?], но не распространен на названия мужчин привилегированных сословий [кто?], объясняется, надо полагать, наряду с регламентом на классификатор при названиях мужчины [кто?] и снижением общественного статуса женщины [кто?] в условиях, определивших культурный регресс восточнокавказской общности. Классификатор b-, используемый при названиях женщин, хотя и отнесенных к [кто?], но имеющих более низкий общественный статус, естественно не мог быть использован при названиях мужчины [кто?]. Это тем более, что в условиях регресса культурного развития общественный статус мужчины как представителя сильного пола только возрастает.

В итоге разделение имен на «классы» принимает приведенный ниже вид. Системой III.1 она обозначена для сохранения принятой последовательности подачи материала.

Система именных классов III.1
Семасиологическое разделение
Человек как живое существо:
    относившиеся  в системе II.2.1 к [кто?] — [кто?].
    относившиеся  в системе II.2.1 к [что?] — [что?].
Все остальное — [что?].

Морфологическое разделение  трехклассная организация «класс v»  «класс b»  «класс r/d»
«класс v» — названия [мужчины]:
                        относившиеся  в системе II.2.1 к [кто?], — [кто?],
                        относившиеся  в системе II.2.1 к [что?], — [что?],
                        названия отдельных мифологических персонажей [кто?];
«класс b» — названия женщины [кто?], при которых в системе  II.2.1 употреблялся классификатор b-;
                   названия культовых объектов предрелигии:
                        названия культовых живых существ,
                        названия культовых объектов неживой природы [что?];
«класс r/d» — все остальные названия [что?]:
                            названия женщины, при которых в системе  II.2.1 употреблялся классификатор r/d-;
                            названия живых существ и неживой природы,
                                    за исключением культовых объектов предрелигии.                                                                                                      

Классификаторы имен в морфологическом разделении системы III.1   v-, b-, r/d-
    При именах [кто?] —  v-, b-:
v- — при названиях [мужчины],
                названиях отдельных мифологических персонажей;
b- — при названиях женщины, при которых классификатор b-
                                                               был в морфологическом разделении системы II.2.1.

    При именах [что?] — b-, r/d-:
b- — при  названиях культовых объектов предрелигии:
               названиях культовых живых существ, названиях культовых объектов неживой природы;
r/d-  при названиях [женщины], при которых в морфологическом разделении системы  II.2.1
                                                                                            использовался классификатор r/d-,
                 названиях [живые существа, неживая природа], 
                                              за исключением названий культовых объектов предрелигии.

Имена [кто?] и имена [что?] в «классах» морфологического разделения системы  III.1
    Имена [кто?] — в двух  «классах»:
«класс v» — названия [мужчины], названия отдельных мифологических персонажей;
«класс b» — названия женщины [кто?], при которых  в системе II.2.1 использовался классификатор b-.
    Имена [что?] — в двух «классах»:
«класс b» — названия культовых объектов предрелигии:
                        названия культовых живых существ, названия культовых объектов неживой природы;
«класс r/d» — названия женщины [что?], названия живых существ и неживой природы
                                                                            (за исключением культовых объектов предрелигии).

В системе именных классов III.1 человек понимается как живое существо:
[кто?] — относившиеся  в системе II.2.1 к [кто?],
[что?] — относившиеся  в системе II.2.1 к [что?].

Такое же положение и с названиями человека мужского пола в «классе v»:
[кто?] — названия человека мужского пола, относившиеся в системе II.2.1 к [кто?];
[что?] — названия человека мужского пола, относившиеся  в системе II.2.1 к [что?].

Объясняется это, надо полагать, тем, что в период реинтерпретации системы II.2.1 в систему III.1 социальная природа именных  классов носителями языка не осознается и отнесение к  [кто?] или [что?] существует в виде языковой нормы. Что же до употребления классификатора v- и при названиях человека мужского пола [кто?] и при названиях человека мужского пола [что?] участвуют и языковая норма и семантика имени в связи с тем, что статус мужчины в этот период сильно возрастает.

В отношении названий человека женского пола сохранено положение, представленное в системе II.2.1:
[кто?] — названия человека женского пола, относившиеся к [кто?] в системе II.2.1 («класс b»);
[что?] — названия человека женского пола, относившиеся к [что?] в системе II.2.1 («класс r/d»).

Морфологическое разделение имен на «классы» системы III.1 сохранило трехклассную «класс v» — «класс b»  — «класс r/d» структуру морфологического разделения системы II.2.1. Названия человека в ней представлены во всех трех «классах»: в «классе v» — названия человека мужского пола, отнесенные к [кто?] и отнесенные к [что?]; в «классе b» — названия человека  женского пола, отнесенные к [кто?]; в «классе r/d» — названия человека женского пола, отнесенные к [что?]. «Класс v» понимается «классом» человека мужского пола [«мужской класс»]. «Класса», который понимался бы «женским классом», в ней нет. Объясняется такое переосмысление распределения имен по «классам» системы II.2.1 в условиях снижения уровня культурного и общественного развития носителей языка, по всей видимости, переосмыслением и общественных отношений. В новых условиях общественный статус мужчины обеспечен его положением кормильца и защитника, при низком статусе женщины в связи с ее полностью зависимым положением в семье и обществе. Последнее исключает и необходимость их представления отдельным классификатором.

Система III.1 в истории именных «классов» восточнокавказских языков представляет собой частичную реинтерпретацию системы II.2.1 под понимание человека как живого существа и не может рассматриваться продолжением именных классов в восточнокавказской общности. Ее правомерно рассматривать как реинтерпретированный вариант системы II.2.1 периода деградации и застоя в развитии именных классов восточнокавказской общности, отражающей деградацию и застой в культурном и общественном ее развитии. III.1 — единственная система именных классов, сложившаяся в период понимания человека как живого существа и сохранявшаяся неизменной, пока сохранялось его такое понимание. Развитие языка обусловлено культурным и общественным развитием его носителей. В периоды культурного регресса, а тем более застоя, развитие языка не происходит, но существующий уже  грамматический строй его сохраняется.

3.2.4. Четвертый период (IV): [кто?]  человек как социальное живое существо

 Система именных классов III.1 сохраняется, пока под [кто?] понимают человека как живое существо. Ее семасиологическое и морфологическое разделение существуют как языковая норма. Изменения в ней связаны с возрождением в новых условиях социальной природы семасиологического разделения, выразившимся в реинтерпретации [кто?] — человек как живое существо в человек как социальное живое существо, отражающего общекультурный подъем. [Кто?] в новых условиях — человек как социальное живое существо. Все остальное — [что?]. Морфологические классификаторы имени — в классных словах, в которых они сохранились как языковая норма употребления. Соотнесенные с именем слова теперь классные и неклассные. Новые классные слова — производные или сложные. Система именных классов третьего периода, принимает вид системы IV.1.

Система именных классов  IV.1

Семасиологическое разделение
[кто?] — человек как социальное живое существо, отдельные мифологические персонажи;
[что?] — все остальное.

Морфологическое разделение  трехклассная организация «класс v»  «класс b»  «класс r/d»
«класс v» — названия [мужчины], названия мифологических персонажей [кто?];
«класс b» — названия женщины [кто?],
                   названия живых существ, неживой природы, представлявших культы предрелигии, [что?];
«класс r/d» — названия женщины [кто?],
                       названия живых существ, неживой природы, 
                                                 за исключением представлявших культы предрелигии, [что?].

Классификаторы имен в морфологическом разделении системы IV.1   v-, b-, r/d-
    При именах [кто?]  —  v-, b-, r/d-:
v-  — при названиях [мужчины], названиях отдельных мифологических персонажей;
b-  — при названиях женщины;
r/d  при названиях женщины.
    При именах [что?]  —  b-, r/d-:
b- — при названиях живых существ, неживой природы, представлявших культы предрелигии;
r/d при названиях живых существ, неживой природы, 
                                  за исключением представлявших культы предрелигии.

Имена [кто?] и имена [что?] в «классах» морфологического разделения системы  IV.1
    Имена [кто?] —  в трех  «классах»: 
«класс v»  — названия [мужчины], названия отдельных мифологических персонажей;
«класс b»  — названия женщины;
«класс r/d»  — названия женщины.
    Имена [что?] — в двух «классах»:
«класс b» — названия живых существ, неживой природы, представлявших культы предрелигии;
«класс r/d»   названия живых существ, неживой природы,
                                      за исключением представлявших культы предрелигии.

Распределение имен по «классам» в морфологическом разделении системы IV.1 то же, что и в морфологическом разделении системы III.1, только в системе IV.1 все названия человека относятся к [кто?], независимо от того, какой классификатор при них используется.

Система именных «классов» IV.1 с ее пониманием семасиологического разделения:
[кто?] — человек как социальное живое существо,
[что?] — все остальное

и морфологическим разделением в виде трехклассной «класс v» — «класс b» — «класс r/d» организации,
в которой:
    Имена [кто?]  во всех трех ее «классах»:
«класс v» — названия [мужчины], названия отдельных мифологических персонажей[кто?],
«класс b» — названия женщины [кто?],
«класс r/d» — названия женщины [кто?],
    Имена [что?] в двух «классах»:
«класс b» названия живых существ, неживой природы, представлявших культы предрелигии, [что?];
«класс r/d» — названия живых существ, неживой природы, 
                                                               за исключением представлявших культы предрелигии, [что?]

(в которых и названия женщины [кто?]) — следствие  многократных перестроек в морфологическом распределении имен по «классам» в связи с изменениями в понимании содержания [кто?] и «человек», ограниченных регламентом на использование классификатора v- и классификатора при названиях [мужчины]. Ни по формальным, ни по каким-либо другим критериям морфологическое  разделение системы IV.1 не соответствует ее семасиологическому разделению. Естественно, что такая система именных классов будет стремиться перестроить морфологическое разделение в соответствии с пониманием разделения на [кто?] и [что?]. Вариантами такой перестройки могут быть следующие.

Вариант А. Один классификатор при всех именах [кто?], другой — при всех именах [что?].
Морфологическое разделение в этом случае — двухклассная организация:   

    Один «класс» названий [кто?]:
«класс (?)» — названия [человек].
    Один «класс» названий [что?]:
«класс (?)» — названия [что?].

Это идеальное решение, но не реализуемое в рамках действующего морфологического разделения системы IV.1, представляющего собой организацию «c классом v», ни один из классификаторов которой не может быть использован при всех именах [кто?] из-за строгого регламента в организациях «с классом v» на использование классификатора v- и других, кроме v-, классификаторов при названиях мужчины [кто?]. Следовательно, «класс v», как «класс» названий [мужчины] [кто?] в морфологическом разделении сохранится.

Вариант Б. При неизбежности сохранения в морфологическом разделении классификатора v- при названиях [мужчины], названиях мифологических персонажей, представляемых в облике мужчины, из двух остальных классификаторов
(b- и r/d-) один использовать при названиях женщины [кто?] и, по аналогии с «мужским классом», представить в морфологическом разделении «женский класс»; другой классификатор использовать при названиях [что?]. Морфологическое разделение в этом случае должно представлять трехклассную организацию:

    Два «класса»  названий [кто?]:
«класс v» — названия [мужчины],
«класс (?)» — названия [женщины].
    Один «класс» названий [что?]:
«класс (?)» — названия [живые существа, неживая природа].

В организациях «с классом v» морфологического разделения имен на классы современных восточнокавказских языков мы не находим следов ее существования. Ни классификатор b-, ни тем более классификатор r/d- не могли быть использованы в морфологическом разделении системы IV.1 этого периода в качестве классификатора названий [женщины]: классификатор b- — по тем же мотивам, по которым он не мог быть осмыслен классификатором названий женщины [кто?] в морфологическом разделении систем II.2, III.1 и  IV.1,  а r/d — как исконный классификатор имен [что?].

Варианты А и Б предполагают возможность сохранения существующего морфологического разделения.

Вариант В. Введение в систему средств морфологического разделения самостоятельного классификатора для названий [женщины] [кто?]. Морфологическое разделение в этом случае будет представлять четырехклассную: «класс v» — 
«класс (?)» — «класс b» — «класс r/d» организацию:

    Два «класса» имен [кто?]:
«класс v» — названия [мужчины],
«класс (?)» — названия [женщины],
    Два «класса» имен [что?]:
«класс b» — названия [живые существа, неживая природа],
«класс r/d» — названия [живые существа, неживая природа],

которая может быть сокращена затем в трехклассную:
    Два «класса» имен [кто?]:
«класс v» — названия [мужчины],
«класс (?)» — названия [женщины].
    Один «класс» имен [что?]:
«класс (?)» — названия [живые существа, неживая природа].

Ни один из рассмотренных вариантов не решает задачи приведения морфологического разделения в соответствие с пониманием семасиологического разделения:

[кто?] — человек как социальное живое существо,
[что?] — все остальное,

тем более что представление в морфологическом разделении названий [кто?] «классом» названий [мужчины] и «классом» названий [женщины], соответствующим разделению на самцов и самок, вряд ли может рассматриваться  отражающим понимание [кто?] — человек как социальное живое существо. Из этого следует, что морфологическое разделение имен на «классы» системы IV.1 либо должно функционировать в существующем виде, либо приведение его в соответствие с пониманием семасиологического разделения должно быть осуществлено вне действующего морфологического разделения, отягощенного всевозможными  ограничениями.

Вариант Г. Реализуемый при действующем морфологическом разделении. В систему именных классов вводится самостоятельное морфологическое разделение, свободное  от регламентов, изначально организующее морфологическое разделение имен на «классы» в соответствии с пониманием существующего семасиологического разделения на [кто?] и [что?]:

Семасиологическое разделение:
[кто?] — человек как социальное живое существо;
[что?] — все остальное.

Морфологическое разделение:
«класс (?)» — названия [человек] [кто?];
«класс (?)» — названия [живые существа, неживая природа] [что?].

Варианты возможных приемов приведения морфологического разделения системы IV.1 в соответствие с пониманием семасиологического разделения на [кто?] и [что?], в котором [кто?] — человек  как социальное живое существо, не умозрительные. Они основаны на данных, представляемых функционирующими в восточнокавказских языках систем именных «классов». Это обстоятельство служит наиболее полному выявлению направлений изменения морфологического разделения имен на «классы» на протяжении четвертого периода, приведших в конечном итоге к многообразию его организаций, представленному в восточнокавказских языках.

 IV.1 — последняя из систем, общих в истории именных классов восточнокавказских языков. Последующие системы IV-го периода, при постоянстве понимания содержания семасиологического разделения: [кто?] — человек как социальное живое существо, [что?] — все остальное, различаются организациями морфологического разделения. Число этих систем постепенно растет до представленного в современных восточнокавказских языках, что естественно рассматривать отражением дробности той общности Северо-Восточного Кавказа, которую отражали именные классы предыдущих периодов. Приемы приведения морфологического разделения системы IV.1 в соответствие с понимаем под [кто?] — человек как социальное живое существо указывает на то, что культурный регресс на юго-востоке* (здесь представлены даргинский, лакский, языки лезгинской группы) и северо-западе (здесь представлены аваро-андо-цезские и нахские языки) Северо-Восточного Кавказа был разным. Более глубоким он был на северо-западе. Приведение морфологического разделения в соответствие с разделением семасиологическим на юго-востоке было осуществлено без дополнительного введения в систему классификатора названий [женщины].

По некоторым, пока еще не бесспорным, данным, можно предположить, что для дифференциации по классификатору названий [женщины] [кто?] от названий [что?] была использована возможность представления классификатора r/d- в виде фонетических  вариантов r- и d-. Решение вопроса затруднено сложными фонетическими изменениями классификаторов имен в языках лезгинской группы, свидетельствующих о серьезной деградации в этих языках морфологического выражения грамматической категории именных классов, и отсутствием сколько-нибудь достоверной информации по данным вопросам в специальной литературе. В случае же реализации этого приема система IV.1 приняла бы вид:

Семасиологическое разделение:
[кто?] — человек как социальное живое существо, отдельные мифологические персонажи;
[что?] — все остальное.

Морфологическое разделение  четырехклассная** организация «класс v»  «класс r»  «класс b»  «класс d»:
«класс v» — названия [мужчины], 
                   названия отдельных мифологических персонажей [кто?];
«класс r» — названия [женщины] [кто?];
«класс b» —  названия живых существ, неживой природы,
                                      представлявших культы предрелигии, [что?];
«класс d» — названия живых существ, неживой природы,
                                       за исключением представлявших культы предрелигии, [что?].

По всей видимости, таким способом были дифференцированы названия [женщины] и названия [живые существа, неживая природа] в «классе r/d», затем классификатор r- стали использовать и при названиях [женщины] из «класса b».

 В даргинском и лакском процесс не получил развитие и морфологическое разделение имен на «классы» по префиксальному показателю сохранило структуру организации сиcтемы IV.1. Все изложенное дает основание предполагать в период изменений в системе IV.1 существование на юго-востоке Северо-Восточного Кавказа трех, как минимум, отдельных общностей:

Первая — сохранившая структуру морфологического разделения системы именных классов IV.1 (даргинский и лакский языки).

Вторая —  в которой дифференциация по классификатору  названий [женщины] [кто?] и названий [что?] осуществлялась в рамках имеющихся  средств морфологического выражения «класса» имени (языки лезгинской группы, имеющие морфологическую категорию именных классов)».

Третья — категория именных классов в которой  утратила свою значимость, как таковая и стала отмирать (языки лезгинской группы, утратившие, как полагают, морфологическую категорию именных классов: лезгинский, агульский, удинский). 

Причины затухания грамматической категории именных классов надо видеть, прежде всего, во внешних влияниях, послуживших разрыву связей грамматической категории с реальной действительностью существования.


* Здесь и далее основанием для определения географии систем именных классов первой половины IV периода истории их становления служит расположение на Северо-Восточном Кавказе групп восточнокавказских языков и отдельных языков этих групп.

** Предлагаемые Кахадзе О.И.[Кахадзе, 1984, стр. 152-157] реконструкции, полагаемых им исходными для систем лезгинских языков, казалось бы поддерживают предполагаемое решение выделения названий [женщины] в самостоятельный «класс», использованием в качестве маркера фонетического варианта r/d-. Но: а) полагаемые О.Кахадзе изначальными для лезгинских языков системы именных классов — всего лишь системы второй половины четвертого периода, в которых морфологическое разделение предшествовавших им систем выступает морфологическим разделением единственного числа, а морфологическое разделение множественного числа новое в системе и оно изначально соответствовало содержанию семасиологического разделения; б) реализация классификатора r/d- в виде d- или r- относится к более раннему периоду времени и не связана с выделением названий женщин в отдельный «класс»;  в) если возможность реализации r/d- в виде d- или r- использовалась для выделения названий женщины в самостоятельный «класс», то относилось это к более позднему периоду и представляло собой попытку дифференцировать по классификатору названия женщины и названия [что?].