3.1. Системы, общие в истории именных классов восточнокавказских языков

В своем исходном состоянии разделение имен на «классы» представляется бинарной системой, в которой [кто?] относится к божествам,  все остальное  [что?].

Система именных классов І.1

Семасиологическое разделение
[кто?] — божества [носители всеобщих функций управления];
[что?] — все остальное.

Морфологическое разделение  двухклассная организация «класс v»  «класс r/d»
«класс v» — названия божеств [носители всеобщих функций управления] ( названия [кто?]),
«класс r/d» — все остальные названия ( названия [что?]).

Классификаторы имен в морфологическом разделении системы І.1  v-,  r/d-
    При именах [кто?] — v-:
v- — при названиях божеств.
    При именах [что?] — r/d-:
r/d- — при всех остальных названиях.

Имена [кто?] и имена [что?] в «классах» морфологического разделения системы  I.1
    Имена [кто?] — один «класс»:
«класс v» — названия божеств [носители всеобщих функций управления].
    Имена [что?] — один «класс»:
«класс r/d» — названия всего остального.

Семасиологическое разделение изначально бинарное и остается бинарным постоянно. Изменения происходят в понимании содержания его понятий [кто?] и [что?]. В процессе культурного развития восточнокавказской общности изменяется понимание содержания [кто?]. Понимание содержания [кто?] определяет понимание содержания [что?]. Изменения в понимании содержания семасиологического разделения на [кто?] и [что?] отражаются и в его морфологическом выражении.

Морфологическое разделение имен на «классы» в своем исходном состоянии соответствует пониманию содержания семасиологического разделения на [кто?] и [что?]. Классификаторами имен выступают v- и  r/d-: v- — при названиях божеств, r/d-, рефлексы которого в современных восточнокавказских языках r(l)- и d-, — при всех остальных именах. Это первые и самые древние классификаторы имени в восточнокавказских языках. Основания для такого вывода — исследования грамматической категории именных «классов» в восточнокавказских языках, а также тот факт, что из четырех: v-, j-, b-, r/d- классификаторов системы средств морфологического выражения разделения имен на «классы» только три: v-, b-, r/d- являются общими для всех восточнокавказских языков. В лакском, даргинском, языках лезгинской группы классификатор j- отсутствует исторически, он представлен только в аваро-андо-цезских и нахских языках. Следовательно, общую для всех восточнокавказских языков систему средств морфологического выражения разделения имен на «классы» представляют классификаторы v-, b-, r/d-. Система  v-, j-, b-, r/d- является общей только для аваро-андо-цезских и нахских языков. Классификатор j- в ней позднего происхождения. В организациях «с классом v» j- представляется классификатором названий [женщины] [кто?], а в организациях «без класса v» — названий [что?]. Из классификаторов v-, b-, r-/d- наибольшей общностью структуры содержания обладают v- и r-/d-. Примечателен из них v-, одинаково ограниченный во всех восточнокавказских языках в своем употреблении названиями [мужчины] и отдельных мифологических персонажей, представляемых в облике мужчины. Строгий регламент на использование классификатора v- не может объясняться его связью с названиями мужчины в их биологическом понимании, тем более что он используется и при названиях отдельных мифологических персонажей. Задача находит аргументированное решение при рассмотрении названий [мужчины] в «классе v» не в существующем представлении о них как биологическом виде, а с точки зрения их социального статуса. Мировоззренческая основа разделения имен на «классы» и социальная ее природа становятся в этом случае самоочевидными. Классификатор r-/d- и в организациях «с классом v» и в организациях «без класса v» практически связан с названиями [что?]. Что же касается классификатора b-, то в организациях «без класса v» он представляет в основном названия [кто?], в организациях же «с классом v»  названия [что?], а в лакском, даргинском, языках лезгинской группы и названия [женщины]. Разное использование классификатора b- в организациях «с классом v» и «без класса v» рассматривается свидетельством более позднего характера его происхождения по отношению к  v- и  r-/d-.

Предполагаемое изначальным содержание именных классов позволяет: рассматривать функционирующие системы последовательным поступательным отражением общностной для восточнокавказских языков грамматической категорией именных классов культурного развития их носителей как в состоянии восточнокавказской общности, так и в состоянии восточнокавказского этноязыкового многообразия; объяснить причинную обусловленность имевших место изменений в организациях разделения имен на «классы» на всех этапах их становления — от зарождения и до современного состояния; наглядно представить генетически и типологически общностное в организациях разделения имен на «классы»; показать взаимосвязь семасиологического и морфологического разделения имен на «классы» и соотношение организаций морфологического разделения имен на «классы» восточнокавказских языков; объяснить особенности разделения имен на «классы», общие для всех восточнокавказских языков и свойственные для организаций отдельно взятого языка и мн. др. Наиболее же наглядный и весомый аргумент в пользу предполагаемого представления о природе изначального разделения имен на «классы» — это представляющаяся возможность воссоздания истории системы именных классов любого из восточнокавказских языков и построения общего представления о системе и истории именных классов.

Из факта общности грамматической категории именных классов в восточнокавказских языках и признания мировоззренческой основы их изначального содержания следует, что разделение имен на «классы» существует уже в восточнокавказской общности и отражает достигнутый ею определенный уровень культурного развития: мировоззренческие представления восточнокавказской общности ко времени зарождения в ней категории именных классов представляют религию в форме политеизма, сформировавшуюся в процессе становления и развития этой общности и отражающую определенный уровень ее общественного развития: социальная дифференциация общества, выделившиеся функции управления и определившиеся их носители, т. е. определенный уровень экономического, культурного и социального развития общества с производящим укладом хозяйствования.

Мышление и язык непосредственно связаны с культурным и общественным развитием их носителей. Для того чтобы быть отраженными в языке в виде грамматической категории, категории мышления должны обладать всеобщей значимостью и признанием. Именно таковыми представляются мировоззренческие представления в форме религии, сформировавшиеся в процессе становления восточнокавказской общности, в которой божества представляются в виде сверхъестественных образов, наделенных всеобщими функциями управления, от воли которых зависит существование всего сущего. И хотя в основе представлений о божествах лежат представления о реалиях социальной дифференциации, в коллективном сознании сообщества, а в его языке семасиологически и морфологически выделяются на раннем этапе сверхъестественные образы, наделенные всеобщими функ-циями управления, — постоянно существующие представители потустороннего непознанного мира, а не мужчины, хотя и наделенные функциями управления в обществе, но представляющие реальную действительность среды обитания. Связь между представлениями о божествах и социальной дифференциацией сообщества отражена в представлении божеств в облике мужчины.

Разделение имен на «классы» в восточнокавказской общности, отражающее определенный этап ее культурного и общественного развития, — одно из свидетельств того, что грамматическая категория именных классов восточнокавказских языков может рассматриваться следствием последовательного поступательного культурного развития их носителей в состоянии восточнокавказской общности.

Таким образом, изначальное в разделении на [кто?] и [что?] — понимание под [кто?] мифологических персонажей (божеств), наделяемых всеобщими функциями управления и представляемых в облике мужчины, все остальное — [что?]. Такому разделению на [кто?] и [что?] соответствует и его изначальное морфологическое выражение: классификатор v- — названия [кто?] (названия божеств), классификатор r-/d- — названия всего остального. Предположение классификаторов v- и r/d- исходными в морфологическом выражении разделения на [кто?] и [что?] основано на общности их понимания во всех восточнокавказских языках, квалифицируемой сохранением системой старого состояния. Классификатор b-, также представленный в системах именных классов всех восточнокавказских языков, обнаруживает достаточно прозрачную связь в организациях «с классом v» даргинского, лакского, языков лезгинской группы с названиями [женщины] [кто?], аваро-андо-цезских и нахских языков — с названиями [что?], в организациях же «без класса v» всех восточнокавказских языков — с названиями [кто?] [человек]. У классификатора j- , представленного в системах только аваро-андо-цезских и нахских языков, прозрачна связь с названиями [женщины] [кто?] в организациях «с классом v» и с названиями [что?] в организациях «без класса v».

  По мере культурного развития и социальной дифференциации, [кто?] в восточнокавказской общности постепенно распространяется и на членов этой общности, осуществляющих функции управления – выражение почтительного отношения. В акте коммуникации это выражается использованием при их названиях классификатора v-. Надо полагать, что первоначально это верховные служители культов божеств, обладавшие функциями управления не только в сфере духовной, но и экономической, определенными возможностями накопления богатства в храмах божеств, и представители верховной светской власти в общности. В результате система разделения имен на «классы» принимает вид I.2.

Система именных классов І.2

Семасиологическое разделение
[кто?] — верховные носители функций управления:
               божества (представляемые в облике мужчины),
               верховные служители культов божеств,
               носители верховной светской власти;
[что?] — все остальное.

Морфологическое разделение  двухклассная организация «класс v»  «класс r/d»
«класс v» — названия верховных носителей функций управления( названия [кто?]):
                   названия божеств (представляемых в облике мужчины),
                   названия верховных служителей культов божеств,
                   названия носителей верховной светской власти
«класс r/d» — все остальные названия ( названия [что?]).

Классификаторы имен в морфологическом разделении системы І.2 —  v-, r/d-
    При именах [кто?] —  v-:
v- — при названиях божеств (представляемых в облике мужчины),
              названиях верховных служителей культов божеств,
              названиях носителей верховной светской власти.
    При именах [что?] —  r/d-:
r/d-  при всех остальных названиях ( названиях [что?]).

Имена [кто?] и имена [что?] в «классах» морфологического разделения системы  I.2
    Имена [кто?]  один «класс»:
«класс v»   названия верховных носителей функций управления:
                    названия божеств (представляемых в облике мужчины),
                    названия верховных служителей культов божеств,
                    названия носителей верховной светской власти.
    Имена [что?]  один «класс»:
«класс r/d»   названия всего остального.

 В основе социальных отношений лежат отношения хозяйственной деятельности. В процессе накопления при производящем укладе хозяйствования в восточнокавказской общности формируется новый класс личностей, осуществляющих функции управления посредством богатства. Управление это конкретно и действенно для членов сообщества. Оно ускоряет и углубляет процессы социальной дифференциации и формирования привилегированных сословий в сообществе. Теперь [кто?] распространяется и на владеющих богатством. При их названиях используется классификатор v выражение почтительного отношения, признание превосходства. Понятие [кто?] подразумевает осуществляющих функции управления и во всех рассмотренных случаях это, надо полагать,  мужчины. Система именных классов принимает вид I.3.

Система именных классов  І.3

Семасиологическое разделение
[кто?]  носители функций управления:
               божества (представляемые в облике мужчины), верховные служители культов божеств,
               носители верховной светской власти, 
               владеющие богатством;       
[что?]  все остальное.

Морфологическое разделение  двухклассная организация «класс v»  «класс r/d»
«класс v»  названия носителей функций управления ( названия [кто?]):
                   названия божеств (представляемых в облике мужчины),
                   названия верховных служителей культов божеств,
                   названия носителей верховной светской власти,
                   названия владеющих богатством (мужчины);
«класс r/d»  все остальные названия ( названия [что?]).

Классификаторы имен в морфологическом разделении системы І.3   v-, r/d-
    При именах [кто?]   v-:
v при названиях божеств (представляемых в облике мужчины),
        названиях верховных служителей культов божеств,
        названиях носителей верховной светской власти,
        названиях владеющих богатством.
    При именах [что?]   r/d-:
r/d  при всех остальных названиях ( названиях [что?]).

Имена [кто?] и имена [что?] в «классах» морфологического разделения системы  I.3
    Имена [кто?]  один «класс»:
«класс v»   названия носителей функций управления:
                    названия божеств (представляемых в облике мужчины),
                    названия верховных служителей культов божеств,
                    названия носителей верховной светской власти,
                    названия владеющих богатством.
    Имена [что?]  один «класс»:
«класс r/d»  названия всего остального.

Бинарной системе семасиологического разделения на [кто?] и [что?] соответствует бинарная система его морфологического выражения пока содержание [кто?] расширяется за счет его распространения на владеющих функциями управления. Объясняется это, по всей видимости, тем, что изменения в понимании [кто?] по своей сути соответствуют пониманию генерального в содержании реализуемого принципа разделения.

 Распространение [кто?] на обладающих богатством, отража-ющее социальные отношения в сообществе, предполагает возможность постепенного распространения [кто?] на всех представителей привилегированных сословий, включая сюда и женщин, что приводит в конечном итоге к осмыслению под [кто?] человека в социальном его понимании:
    [кто?]  представители привилегированных сословий сообщества,
    [что?]  все остальное.
Такое понимание содержания [кто?] естественно полагать соответствующим социальной структуре развитого классового общества.

Морфологическое выражение предшествующих расширений содержания [кто?] дает основание предположить, что и расширение содержания [кто?] на всех представителей привилегированных сословий может быть реализовано использованием при этих именах классификатора v-, в результате чего система именных классов приобретет следующий вид:

Семасиологическое разделение
[кто?]  человек в социальном его понимании:
                    представители привилегированных сословий,
                    мифологические персонажи (представляемые в облике мужчины);
[что?]  все остальное.

Морфологическое разделение  двухклассная организация «класс v»   «класс r/d»
«класс v»  названия [человек в социальном его понимании]:
                   названия представителей привилегированных сословий,
                   названия мифологических персонажей (представляемых в облике мужчины) ( названия [кто?]);
«класс r/d»  все остальные названия ( названия [что?]).

Но данные восточнокавказских языков не поддерживают возможность существования приведенного морфологического разделения имен. Ни в одном из этих языков мы не находим указаний на использование классификатора v- при названиях женщины, хотя [кто?] к женщине во всех этих языках относится так же, как и к мужчине. При названиях женщины [кто?] в системах разделения имен на «классы» восточнокавказских языков использованы классификаторы r/d-, b-, j-, но не классификатор v-. Использование классификатора v- ограничено названиями мужчины и названиями мифологических персонажей, представляемых в облике мужчины. Это старое состояние морфологической системы разделения имен на «классы» восточнокавказских языков, сохраняющееся и в их современном состоянии. Классификатор v- с самого же зарождения разделения имен на [кто?] и [что?] ассоциирован с обликом мужчины и никогда не использовался и не используется при других именах. Из этого следует, что распространение [кто?] семасиологического разделения на [кто?] и [что?] на всех представителей привилегированных сословий в морфологическом его выражении оказывается отраженным только в отношении названий мужчины привилегированных сословий. Теперь при всех названиях мужчины привилегированных сословий используется классификатор v-. При названиях же женщин привилегированных сословий [кто?] сохраняется использовавшийся при них до распространения на них [кто?] классификатор имен [что?]. Распространение [кто?] на женщин привилегированных сословий и понимание под ним человека (в социальном его понимании) морфологически оказывается не оформленным. Противление действующей системы использованию классификатора v- и при названиях женщины привилегированных сословий, [кто?] на которых  распространено по тем же мотивам, что и на названия мужчин привилегированных сословий, привело к тому, что при двухклассной структуре: «класс v»   «класс r/d»  организации морфологического выражения разделения на [кто?] и [что?] имена [кто?] оказались представленными и в «классе v» и в  «классе r/d», нарушив тем самым соответствие семасиологическому разделению на [кто?] и [что?] его морфологического выражения.

Система именных классов ІІ.1

Семасиологическое разделение
[кто?]  человек в социальном его понимании:
                        представители привилегированных сословий;
                        отдельные мифологические персонажи;
[что?]  все остальное.

Морфологическое разделение  двухклассная организация «класс v»  «класс r/d»
«класс v»  названия мужчины привилегированных сословий,
                   названия отдельных мифологических персонажей [кто?];                           
«класс r/d»  все остальные названия:
                      названия женщины привилегированных сословий [кто?],
                      все названия [что?].

Классификаторы имен в морфологическом разделениисистемы ІІ.1 – v-, r/d-
    При именах [кто?]   v-, r/d-:
v-  при названиях мужчины привилегированных сословий,
              названиях отдельных мифологических персонажей; 
r/d при названиях женщины привилегированных сословий.
    При именах [что?]   r/d-:
r/d при всех остальных названиях.

Имена [кто?] и имена [что?] в «классах» морфологического разделения системы  II.1
    Имена [кто?]  в двух «классах»:
«класс v»   названия мужчины привилегированных сословий,
                    названия отдельных мифологических персонажей;
«класс r/d»  названия женщины привилегированных сословий.
    Имена [что?]  в одном «классе»:
«класс r/d»  все названия [что?].

 Регламент на использование классификатора v- явился причиной нарушения в приведенной системе соответствия семасиологическому разделению на [кто?] и [что?] его морфологического выражения. Прежде всего, это несоответствие содержания [кто?]  человек в социальном его понимании морфологическому выражению его в виде названий мужчины привилегированных сословий («класс v») и названий женщины привилегированных сословий («класс r/d-») и недифференцированность по классификатору названий женщины привилегированных сословий [кто?] от названий [что?]. В связи с тем, что генеральное в разделении на «классы»  понимание содержания семасиологического разделения на [кто?] и [что?], естественно полагать, что система именных «классов» будет стремиться к восстановлению утраченного морфологическим выражением разделения имен на «классы» соответствия пониманию семасиологического разделения на [кто?] и [что?]. Соответствие это может быть восстановлено либо преодолением регламента на использование классификатора v- и использованием его при всех именах [кто?] в качестве классификатора названий человека в социальном его понимании, либо, если регламент на использование классификатора v- не преодолевается, введением в систему нового классификатора для названий человека в социальном его понимании, но в этом случае необходимо преодолеть вето на использование иных, кроме v-, классификаторов при названиях [кто?], относящихся к мужчине в его социальном понимании. Из факта, что регламент на использование классификатора v- и вето на использование иных, кроме v-, классификаторов при названиях мужчины сохраняются в организациях «с классом v» всех восточнокавказских языков и что из известных в этих языках классификаторов имени v-, r/d-, b- являются общими, а следовательно, и существовавшими в восточнокавказской общности, следует заключить, что в систему средств морфологического выражения разделения на [кто?] и [что?] был введен для названий человека в социальном его понимании классификатор b-, но использован только при названиях женщины привилегированных сословий*. Поэтому вместо ожидаемого:

Семасиологическое разделение
[кто?]  человек в социальном его понимании:
                        представители привилегированных сословий,
                        отдельные мифологические персонажи;
[что?]  все остальное;

Морфологическое разделение  двухклассная организация «класс b»  «класс r/d»
«класс b»  названия человека в его социальном понимании:
                   названия представителей привилегированных сословий,
                   названия отдельных мифологических персонажей; ( названия [кто?]);                                                                              
«класс r/d»  все остальные названия ( названия [что?]),

система именных «классов» в восточнокавказской общности приняла вид  II.2. 

Система именных классов ІІ.2

Семасиологическое разделение
[кто?]  человек в социальном его понимании:
                        представители привилегированных сословий,
                        отдельные мифологические персонажи;
[что?]  все остальное.

Морфологическое разделение  трехклассная организация «класс v»  «класс b»  «класс r/d»
«класс v»  названия мужчины привилегированных сословий;
                   названия отдельных мифологических персонажей [кто?];
«класс b»  названия женщины привилегированных сословий [кто?];
«класс r/d»  все остальные названия ( названия [что?]).

Классификаторы имен в морфологическом разделении системы ІІ.2  v-, b-, r/d-
    При именах [кто?]   v-, b-:
v при названиях мужчины привилегированных сословий,
              названиях отдельных мифологических персонажей;
b при названиях женщины привилегированных сословий.
    При именах [что?]  r/d-:
r/d при всех названиях [что?].

Имена [кто?] и имена [что?] в «классах» морфологического разделения системы  II.2
    Имена [кто?]  два  «класса»:
«класс v»  названия мужчины привилегированных сословий;
«класс b»  названия женщины привилегированных сословий.
    Имена [что?]  один «класс»:
«класс r/d»  все названия [что?].

В образовавшемся морфологическом разделении имен на «классы» двухчленному семасиологическому разделению на [кто?] и [что?] соответствует трехклассная организация его морфологического выражения, в которой имена [кто?] представляют «класс v»  названия мужчины привилегированных сословий и «класс b»  названия женщины привилегированных сословий, объединенные в семасиологическом разделении понятием [кто?]. Имена [что?] представляет «класс r/d». Ожидание восстановления соответствия семасиологическому разделению на [кто?] и [что?] его морфологического выражения введением нового неотягощенного регламентом классификатора для названия [кто?] не оправдалось. Морфологическое разделение имен на «классы» приняло вид, предопределивший существующее в организациях «с классом v» восточнокавказских языков понимание «классов», представляющих имена [кто?].

Если рассмотренные выше изменения в системе именных «классов» отражали непрерывный поступательный характер культурного развития, то последующие изменения в ней представляют обратную направленность процесса  постепенное снижение достигнутого уровня. Для более полного восприятия этих и последующих изменений рассмотрим возможность периодизации становления систем именных «классов» в восточнокавказских языках.


Косвенным свидетельством тому, что классификатор b- вводился в систему средств морфологического выражения разделения на [кто?] и [что?] для названий [кто?], служит и тот факт, что в организациях «без класса v» восточнокавказских языков он имеет устойчивую связь с именами [кто?] и в большинстве из них выступает классификатором названий человека [кто?]. Такое его понимание в организациях «без класса v» не может быть произвольным или случайным, тем более, что в понимании показателей средств морфологического выражения разделения на [кто?] и [что?] в восточнокавказских языках прослеживается, как правило, принципиальная связь с пониманием, в котором они вводились в систему.