2.2.2. Организации "без класса v" в системах именных классов аваро-андо-цезских и нахских языков

2.2.2. Организации «без класса v» в системах именных
          классов аваро-андо-цезских и нахских языков

Язык Организации
единственного числа
Организации
множественного числа
андийский (в.г.)
андийский (н.г.)
цезский
гинухский
гунзибский
хваршинский
кл. b
кл. b
кл. b
кл. b
кл. r
кл. r
кл. r
кл. l
бежтинский кл. b      —     кл. j
годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский
кл. b
кл. b
кл. b
кл. b
кл. b
кл. r
кл. r
кл. r
кл. r
кл. r
аварский
кл. r
ботлихский кл. r кл.b
чамалинский кл. b      —     кл. j
чеченский
ингушский
бацбийский
кл. b
кл. b кл. b
кл. d
кл. d
кл. d
кл. j
кл. j
кл. j

 Организации «без класса v» в системах именных классов аваро-андо-цезских и нахских языков — организации множественного числа.

 Организации «без класса v» трехклассные в нахских языках, двухклассные и одноклассные в аваро-андо-цезских языках.

Структуры трехклассных организаций одного вида: «класс b» — «класс d» — «класс j» (в чеченском, ингушском и бацбийском). Структуры двухклассных организаций трех видов: «класс b» — «класс r(l)» (в цезском, гинухском, гунзибском, хваршинском, годоберинском, каратинском, ахвахском, багвалинском, тиндинском), «класс b» — «класс j»
(в бежтинском, чамалинском), «класс r» — «класс b» (в ботлихском). Структуры одноклассных организаций одного вида: «класс r» (в аварском, а также в гинухском).

 Количество «классов» в организациях «без класса v»: максимальное — три: «класс b», «класс r/d », «класс j», минимальное — один: «класс r».

 Полный ряд «классов» организаций «без класса v» аваро-андо-цезских и нахских языков — «класс b», «класс r/d»,
«класс  j». Все они представлены в трехклассных организациях «без класса v» нахских языков: «класс b», «класс d», «класс j». В двухклассных организациях «без класса v» («класс b»  «класс r  или l»,  «класс b» — класс ) аваро-андо-цезских языков нет либо третьего («класс j»), либо второго («класс r/d») члена ряда. В одноклассных организациях («класс r») нет первого («класс b») и третьего («класс j») членов ряда.

Двухклассная «класс r»  — «класс b»  организация множественного числа в ботлихском, воспринимаемая разделением имен на названия одушевленных и названия неодушевленных, причислена также к организациям «без класса v», но исходной для неё выступает одноклассная организация типа организации множественного числа в аварском.

 Имена [кто?] в организациях «без класса v» в «классе b» или же в «классе b» и «классе r/d», либо в «классе r». В преобладающем большинстве организаций «без класса v» аваро-андо-цезских (гинухского, гунзибского, хваршинского, бежтинского, годоберинского, каратинского, ахвахского, багвалинского, тиндинского, чамалинского) и нахских (чеченского, ингушского) языков все имена [кто?] представляет «класс b»; в двухклассной организации «без класса v» цезского и трехклассной организации «без класса v» бацбийского языков названия [мужчины] и названия отдельных мифологических персонажей в «классе b», названия [женщины] в «классе  r/d» и последние не дифференцированы здесь по классификатору от имен [что?]; в одноклассной организации «без класса v» аварского языка и имена [кто?] и имена [что?] в «классе r».

В двухклассной организации множественного числа ботлихского языка в «классе r» все имена [кто?] и названия [живые существа] [что?], в «классе b» названия [неживая природа] [что?].

По «классам», представляющим имена [кто?], организации «без класса v» подразделяются на:
    а) представляющие имена [кто?] в «классе b» — трехклассные «класс b» — «класс d» — «класс j» организации в чеченском и ингушском языках; двухклассные «класс b» — «класс r» организации в годоберинском, каратинском, ахвахском, багвалинском, тиндинском, гинухском, гунзибском, хваршинском; «класс b» — «класс j» организации в бежтинском, чамалинском;
    б) представляющие имена [кто?] и в «классе b»: названия [мужчины], и в «классе  r/d»: названия [женщины] — трехклассная «класс b» — «класс d» — «класс j» организация в бацбийском и двухклассная «класс b» — «класс r»  организация в цезском;
    в) представляющие имена [кто?] в «классе r» — одноклассная «класс r» организация в аварском и двухклассная «класс r» — «класс b» организация в ботлихском.

Тенденцию к представлению собирательных имен [кто?] в обоих числах в «классе d» проявляет бацбийский.

В организациях «без класса v» вообще нет «класса v», как нет и «классов», понимаемых «классом» названий [мужчины] или «классом» названий [женщины], даже в организациях цезского и бацбийского языков, названия [мужчины] и названия [женщины] в которых в разных «классах», подобно организациям «с классом v».

Распределение имен по «классам» в организациях «без класса v»
в аваро-андо-цезских и нахских языках

В трехклассных организациях

    В трехклассных «класс b» — «класс d» — «класс j» организациях чеченского и ингушского языков:
«класс b» — названия [человек], названия отдельных мифологических персонажей [кто?],
                   названия [живые существа, неживая природа (часть)] [что?];
«класс d» — названия [живые существа, неживая природа (часть)] [что?], 
                   отдельные названия человека, собирательные названия человека [кто?];
«класс j» — названия [живые существа, неживая природа (часть)] [что?].

    В трехклассной «класс b» — «класс d» — «класс j» организации бацбийского языка:
«класс b» — названия [мужчины], названия отдельных мифологических персонажей [кто?],
                   названия [неживая природа (часть)] [что?];
«класс d» — названия [женщины], отдельные названия человека,
                   собирательные названия человека [кто?],
                   названия [живые существа, неживая природа (часть)] [что?];
«класс j» —  названия [живые существа (ограниченное число), неживая природа (часть)] [что?].

В двухклассных организациях

    В двухклассных «класс b» — «класс r» организациях годоберинского, каратинского,
    ахвахского, багвалинского, тиндинского, гинухского, гунзибского языков:
«класс b» — названия [человек], названия отдельных мифологических персонажей [кто?];
«класс r» — названия [живые существа, неживая природа] [что?].

    В двухклассной  «класс b» — «класс l» организации хваршинского языка:
«класс b» — названия [человек], названия отдельных мифологических персонажей [кто?];
«класс l» — названия [живые существа, неживая природа] [что?].

    В двухклассной «класс b» — «класс j» организации чамалинского и бежтинского языков:
«класс b» — названия [человек], названия отдельных мифологических персонажей [кто?];
«класс  j» — названия [живые существа, неживая природа] [что?].

    В двухклассной «класс b» — «класс r» организации цезского языка:
«класс b» — названия [мужчины], названия отдельных мифологических персонажей [кто?];
«класс r» — названия [женщины] [кто?],
                   названия [живые существа, неживая природа] [что?].

    В одноклассной «класс r» организации аварского языка:
«класс r» — все имена:
                   названия [человек], названия отдельных мифологических персонажей [кто?];
                   названия [живые существа, неживая природа] [что?].

    В двухклассной «класс r» — «класс b» организации ботлихского языка:
«класс r» — названия [человек], названия отдельных мифологических персонажей [кто?],
                   названия [живые существа] [что?];
«класс b» — названия [неживая природа] [что?].

Структура содержания «классов» в организациях «без класса v»
в аваро-андо-цезских и нахских языках

В трехклассных организациях

«Класс» Организация Структура содержания «класса»
кл. b мн. ч. в чеченском,
             ингушском
названия [человек],
названия отдельных мифологических персонажей [кто?], названия [живые существа, неживая природа] [что?]
мн. ч. в бацбийском названия [мужчины],
названия отдельных мифологических персонажей [кто?],
названия [неживая природа] [что?]
кл. j мн. ч. в чеченском,
              ингушском,
              бацбийском
названия [живые существа, 
                неживая природа] [что?]
кл. d мн. ч. в чеченском,
              ингушском
названия  [живые существа, неживая природа] [что?] отдельные названия человека,
собирательные названия человека [кто?]                                 
мн. ч. в бацбийском названия [женщины], отдельные названия человека, собирательные названия человека [кто?],                                названия [живые существа, неживая природа] [что?]

В двухклассных организациях

«Класс» Организация Структура содержания «класса»
кл. b мн. ч. в годоберинском,
 каратинском,
ахвахском,
 багвалинском,
тиндинском,
гинухском,
гунзибском,
хваршинском,
чамалинском,
 бежтинском
названия [человек],
названия отдельных мифологических персонажей [кто?]
                          
мн. ч. в цезском названия [мужчины] [кто?],
названия [живые существа, неживая природа] [что?]
мн. ч. в ботлихском названия [неживая природа] [что?]
кл. r мн. ч. в годоберинском,
      каратинском,
       ахвахском,
       багвалинском,
      тиндинском,
       гинухском,
      гунзибском,
       хваршинском
названия [живые существа, неживая природа] [что?]
мн. ч. в цезском названия [женщины] [кто?],
названия [живые существа,  неживая природа] [что?]
мн. ч. в ботлихском название [человек],
названия отдельных мифологических персонажей [кто?],
названия [живые существа] [что?]
кл. j мн. ч. в чамалинском,       бежтинском названия [живые существа, неживая природа] [что?]

В одноклассной организации

«Класс» Организация Структура содержания «класса»
кл. r мн. ч. в аварском все имена:
названия [человек],
названия отдельных мифологических персонажей [кто?],
названия [живые существа, неживая природа] [что?]


Схема распределения имен по 
«классам» и структуры содержания «классов» 
в организациях 
«без класса v» аваро-андо-цезских и нахских языков

Отличительные особенности организаций «без класса v» 
в аваро-андо-цезских и нахских языках

 Организации «без класса v» в аваро-андо-цезских и нахских языках — организации множественного числа. Организаций «без класса v» нет в единственном числе.

 Организации «без класса v» в аваро-андо-цезских и нахских языках трехклассные, двухклассные, одноклассные. Имеют они однотипные структуры (за исключением организации в ботлихском языке).

    Трехклассные организации:
«класс b» — «класс d» — «класс j» — организация мн. ч. в чеченском,
«класс b» — «класс d» — «класс j» — организация мн. ч. в ингушском,
«класс b» — «класс d» — «класс j» — организация мн. ч. в бацбийском.

    Двухклассные организации:
«класс b» — «класс r»  —  организация мн. ч. в гинухском,
«класс b» — «класс r»  —  организация мн. ч. в гунзибском,
«класс b» — «класс r»  —  организация мн. ч. в годоберинском,
«класс b» — «класс r»  —  организация мн. ч. в каратинском,
«класс b» — «класс r»  —  организация мн. ч. в ахвахском,
«класс b» — «класс r»  —  организация мн. ч. в багвалинском,
«класс b» — «класс r»  —  организация мн. ч. в тиндинском,
«класс b» — «класс l»  —  организация мн. ч. в хваршинском,
«класс b» — «класс j»  —  организация мн. ч. в бежтинском,
«класс b» — «класс j»  —  организация мн. ч. в чамалинском;
«класс b» — «класс r»  —  организация мн. ч. в цезском, промежуточный вид организации «без класса v» от 
                                        двухклассной «класс b» — «класс r» организации к одноклассной «класс r» типа аварской;
«класс r» — «класс b»  —  организация мн. ч. в ботлихском.

    Одноклассная организация:
«класс r» — организация мн. ч. в аварском.

Двухклассная: «класс r» — «класс b» организация множественного числа в ботлихском языке представляет собой новый тип организации «без класса v». Восходит она к двухклассной «класс b» — «класс r» организации  «без класса v» аваро-андо-цезских языков:

двухклассная организация «класс b» — «класс r»  →
двухклассная организация «класс b» — «класс r»  типа цезской  →
одноклассная организация  «класс r» типа аварской  →
двухклассная организация «класс r» — «класс b»  ботлихского языка.

 Генеральное в разделении имен на «классы» в организациях «без класса v» — разделение их на названия [человек как социальное живое существо] [кто?] и названия [все остальное] [что?]. Наиболее последовательную реализацию оно имеет в двухклассных организациях «без класса v» гинухского, гунзибского, хваршинского, годоберинского, каратинского, ахвахского, багвалинского, тиндинского, бежтинского, чамалинского языков, морфологическое разделение имен во мн. ч. в которых полностью соответствует пониманию семасиологического разделения на [кто?] и [что?].

Нарушение этого соответствия в организациях «без класса v» в бацбийском, цезском, аварском и ботлихском объясняется тем, что процесс формирования организации «без класса v» не завершается сложением двухклассных организаций с разделением имен на «классы», соответствующим семасиологическому разделению на [кто?] и [что?].

В формировании организаций «без класса v» в бацбийском, цезском, аварском, ботлихском отчетливо просматривается как взаимодействие в системах именных «классов» этих языков организаций «с классом v» и «без класса v», так и отражение затухания категории именных классов.

 Имена [кто?] в организациях «без класса v» аваро-андо-цезских (за исключением цезского, аварского, ботлихского) и нахских (за исключением бацбийского) языков в «классе b». «Класс b» в организациях «без класса v» — «класс» имен [кто?]. Представление имен [кто?]: названий [мужчины] в «классе b», а названий [женщины] в «классе r/d» в бацбийском, цезском, как и представление имен [кто?] в «классе r» в аварском и ботлихском, отражает, по всей видимости, взаимодействие с организацией «с классом v».

 Нет в организациях «без класса v» ни «классов», ни классификаторов имен, которые понимались бы носителями языков «классами» или классификаторами названий [мужчины] или названий [женщины], а следовательно, и следов разделения имен [кто?]  на названия человека мужского пола и названия человека женского пола.

 Таким образом, системы именных классов в аваро-андо-цезских (за исключением андийского) и нахских языках представлены двумя отличными друг от друга самостоятельными организациями, которые по наиболее характерной для их структур особенности мы именуем организациями «с классом v» и организациями «без класса v». Организации «без класса v» вторичны по отношению к организациям «с классом v». В их основе — существующее в современных восточнокавказских языках разделение имен на названия [человек как социальное живое существо] [кто?] и названия [все остальное] [что?], из чего следует, что сложение морфологического разделения имен, представленного организациями «без класса v», относится ко времени, когда под [кто?] стали понимать человека (как социальное живое существо).

Организации «с классом v» и организации «без класса v» систем именных классов аваро-андо-цезских и нахских языков имеют как общие, так и специфичные для каждой из них особенности:

 И организации «с классом v»,  и организации «без класса v» — морфологическое выражение семасиологического разделения на [кто?] и [что?] в языке.

 организациях «с классом v», и в организациях «без класса v» мы имеем дело с одними и теми же средствами и способами морфологического выражения «класса» имени. Средства выражения «класса» имени в организациях «с классом v» — классификаторы v-, j-, b-, r/d-. Средства выражения «класса» имени в организациях «без класса v» — классификаторы b-, r/d-, j-, т.е. те же (за исключением классификатора v-), что и в организациях «с классом v».

Общность средств морфологического выражения «класса» имени в организациях «с классом v» и организациях «без класса v» материальная: 

«Класс» Организации «с классом v»  Организации «без класса v»
кл. v названия [мужчины] [кто?]
кл. j названия [женщины] [кто?] названия [что?]
названия [женщины] [кто?], названия [что?]
кл. b названия [что?] названия [кто?];
названия [кто?]
и названия [что?];
названия  [мужчины] [кто?]
кл. r/d названия [что?]; названия [что?];
название [женщины] [кто?], названия [что?];
названия [что?],
собирательные имена [кто?]
названия [что?],
собирательные имена [кто?]

В организациях «без класса v» использованы те же классификаторы имени, что и в организациях «с классом v», но в ином осмыслении их содержания, что возможно, надо полагать, когда действующая организация морфологического разделения на «классы» и понимание содержания ее морфологического инвентаря не отвечает реальному разделению имен и привести его в соответствие с ним невозможно. Сложившаяся организация морфологического разделения имен на «классы», не отвечающая пониманию семасиологического разделения, может продолжать свое существование как реальность устоявшейся языковой нормы. Для нового понимания содержания разделения имен на «классы»: [кто?] [человек как социальное живое существо] — [что?] [все остальное] формируется новая организация, в которой используется морфологический инвентарь существующей организации, но в ином понимании его содержания.

Организации «с классом v» систем именных классов современных аваро-андо-цезских и нахских языков являются итогом перераспределения имен по «классам» в исходной для них четырехклассной организации, направленного на приведение морфологического разделения имен на «классы» в соответствие с пониманием семасиологического разделения на [кто?] [человек как социальное живое существо] и [что?] [все остальное]. Конечный результат такого перераспределения — трехклассная организация с двумя «классами» имен [кто?], представляющими названия человека «классом v» — «класс» названий мужчины и «классом j» — «класс» названий женщины и одним «классом» имен [что?] («класс b» — «класс» названий живых существ и неживой природы), лишенная возможности сокращения в двухклассную организацию с одним «классом» имен [кто?] и одним «классом» имен [что?] из-за строгого регламента в организациях «с классом v» на использование классификатора v- и классификатора при названиях [мужчины].

Семасиологическое разделение на [кто?] и [что?] — выражение отраженного в сознании носителей языка восприятия социальной действительности их бытия. В формирующейся культурной общности оно находит выражение на уровне лексики (в понятиях [кто?] и [что?]), на уровне морфологии в виде категории именных классов, на уровне синтаксиса, по всей видимости, в конструкции предложения (например, в конструкции с эргативным падежом). Понимание содержания [кто?] и [что?] не было постоянным. Изменения в нем отражали культурное развитие носителей языка. Семасиологическое разделение остается постоянно бинарным. Претерпевает изменения в ходе культурного развития носителей языка понимание содержания составляющих его понятий [кто?] и [что?]. Вернее, изменения происходят в понимании содержания [кто?], а оно уже определяет содержание [что?]: все, что не относится к [кто?], есть [что?]. Изменения в понимании  содержания семасиологического разделения на [кто?] и [что?] отражаются и в морфологическом их выражении в языке. Происходит это эволюционным путем, чем и объясняется возможность сосуществования в морфологическом разделении имен на «классы» фактов различного понимания содержания [кто?].

Морфологическое выражение начального содержания семасиологического разделения на [кто?] и [что?] естественно полагать также бинарным: один «класс» — имена [кто?], другой «класс» — имена [что?]. Что понимали под [кто?] начального содержания семасиологического разделения? Найти ответ на вопрос — означает установить природу именных классов восточнокавказских языков, следовательно, возможность решения вопросов их системы и истории. Начальное содержание [кто?] не могло быть «человек как социальное живое существо»,  а «человек как живое существо»  тем более.

 По классификаторам имен в аваро-андо-цезских и нахских языках не установлено существование более четырех «классов»: «класс v», «класс j», «класс b», «класс r/d»; в даргинском, лакском, языках лезгинской группы — более трех: «класс v», «класс b», «класс r/d». «Классы» эти те же, что и в организациях «с классом v» в восточнокавказских языках в их современном состоянии. Из понимания в последних «классов», представляющих названия [кто?], следует, что исходной для организаций «с классом v» аваро-андо-цезских и нахских языков послужила четырехклассная: «класс v» — «класс j»  «класс b» — «класс r/d» организация, представляющая названия [кто?] «мужским классом» и «женским классом»:

«класс v»  названия [мужчины]     [кто?]
«класс j» — названия [женщины]
«класс b»        — названия [что?]
«класс r/d»

Исходной же для организаций «с классом v» даргинского, лакского, языков лезгинской группы следует считать трехклассную: «класс v» — «класс b» — «класс r/d» организацию, представляющую имена [кто?], во всех трех ее классах:
    кл. — названия (мужчины) [кто?];
    кл. — названия (женщины) [кто?], названия  [что?];
    кл. r/— названия (женщины) [кто?], названия  [что?].

Следует предположить, что а) пониманию под [кто?] человек (как социальное живое существо) предшествовало понимание под [кто?] человек (как живое существо), отраженное в организациях «с классом v» и современных восточнокавказских языков; б) понимание под [кто?] человек (как социальное живое существо) относится к периоду существования трехклассной: «класс v»  «класс b» — «класс r/d» организации; в) реинтерпретация [кто?] в человек (как социальное живое существо) послужила началом новых попыток приведения морфологического разделения имен на «классы» в соответствие с пониманием содержания разделения на [кто?] и [что?], давших в конечном итоге то многообразие организаций морфологического разделения имен на «классы», которое существует в восточнокавказских языках.

Особенности существующих в восточнокавказских языках организаций именных классов представляют их результатом, по крайней мере, трех последовательных этапов процесса, направленного на приведение морфологического разделения имен на «классы» в соответствие с пониманием семасиологического разделения на [кто?] и [что?].

Первый этап. Приведение существующего морфологического разделения имен на «классы» в соответствие с пониманием семасиологического разделения на [кто?] и [что?] осуществляется  в рамках организации «с классом v». Предполагается, по всей видимости, преобразовать морфологическое разделение в двухклассную организацию с одним «классом» для имен [кто?] и одним «классом» для имен [что?]. Но так как объединить в рамках морфологического разделения с «классом v» названия [мужчины] и названия [женщины] в одном «классе» было невозможно из-за действующего в нем строгого регламента на использование классификатора v- и классификатора при названиях [мужчины], результатом приведения морфологического разделения «с классом v» в соответствие с пониманием семасиологического разделения на [кто?] и [что?] в лучшем случае может стать организация «с классом v», представляющая двумя «классами» имена [кто?]: один — названия [мужчины], другой — названия [женщины] и одним «классом» имена [что?]. В аваро-андо-цезских языках, по всей видимости, это трехклассные организации «с классом v»:

«класс v»  названия [мужчины]        [кто?]
«класс j» — названия [женщины]
«класс b» — названия [живые существа, 
                                   неживая природа [что?],

в которой, при понимании под [кто?] — человек (как социальное живое существо), имена [кто?] представляются разделенными на названия [мужчины] и названия [женщины] в соответствии с разделением человека на мужчин и женщин, а сама организация морфологического разделения имен на «классы» – лишенной возможности дальнейших изменений в распределении в ней имен по «классам».

Надо полагать, что структуры трехклассных организаций «с кла-ссом v» в аваро-андо-цезских и нахских языках современных восточнокавказских языков представляют застывшие структуры сложившихся в них организаций разделения имен на «классы» на первом этапе приведения морфологического разделения имен в соответствие с семасиологическим разделением на [кто?] и [что?].

Таким образом, действующий в морфологическом разделении «с классом v» строгий регламент на использование классификатора v- и классификатора при названиях [мужчины] исключает возможность объединения имен [кто?] в один «класс» и сохраняет их представление в морфологическом разделении имен в существовавшем виде. Изменить это положение и представить имена [кто?] в одном «классе» в соответствии с семасиологическим разделением на [кто?] и [что?] возможно только в морфологическом разделении имен на «классы», не имеющем присущих морфологическому разделению «с классом v» регламентов и ограничений. Это должно быть новое морфологическое разделение.

Второй этап. Приведение морфологического разделения имен на «классы» в соответствие с пониманием семасиологического разделения на [кто?] и [что?] осуществляется созданием нового морфологического разделения, организация имен по «классам» в котором строится в соответствии с пониманием содержания семасиологического разделения на [кто?] — человек (как социальное живое существо), [что?] — все остальное. Используется в новом морфологическом разделении инвентарь (за исключением классификатора v-) морфологического разделения «с классом v». Новое морфологическое разделение имен на «классы» должно представлять, в принципе, двухклассную организацию с одним «классом» названий [кто?] [человек] (как социальное живое существо) и одним «классом» названий [что?] [все остальное]. Именно это морфологическое разделение и представляют, по всей видимости, двухклассные: «класс b» — названия [кто?], «класс r(l) или d»  —  названия [что?] организации «без класса v» в восточнокавказских языках. Другие разновидности организаций «без класса v» в них позднего происхождения.

Строгий регламент на классификатор при названиях [мужчины] в морфологическом разделении «с классом v», сохраняющийся и в современных восточнокавказских языках, исключил, по всей видимости, реализацию новой организации разделения имен на «классы» в единственном числе и она была реализована только во множественном числе. В итоге, разделение имен на «классы» в восточнокавказских (за исключением андийского) языках оказалось организованным в единственном и множественном числе по-разному:
    а) в единственном числе — в системе организаций «с классом v», представляющих названия [кто?] разделенными на названия [мужчины] и названия [женщины] в соответствии с разделением человека на мужчин и женщин;
    б) во множественном числе — в системе организаций «без класса v», представляющих разделение имен на «классы» в соответствии с семасиологическим разделением на [кто?] — человек и [что?] — все остальное.

Приведение морфологического разделения имен на «классы» в соответствие с пониманием содержания семасиологического разделения на [кто?] и [что?] не было завершено ни на первом, ни на втором этапе. Препятствием в обоих случаях служило существование строгой языковой нормы на классификатор, используемый при названиях [мужчины] в единственном числе.

Третий этап. Изменения в организациях именных «классов», сложившихся на втором этапе приведения морфологического разделения имен в соответствие с пониманием семасиологического разделения на [кто?] и [что?], не являются общими для восточнокавказских языков. В части восточнокавказских языков организации разделения имен на «классы» второго этапа сохраняются неизменными. В других языках изменения в них носят в основном индивидуальный характер. В отдельных языках можно усмотреть направленность процесса на формирование единой морфологической организации имен в единственном и множественном числе. Развитие процесса может повторить результат предшествовавших этапов в связи с тем, что причина, исключившая возможность приведения на этих этапах морфологической организации «с классом v» в соответствие с семасиологическим разделением на [кто?] и [что?], сохраняется и в современных восточнокавказских языках.