1.5. Системы грамматических классов в дидойских (цезских) языках

1.5.1. Система грамматический классов в дидойском языке
1.5.2. Система грамматических классов в хваршинском языке
1.5.3. Система грамматических классов в гинухском языке
1.5.4. Система грамматических классов в бежитинском языке
1.5.5. Система грамматических классов в гунзибском языке
1.5.6. Обобщенные схемы распределения существительных
по грамматическим классам в дидойских (цезских) языках
1.5.7. Краткие выводы


1.5.1. Система грамматический классов в дидойском языке
[62, с.43-51; 16, с.175-221; 17, с.404-420]

Грамматические классы      Группы 
В верхнеандийских говорах 
  Ед. ч.  Мн. ч.     
  I грамм. кл.     b    I   
 II грамм. кл.  j  r   II  j,  
III грамм. кл.  b    III  b
IV грамм. кл.    IV  r

В единственном числе в дидойском языке существительные распределены по четырем грамматическим классам:
    I () — названия мужчины и приравненных к нему,
   II (j— названия женщины,
  III (b— названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов,
  IV (r— названия неодушевленных предметов;

во множественном числе по двум грамматическим классам:
    I (b— названия мужчины;
   II (r— названия женщины, названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов.

Объединение существительных в группы по общности соотношения показателя грамматического класса в единственном и множественном числе совпадает с их распределением по грамматическим классам в единственном числе:
    I (, b) — названия мужчины,
   II (j, r— названия женщины,
  III (b, r— названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов,
  IV (r, r— названия неодушевленных предметов.

В единственном числе названия человека представлены двумя грамматическими классами:  I  — названия мужчины, II — названия женщины; двумя грамматическими классами представлены и названия  «вещи»: III — названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов, IV — названия неодушевленных предметов.

В дидойском языке во множественном числе повторяется, как нам представляется, исходный принцип организации существительных по грамматическим классам: мужчина — все остальное, но уже на новом уровне.


1.5.2. Система грамматических классов в хваршинском языке
[18, c.421-435; 16, c.143-174; 74, c.367-379]

Грамматические классы       Группы 
  Ед. ч.  Мн. ч.     
  I грамм. кл.      b    I  , b 
 II грамм. кл.   j     l   II  j
III грамм. кл.   b    III  bl
IV грамм. кл.   l   IV  l,  l 
       V    j,  l 
      VI    bb 

В единственном числе в хваршинском языке, как и в дидойском, существительные распределены по четырем грамматическим классам:
    ,  при инфиксальном выражении  v, (I) — названия мужчины и приравненных к нему;
    j (II) — названия женщины, названия, относящиеся к обоим полам, названия детенышей, названия некоторых
    неодушевленных предметов, «птица», «бабочка»;
    b (III) — названия большинства неразумных живых существ и неодушевленных предметов;
    l,  при инфиксальном выражении  r, (IV) — названия  многих неодушевленных предметов;

во множественном числе по двум грамматическим классам:
    b (I) — названия человека, «семья»;
    l (II) — названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов.

По общности соотношения показателя грамматического класса в единственном и множественном числах существительные в хваршинском подразделяются на шесть групп:
    , b (I) — названия мужчины,
    j, b (II) — названия женщины и названия, относящиеся к обоим полам,
    b, l (III) — названия большинства неразумных живых существ и многих неодушевленных предметов;
    l, l (IV) — названия многих неодушевленных предметов;
    j, l (V) — названия детенышей, названия  некоторых неодушевленных предметов, «птица», «бабочка»;
    b, b (VI) — «ребенок», «семья».

Названия мужчины выделены в единственном числе в самостоятельный грамматический класс; названия женщины по формальному показателю грамматического класса не дифференцированы от названий неразумных живых существ и названий неодушевленных предметов. Во множественном числе в хваршинском вторичная двухклассная система с ее характерным принципом распределения существительных: названия человека — все остальные названия.

Выделение слов «ребенок», «семья» в отдельную группу  (b, b)  не обусловлено действием особых принципов классификации. Дело в том, что в единственном числе существительные «ребенок», «семья» отнесены к грамматическому классу  b (III кл. — неразумные живые существа, неодушевленные предметы);  во множественном числе, где существительные по грамматическим классам распределен по принципу человек — все остальное, слова «ребенок», «семья» отнесены к грамматическому классу  b  — названия человека.


1.5.3. Система грамматических классов в гинухском языке
[19, с.437-454;  16, с.110-142;  75, с.91-93, 126-127]

Грамматические классы  Группы    
  Ед. ч.  Мн. ч.         
  I грамм. кл.      b    I  b    I  b 
 II грамм. кл.   j     r   II  j  II  j
III грамм. кл.   b    III  br III  jr
IV грамм. кл.   r   IV  r, r  IV  br 
           V    rr 

Существительные в гинухском языке распределены в единственном числе по четырем грамматическим классам:
     (I) — названия мужчины,
    j (II) — названия женщины и названия многих неодушевленных предметов,
    b (III) — названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов,
    (IV) — названия ряда неодушевленных предметов.

Названия женщины могут быть отнесены во множественном числе как к грамматическому классу  b, так и к грамматическому классу  r. Причины такого явления остаются невыясненными. Можно предположить, что обусловлено это либо внешним влиянием, либо дальнейшим развитием процесса унификации показателя грамматического класса имени во множественном числе (как например, в бацбийском и дидойском языках), когда названия женщины унифицированного класса названий человека (b) оформляются в унифицированном классе названий  «вещи», который, по всей видимости, обнаруживал тенденцию к употреблению в качестве унифицированного показателя класса для всех существительных во множественном числе, как например, в аварском.

Если за норму признать отнесение названий женщины во множественнном числе к грамматическому классу  r, система грамматических классов гинухского языка оказывается идентичной системе дидойского языка — существительные во множественном числе распределены по двум грамматическим классам:
    b (I) — названия мужчины,
    (II) — названия женщины, названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов.

По группам существительные объединяются в этом случае следующим образом:
    b (I) — названия мужчины,
    j(II) — названия женщины, названия неодушевленных предметов,
    b(III) — названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов,
    rr (IV) — названия неодушевленных предметов.

Если же признать за норму отнесение названий женщины во множественном числе к грамматическому классу  b, система гинухского языка оказывается идентичной системе хваршинского — существительные во множественном числе распределены, как и в первом случае, по двум грамматическим классам, но:
    b (I) — названия человека, 
    
(II) 
— все остальные названия.

По группам, устанавливаемым по общности соотношения показателя грамматического класса имени в единственном и множественном числе, существительные объединяются следующим образом:
    (I) — названия мужчины,
    jb (II) — названия женщины, 
    j(III) — названия неодушевленных предметов,
    br (IV) — названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов,
    rr (V) — названия неодушевленных предметов.

Названия мужчины выделены в единственном числе в самостоятельный грамматический класс, названия же женщины не дифференцированы по формальному показателю грамматического класса от названий неразумных живых существ и неодушевленных предметов. Во множественном числе существительные распределены по грамматическим классам в первом случае по принципу мужчина — все остальное, а во втором — человек — все остальное.


1.5.4. Система грамматических классов в бежитинском языке
[20, с.455-471; 16, с.66-109; 96, с.50-57, 114-117]

Грамматические классы       Группы 
  Ед. ч.  Мн. ч.     
  I грамм. кл.      b    I  b 
 II грамм. кл.   j     j   II  j
III грамм. кл.   b    III  bj
    IV  j,  j 

В единственном числе в бежитинском языке существительные распределены по трем грамматическим классам:
     (I) — названия мужчины,
    j (II) — названия женщины, названия неодушевленных предметов и многих неразумных живых существ, 
    b
 (III) 
— названия большинства неразумных живых существ и неодушевленных предметов;

во множественном числе по двум грамматическим классам:
    b (I) — названия человека, 
    j (II) — названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов. 

По общности соотношения показателя грамматического класса имени в единственном и множественном числах существительные в бежитинском языке подразделяются на четыре группы:
    b (I) — названия мужчины,
    j(II) — названия женщины,
    b(III) — названия большинства неразумных живых существ и  неодушевленных предметов,
    j, j (IV) — названия многих неодушевленных предметов и немногих неразумных живых существ.

Названия мужчины выделены в единственном числе в отдельный грамматический класс, названия же женщины по формальному показателю грамматического класса не дифференцированы от названий неразумных живых существ и неодушевленных предметов. Во множественном числе существительные распределены по грамматическим классам по принципу человек — все остальное.


1.5.5. Система грамматических классов в гунзибском языке
[21, с.471-487; 16, с.14-65]

Грамматические классы       Группы 
  Ед. ч.  Мн. ч.     
  I грамм. кл.      b    I  b 
 II грамм. кл.   j     r  II  j
III грамм. кл.   b    III  j, r
IV грамм. кл.   r   IV  b,
       V    r,  r 
      VI    rb 

В единственном числе в гунзибском языке существительные распределены по четырем грамматическим классам:
     (I) — названия мужчины /сюда же отнесено и malajik «ангел»/,
    j (II) — названия женщины и названия многих неодушевленных предметов,
    b (III) — названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов,
    (IV) — названия неодушевленных предметов, «ребенок»;

во множественном числе — по двум грамматическим классам:
    b (I) — названия человека, 
    r (II) — названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов.

По общности соотношения показателя грамматического класса имени в единственном и множественном числах существительные в гунзибском объединяются в шесть групп:
    b (I) — названия мужчины,
    j(II) — названия женщины,
    j(III) — названия неодушевленных предметов,
    b, r (IV) — названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов,
    r(V) — названия неодушевленных предметов, 
    r, b (VI) — «ребенок».

Названия женщины не дифференцированы по формальному показателю грамматического класса в единственном числе от названий неодушевленных предметов. Во множественном числе существительные распределены по принципу человек — все остальное.

Слово «ребенок» в единственном числе отнесено к грамматическому классу  r (названия неодушевленных предметов), а во множественном числе — к грамматическому классу  b (названия человека). Это единственное слово, выделяемое по соотношению показателя грамматического класса в единственном и множественном числе в группу   r, b.


1.5.6. Обобщенные схемы распределения существительных
по грамматическим классам в дидойских (цезских) языках

1.5.6.1. Схема распределения существительных по грамматическим классам
в дидойских (цезских) языках в единственном числе:

       дидойский
хваршинский
гинухский
бежитинский
гунзибский
   Названия мужчины 
j       дидойский  Названия женщины 
гинухский
гунзибский 
   Названия женщины,
названия неодушевленных предметов
бежитинский     Названия женщины,
названия неодушевленных предметов,
названия неразумных живых существ
хваршинский     Названия женщины,
названия неодушевленных предметов,
названия, относящиеся к обоим полам,
названия детенышей,
«птица», «бабочка»
b       дидойский
хваршинский
гинухский
бежитинский
гунзибский
   Названия неразумных живых существ,
названия неодушевленных предметов
r       дидойский
хваршинский
гинухский
гунзибский
    Названия неодушевленных предметов,
«ребенок»


1.5.6.2. Схема распределения существительных по грамматическим классам
в дидойских (цезских) языках во множественном числе:

b      дидойский
гинухский
    Названия мужчины 
хваршинский     +  «семья»
бежитинский
гунзибский
Названия человека
r      дидойский
гинухский
    Названия женщины,
названия неразумных живых существ,
названия неодушевленных предметов 
l  хваршинский     Названия неразумных живых существ,
названия неодушевленных предметов 
j  бежитинский
r  гунзибский


1.5.6.3. Схема распределения существительных по группам, устанавливаемым по общности показателя
грамматического класса имени в единственном и множественном числе в дидойских (цезских) языках:

b        дидойский
хваршинский
гинухский
бежитинский
гунзибский 
   Названия мужчины 
jr       гинухский      Названия женщины,
названия неодушевленных предметов
дидойский     Названия женщины
jb       бежтинский
гунзибский
хваршинский     Названия женщины,
названия, относящиеся к обоим полам
br       дидойский
гунзибский
    Названия неразумных живых существ,
названия неодушевленных предметов
bl    хваршинский
bj    бежитинский
jr       гинухский
гунзибский      Названия неодушевленных предметов
rr       дидойский
гинухский
гунзибский
ll    хваршинский
jj    бежитинский      Названия неодушевленных предметов,
названия немногих неразумных живых существ
jl    хваршинский      Названия детенышей,
названия некоторых неодушевленных предметов,
«бабочка», «птица»
rb    гунзибский   «ребенок»
bl    хваршинский   «ребенок», «семья»


1.5.6.4. Обобщенная схема распределения существительных по грамматическим классам
в дидойских (цезских) языках в единственном числе:

дидойский



хваршинский


гинухский
гунзибский


бежитинский 
        мужчина j женщина b    неразумн.
живые сущ.,
неодуш.
предметы
r    неодуш.
предметы,
«ребенок»
j     женщина,
названия, относящиеся
к обоим полям,
детеныши,
неодуш. предметы,
«птица», «бабочка»
j     женщина,
неодуш. предметы 
j     женщина,
неодуш. предметы
неразумн. живые
существа 


1.5.6.5. Обобщенные схемы распределения существительных по грамматическим классам
в дидойских (цезских) языках во множественном числе

дидойский b

b
    мужчина r

r
    женщина,
неразумн. живые сущ.,
неодуш. предметы
гинухский
хваршинский b

b

b
    человек;
«семья»
l

j

r
    неразумн. живые сущ.,
неодуш. предметы
бежитинский
гунзибскиий


1.5.6.6. Обобщенная схема распределения существительных по группам, устанавливаемым
по общности соотношения показателя грамматического класса имени в единственном и
множественном числе в дидойских (цезских) языках

гинухский b     мужчина  j, r женщина,
неодуш. предм.
 j, r    неразум.
живые
существа,
неодуш.
предм.
 r, r    неодуш.
предм.
хваршинский b   j, b женщина,
назв., отнес.
к обоим полам
 b, l  l, l  j, l детеныши,
неодуш.
предметы,
«бабочка»,
«птица»
дидойский b  j, r    женщина  b, r  r, r


бежитинский b  j, b  b, j  l, l неодуш.
предметы,
неразумн.
жив. сущ.
гунзибский b  j, b  j, r неодуш.
предметы
 b, r неразумн.
жив. сущ.
неодуш.
предметы
 r, r неодуш.
предметы

В гунзибском   «ребенок»   r,,    в хваршинском  «ребенок», «семья»   b, l .

В более обобщенном виде приведенные схемы примут соответственно вид:

1.5.6.7.

дидойский    муж. жен.    НЖС
НП
   НП
хваршинский    
жен.
ОКОП
детеныши
НП
гинухский
гунзибский
    жен., НП
бежитинский     жен.
НП
НЖС

1.5.6.8.

дидойский
гинухский
    муж.     жен.
НЖС
НП
бежитинский
хваршиский
гунзибский
    чел.     НЖС
НП

1.5.6.9.

гинухский    муж. жен.
НП
     НЖС
НП
  НП
хваршинский жен.
ОкОП
дет.
НП
дидойский    жен.
бежитинский НП
НЖС
НЖС
НП
гунзибский НП НП


1.5.7. Краткие выводы

    1. В единственном числе в дидойском, хваршинском, гинухском и гунзибском языках представлены четырехклассные системы грамматических классов, в бежтинском — трехклассные.

    2. В единственном числе во всех во всех дидойских языках названия мужчины не имеют, в отличие от всех остальных существительных, формального показателя грамматического класса (), т.е. классные слова при названиях мужчины не принимают классный экспонент — выступают как неклассные. Отсутствие в классных словах префиксального классного показателя, когда они выступают при названиях мужчины, следует считать вторичным. По каким-то причинам показатель грамматического класса названий мужчины здесь упразднен, на что указывает тот факт, что в этих же языках при инфиксальном выражении при названиях мужчины выступает показатель  v, который следовало ожидать в классных словах при этих именах и при префиксальном выражении грамматического класса.

Названия женщины выделены в отдельный грамматический класс только в дидойском (j); в хваршинском, гинухском, гунзибском, и бежитинском языках названия женщины не дифференцированы по формальному показателю грамматического класса от названий неодушевленных предметов и неразумных живых существ (j).

    3. К третьему грамматическому классу (b) в единственном числе отнесены во всех указанных языках названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов, а к четвертому грамматическому классу (r) в дидойском, хваршинском, гинухском, гунзибском — названия неодушевленных предметов. В бежитинском четвертый грамматический класс в единственном числе упразднен.

    4. Во множественном числе во всех дидойских языках двухклассная система грамматических классов: грамматический класс  b  в дидойском и гинухском — названия мужчины, грамматический класс   — все остальные названия /названия женщины, названия неразумных живых существ и неодушевленных предметов/. В хваршинском, бежитинском и гунзибском языках к грамматическому классу  b  отнесены названия человека, а все остальные названия ко второму грамматическому классу (в хваршинском  l, в бежитинском  j, в гунзибском  r).