1.4. Системы грамматических классов в аварско-андийских языках

1.4.1. Система грамматических классов в аварском языке
1.4.2. Система грамматических классов в андийском языке
1.4.3. Система грамматических классов в ботлихском языке
1.4.4. Система грамматических классов в годоберинском языке
1.4.5. Системы грамматических классов в годоберинском, каратинском,
           ахвахском, багвалинском и тиндинском языках
1.4.6. Система грамматических классов в чамалинском языке
1.4.7. Обобщенные схемы распределения существительных
           по грамматическим классам в аварско-андийских языках

1.4.1. Система грамматических классов в аварском языке
 [150; 141, с. 97-105; 107; 95, с. 255-271; 31, с. 311-330; 14, с. 48-63]

Грамматические классы  Группы 
Ед. ч.  Мн. ч.   
 I грамм. кл.  v             r v,
II грамм. кл.  j,
III грамм. кл.  b,

В аварском языке существительные распределены в единственном числе по трем грамматическим классам: 
— названия мужчины и приравненных к нему ( ), 
II — названия женщины ( ),
III — все остальные названия ( ).
При всех существительных во множественном числе в соотнесенных с ними классных словах показатель r).

Исторически в аварском предполагается четырехклассная система грамматических классов. В единственном числе четвертый грамматический класс упразднен. Существительные четвертого грамматического класса оформлены в грамматическом классе  b. Полагают, что показатель четвертого грамматического класса  d  сохранен в роли классного показателя во множественном числе ( < ), а в застывшем виде его находят и в отглагольных существительных, например, roti  «любовь» и др.

Принципы распределения существительных по грамматическим классам в единственном числе в аварском языке предельно простые: названия мужчины — названия женщины — все остальные названия. Во множественном числе все существительные оформлены в грамматическом классе  r. Классный экспонент  r  в составе классных слов, соотнесенных с именем в форме множественного числа, несмотря на его постоянство, осознается говорящими как переменный классный показатель, что объясняется, по всей вероятности, его оппозицией в тех же классных словах переменным классным экспонентам при существительных в единственном числе.

Отдельного грамматического класса названий человека в аварском языке нет. В единственном числе названия человека отнесены к двум грамматическим классам — названия мужчины (показатель v), названия женщины (показатель j), но есть самостоятельный класс названий «вещи» — все названия  «вещи» в единственном числе оформлены в грамматическом классе  b.


1.4.2. Система грамматических классов в андийском языке
 [140, с. 92-109; 139, с. 276-292; 137, с. 427-433]

Грамматические классы      Группы 
В верхнеандийских говорах 
  Ед. ч.  Мн. ч.     
  I грамм. кл.  v  v    I  v
 II грамм. кл.  j  j   II  j
III грамм. кл.  b  b  III  b
      IV  b
IV грамм. кл.  r  r   V  r

В нижнеандийских говорах 
  Ед. ч.  Мн. ч.     
  I грамм. кл.  v  v    I  v
 II грамм. кл.  j  j   II  j
III грамм. кл.  b  b  III  b

Характерная особенность андийского языка — во множественном числе все существительные оформлены, как правило, в том же грамматическом классе, что и в единственном числе.
В верхнеандийских говорах существительные распределены в обоих числах по четырем грамматическим классам.

В единственном числе:
    v (I) — названия мужчины и приравненных к нему,
    j (II) — названия женщины,
    b (III) — все названия неразумных живых существ и части неодушевленных предметов,
    r (IV) — названия неодушевленных предметов.

В рикванинском говоре к грамматическому классу  r (IV) отнесены и названия насекомых.

Во множественном числе:
    v (I) — названия мужчины,
    (II) — названия женщины и названия неразумных живых существ (= названия одушевленных предметов,
               за исключением названий мужчины),
    b (III) — названия части неодушевленных предметов,
    r (IV) — названия неодушевленных предметов, не вошедших в грамматический класс  b (III).

В верхнеандийских говорах определенная часть существительных отнесена в единственном и множественном числах к разным грамматическим классам. По общности соотношения показателя грамматического класса имени в единственном и множественном числе, существительные в верхнеандийских говорах могут быть объединены в пять групп:

    vv (I) — названия мужчины и приравненных к нему,
    jj (II) — названия женщины,
    bj (III) — все названия неразумных живых существ,
    bb (IV) — названия неодушевленных предметов,
    rr (V) — названия неодушевленных предметов.   

В рикванинском говоре выделяется и  rj (VI) группа, включающая преимущественно названия насекомых.

Таким образом, в верхнеандийских говорах названия мужчины и названия женщины выделены по показателям в единственном числе в отдельные грамматические классы. И по соотношению формальных показателей в единственном и множественном числе их можно объединить в две самостоятельные группы ( v— названия мужчины;  jj  — названия женщины). Во множественном числе по формальному показателю грамматического класса названия женщины  ( j ) и названия неразумных живых существ  ( j ) не дифференцированы.

В нижнеандийских говорах в обоих числах существительные распределены по трем грамматическим классам.

В единственном числе:
    v (I) — названия мужчины и приравненных к нему,
    (II) — названия женщины,
    b (III) — все остальные названия.

Во множественном числе существительные отнесены к тому же грамматическому классу, что и в единственном, в результате чего объединение существительных в группы совпадает с их распределением по грамматическим классам.

Система грамматических классов в нижнеандийских говорах в единственном и множественном числах идентична системе грамматических классов в единственном числе в аварском языке.

В мунибском говоре при классификации по префиксальному классному показателю существительные распределены по трем грамматическим классам, как и в остальных нижнеандийских говорах, при классификации же по суффиксальному показателю — по двум грамматическим классам:  I — названия человека ( j ), II — все остальные названия ( v < b ).

Четырехклассная система верхнеандийских говоров отражает более архаичное состояние распределения существительных по грамматическим классам. В нижнеандийских говорах эта система упрощена в трехклассную (названия мужчины — названия женщины — все остальные названия), а в мунибском говоре и в двухклассную (названия человека — все остальные названия).


1.4.3. Система грамматических классов в ботлихском языке
 [34, с. 29-60; 35, с. 293-306]

Грамматические классы        Группы 
  Ед. ч.  Мн. ч.     
  I грамм. кл.  v  r    I  v
 II грамм. кл.  j  b   II  j
III грамм. кл.  b    III  br(ln)
 

IV  bb(m) 

В единственном числе существительные распределены в ботлихском языке по трем грамматическим классам:
    (I) — названия мужчины и приравненных к нему,
    j (II) — названия женщины,
    b (III) — все остальные названия.

Во множественном числе они распределены по двум грамматическим классам:
    r(l) (I) — названия одушевленных предметов,
    b(m(II) — названия неодушевленных предметов.

По соотношению показателей грамматического класса имени в единственном и множественном числах, существительные в ботлихском языке можно подразделить на четыре группы:
    vr (I)  — названия мужчины,
    j(II) — названия женщины,
    (ln)  (III) — названия неразумных живых существ,
    b(m) (IV) — названия неодушевленных предметов.

Четвертый грамматический класс ( r ) в единственном числе упразднен. Его показатель  ( ) сохранен во множественном числе в качестве классного показателя для названий одушевленных предметов.

Таким образом, в ботлихском языке существительные распределены по грамматическим классам следующим образом: в единственном числе — названия мужчины — названия женщины — все остальные названия; во множественном числе — названия одушевленных предметов — названия неодушевленных предметов.

При объединении же в группы по общности соотношения показателя грамматического класса в единственном и множественном числе они оказываются организованными следующим образом: названия мужчины — названия женщины — названия неразумных живых существ — названия неодушевленных предметов.


1.4.4. Система грамматических классов в годоберинском языке
 [120, с. 40-41; 73-80, 113-119; 39, с. 307-321]

Грамматические классы        Группы 
  Ед. ч.  Мн. ч.     
  I грамм. кл.  v  b   I  v
 II грамм. кл.  j  r   II  j
III грамм. кл.  b    III  br

В единственном числе существительные распределены в годоберинском языке по трем грамматическим классам:
    (I) — названия мужчины и приравненных к нему,
    j (II) — названия женщины,
    b (III) — все остальные названия.    

Во множественном числе по двум грамматическим классам:
    b (I) — названия человека,
    r (II) — все остальные названия.

Объединение существительных в группы по общности соотношения показателя грамматического класса в единственном и множественном числе совпадает с их распределением по грамматическим классам в единственном числе:
    vb (I) — названия мужчины,
    j(II) — названия женщины,
    b, r (III) — все остальные названия.

В единственном числе упразднен четвертый грамматический класс (r). Существительные бывшего грамматического класса 
r  в единственном числе оформлены в грамматическом классе  b. Исторически показатель четвертого грамматического класса сохранен во множественном числе — показатель названий «вещи», а также в застывшем виде в отдельных выражениях / ai «огонь» (грамм. кл.  b), но  ai rik«зажег огонь», вместо ожидаемого  ai bia /.

Таким образом, существительные в годоберинском языке распределены по грамматическим классам следующим образом: в единственном числе — названия мужчины — названия человека — все остальные названия. Объединение существительных в группы совпадает с распределением их по грамматическим классам в единственном числе.


1.4.5.
 Системы грамматических классов в годоберинском, каратинском, ахвахском,
багвалинском и тиндинском языках идентичны друг другу [78, с. 322-335; 79, с. 41-51; 80, с. 336-350; 81, с. 32-50; 36, с. 351-367; 37, с. 50-56; 38, с. 368-383; 29, с. 365-370].В силу этогообстоятельства системы каратинского, ахвахского, багвалинского и тиндинского языков отдельно не рассмотрены.

В ахвахском классная отнесенность имени в части глаголов представляется выраженной и гласными, но таких глаголов немного и, кроме того, принцип не выдерживается последовательно: 

Единственное число       
I    uxeri
guari      oxiri goari
     «дал»  «проснулся» 
II   ixeri     
giari 
III  oxeri
goari     exiri
geari 

Единственное число       
I    wuurul"a  wourul"a  woturl"a  wuurul"a  wal"orul"a 
    «делить»  «наполнять»  «просеивать»   «катать»  «смять» 
II   jiurul"a
jeurul"a
jeturul"a        juurul"a
jal"orul"a      
III  biurul"a
beurul"a
boturul"a  buurul"a
bal"orul"a 
Множественное число       
I   baurul"a
beurul"a
boturul"a  buurul"a
bal"orul"a 
II  riurul"a
reurul"a
roturul"a   ruurul"a
ral"orul"a 
[Подробно см.: 81, с. 32-43]

Подобное же явление имеет место в годоберинском (120) и диалектах (говорах) аварского языка (107). Вторичный характер зависимости гласного в классных словах от соотнесенного с ним имени не вызывает сомнения, но природа явления не изучена и во многом представляется неясной. Решение вопроса осложняется тем, что: 1) наблюдается только в небольшой части глаголов (как классных, так и неклассных);  2) распространяется не на все гласные и не представляет строго последовательной системы. Если это явление увязывать с отражением организации имени, то речь может идти об оппозиции форм отдельно взятого глагола.


1.4.6. Система грамматических классов в чамалинском языке
[15, с. 22-26, 56-60, 75-81; 82, с. 384-399]

Грамматические классы       Группы 
  Ед. ч.  Мн. ч.     
  I грамм. кл.  v  b    I  v
 II грамм. кл.  j  j   II  j
III грамм. кл.  b  (→ m)  III  b, b
IV грамм. кл.  d (→ jnl)  [152, с. 11]  IV  jj 
       V    (j, l), j 

В чамалинском языке существительные распределены по четырем грамматическим классам в единственном числе:  v (I) — названия мужчины; названия женщины отнесены к грамматическому классу  j,  названия неразумных живых существ, неодушевленных предметов и отвлеченных понятий распределены между   (II),  b (III)  и d (IV)  грамматическими классами. Критерии отнесения названий «вещи» к тому или другому грамматическому классу неясны. Во множественном числе существительные распределены по двум грамматическим классам:  (I) — названия человека,   j (II) — все остальные названия.

Вопрос о количестве групп существительных, устанавливаемых по соотношению показателей в единственном и множественном числе остается в чамалинском не выясненным из-за вариантности показателей названий «вещи». Их может быть пять и больше. Первые две группы включают названия человека:  vb (I) — названия мужчины,  jb (II) — названия женщины.

Система грамматических классов в чамалинском языке в единственном числе представляется близкой к системам, представленным в единственном числе в чеченском и ингушском.


1.4.7. Обобщенные схемы распределения существительных
по грамматическим классам в аварско-андийских языках

1.4.7.1.  Схема распределения существительных по грамматическим классам
в аварско-андийских языках в единственном числе:

v     аварский
андийский
ботлихский
годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский
   Названия мужчины и приравненных к нему 
   аварский
андийский
ботлихский
годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский 
   Названия женщины 
b     аварский
андийский
ботлихский
годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский 
   Названия неразумных живых существ
и неодушевленных предметов 
r      андийский (в. г.)
андийский (р. г.) 
    Названия неодушевленных предметов
Названия неодушевленных предметов
и названия насекомых 

1.4.7.2. Схема распределения существительных по грамматическим классам
в аварско-андийских языках во множественном числе:

v    андийский (в. г.)   Названия мужчины и приравненных к нему 
j      андийский (в. г.)
 
андийский (н. г.)
      Названия женщины,
названия неразумных живых существ
Названия женщины 
b     годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский 
    Названия человека 
ботлихский
андийский (в. г.) 
    Названия неодушевленных предметов 
андийский (н. г.)      Названия неразумных живых существ
и неодушевленных предметов 
r     аварский    Все названия 
годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский 
    Названия неразумных живых существ
и неодушевленных предметов 
андийский (в. г.)    Названия неодушевленных предметов 
андийский (н. г.)      Названия неодушевленных предметов, 
названия насекомых 
ботлихский      Названия одушевленных предметов 
(названия человека и неразумных живых существ) 


1.4.7.3. Схема распределения существительных по группам, устанавливаемым по общности
соотношения показателя грамматического класса имени в единственном и множественном числе
в аварско-андийских языках:

v, v    андийский      Названия мужчины и приравненных к нему 
vb       годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский 
vr       аварский
ботлихский
j, j андийский      Названия женщины 
jb       годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский 
j, r       аварский
ботлихский 
bb       андийский (в. г.)
ботлихский
     Названия неодушевленных предметов 
андийский (н.г.)      Названия неразумных живых существ,
неодушевленных предметов 
b, r      аварский
годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский 
ботлихский       Названия неразумных живых существ 
b, j    андийский (в. г.) 
r, r    андийский (в. г.)    Названия неодушевленных предметов 
r,   андийский (р. г.)    Названия насекомых 

1.4.7.4. Обобщенная схема распределения существительных по грамматическим классам
в единственном числе в аварско-андийских языках

аварский
ботлихский
годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский
андийский (в.г.)
андийский (н.г.) 
         v



  мужчина 
         j



  женщина 
             b



  неразумн. живые существа,
  неодуш. предметы 
  


     
    — 
  r    неодуш. предметы 
 андийский (м.г.)          мужчина           женщина*     — 
   j                  ч е л о в е к** 
       
  *При классификации по префиксальному показателю.           н.г.  — нижнеандийские говоры               
 **При классификации по суффиксальному показателю.          в.г.  — верхнеандийские говоры      м.г. — мунибский говор 

1.4.7.5. Обобщенная схема распределения существительных по грамматическим классам 
во множественном числе в аварско-андийских языках

аварский
андийский (в.г.)

андийский (н.г.)
годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский
ботлихский 
       для всех существительных 
   v
       мужчина 
   j   женщина,
       неразумные живые существа
  b  неодуш.
      предметы
  r  неодуш.
      предметы
   j   женщина      r
 
  неразумные 
  жив. существа,
  неодуш. предметы
 —   — 
       b 

                ч е л о в е к
           о д у ш е в л е н н ы е     r                                          н е о д у ш е в л е н н ы е     b 

1.4.7.6. Обобщенная схема объединения существительных в группы по общности соотношения показателя грамматического класса имени в единственном и множественном числе

аварский
годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский
андийский (н.г.)
андийский (в.г.)

ботлихский 
v, r
v, b
v, b
v, b
v, b
v, b
v, v
v, b

v
, r
  мужчина  j, r
j, b
j, b
j, b
j, b
j, b
j, j
j, j

j
, r
  женщина  b, r
b, r
b, r
b, r
b, r
b, r
b, r
   неразумные
живые существа
неодуш. предметы 
 —   — 
b, j

b
, j
    неразумн. живые существа  b, b

b
, b
   неодуш.
предм. 
r, r  неодуш.
        предм.

В более обобщенном виде приведенные схемы примут соответственно вид: 

1.4.7.7.

аварский
ботлихский
годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский
андийский (н.г.)

 андийский (в.г.)
муж. жен. НЖС
и
НП 
—  
НП 

1.4.7.8.

аварский     Один показатель для всех существительных 
андийский (в.г.)
андийский (н.г.)
годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский
   муж. жен. и НЖС НП НП
жен.   НЖС
и
НП 
   
   чел.
ботлихский     одушевленные — неодушевленные

1.4.7.9.

аварский
годоберинский
каратинский
ахвахский
багвалинский
тиндинский
андийский (н.г.)
андийский (в.г.)

ботлихский
  муж.   жен.   НЖС
и
НП
   
  НЖС   НП НП


Условные обозначения:

жен. —  названия женщины
муж. — названия мужчины
чел.  — названия человека
НЖС — названия неразумных живых существ
НП    — названия неодушевленных предметов


1.4.7.10. Краткие выводы

   1. В языках аваро-андийской подгруппы (за исключением чамалинского) в единственном числе представлена трехклассная система грамматических классов, в которой названия человека представлены двумя грамматическими классами  / I (v) — названия мужчины, II (j) — названия женщины/, а названия «вещи» — одним грамматическим классом (b).

Четырехклассная система грамматических классов представлена в верхнеандийских говорах андийского языка, в нижнеандийских говорах — трехклассная система; в мунибском говоре — трехклассная система при классификации по префиксальному показателю, двухклассная при классификации по суффиксальному показателю.

    2. Исследованиями установлено, что исторически во всех аварско-андийских языках в единственном числе существительные были распределены по четырем грамматическим классам. Четырехклассная система  сохранена в верхнеандийских говорах андийского языка, в которых процесс упразднения четвертого грамматического класса не завершен. В нижнеандийских же говорах четырехклассная система упростилась в трехклассную. Названия неодушевленных предметов, относившиеся к четвертому грамматическому классу (r), включены в третий грамматический класс. Показатель четвертого грамматического класса сохранен во множественном числе.

    3. Тенденцию к упрощению трехклассной системы грамматических классов в единственном числе в двухклассную обнаруживает мунибский говор андийского языка — при классификации по префиксальному показателю существительные здесь распределены по трем грамматическим классам (названия мужчины — названия женщины — все остальные названия), при классификации же по суффиксальному классному показателю — по двум грамматическим классам (названия человека — все остальные названия).

    4. В распределении существительных по грамматическим классам во множественном числе аварско-андийские языки обнаруживают существенные различия в количестве грамматических классов, а также в принципах распределения по ним существительных.

В аварском языке все существительные во множественном числе отнесены к грамматическом классу  r  (исторически показатель четвертого грамматического класса). Грамматический класс существительного во множественном числе в аварском унифицирован.

В годоберинском, каратинском, ахвахском, багвалинском, тиндинском языках существительные во множественном числе распределены по двум грамматическим классам: I (v) — названия человека,  II (j) — все остальные названия. Принцип распределения: человек — все остальное.

В андийском языке представлены трехклассная и четырехклассная системы. В нижнеандийских говорах названия человека представлены двумя грамматическими классами: I (v) — названия мужчины, II (j) — названия женщины; названия «вещи» отнесены к грамматическому классу  b (трехклассная система, представленная практически во всех аврско-андийских языках в единственном числе). В верхнеандийских говорах к I (v) грамматическому классу отнесены названия мужчины; названия женщины и названия неразумных живых существ не дифференцированы по формальному показателю (j); к III (b) и IV (r) грамматическим классам отнесены названия неодушевленных предметов. В рикванинском говоре к IV (r) грамматическому классу отнесены и названия насекомых.

Своеобразие представляет ботлихский язык. Во множественном числе существительные здесь распределены по двум грамматическим классам: I (r) — названия одушевленных предметов, II (b) — названия неодушевленных предметов.

   5. Объединение существительных в группы по общности соотношения показателя грамматического класса имени в единственном и множественном числе практически совпадает с распределением их по грамматическим классам в единственном числе. Названия человека во всех аварско-андийских языках распределены по двум группам: I ( v, v;  v, r;   v, b ) — названия мужчины, II ( j, j;  j, r;  j, ) — названия женщины. Названия «вещи» (названия неразумных живых существ, названия неодушевленных предметов, отвлеченных понятий) объединяются в аварском, годоберинском, каратинском, ахвахском, багвалинском, тиндинском и нижнеандийских говорах андийского языка в одну группу ( b, b;  
b, ), в верхнеандийских говорах андийского языка они распределены по трем группам: III (b, j) — названия неразумных живых существ; IV (b, b),  V (r, r) — названия неодушевленных предметов; в ботлихском по двум группам: III (b, r) — названия неразумных живых существ, IV (b, b) — названия неодушевленных предметов.

   6. Во всех аварско-андийских языках с трехклассной системой грамматических классов в единственном числе названия мужчины маркированы показателем  v, названия женщины — показателем  j, все остальные названия — показателем  b.

В верхнеандийских говорах, в которых четырехклассная система грамматических классов в обоих числах, показателем   b маркированы названия неразумных живых существ и часть названий неодушевленных предметов, показателем   r — названия неодушевленных предметов.

   7. Названия человека маркированы во множественном числе показателем  b  в годоберинском, каратинском, ахвахском, багвалинском и тиндинском языках.